Распечатать: Да, азиопы мы, а не Иваны, не помнящие родства... РаспечататьОставить комментарий: Да, азиопы мы, а не Иваны, не помнящие родства... Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Да, азиопы мы, а не Иваны, не помнящие родства... Посмотреть комментарии

26 ноября 2004

ПЕРВАЯ ПОЛОСА

Да, азиопы мы, а не Иваны, не помнящие родства...

    Как известно, решением Законодательного собрания ЖК КР 23 ноября дипломаты исключены из категории граждан Кыргызстана, имеющих право принимать участие в парламентских и президентских выборах. В процессе обсуждения этого вопроса в стенах парламента Дооронбек Садырбаев обратился к коллегам с пламенной речью в защиту достойнейших сыновей и дочерей кыргызского народа, представляющих интересы страны за рубежом. Однако его поддержали всего 13 законодателей. Сегодня мы публикуем полный текст выступления Д. Садырбаева.
    Уважаемые депутаты!
    Я решил сегодня ударить по всем нам не партийным, не фракционным, не оппозиционным, а целым блоком, а именно — Александром Блоком, но моим перефразом: “Да, азиопы мы, но не Иваны, не помнящие родства!..”.
    Поэтому перехожу сразу к существу вопроса. На прошлом заседании президент республики устами своего представителя в Законодательном собрании господина Муратбека Укушева дал нам свою версию понятия “экстерриториальность”. Грубо говоря, в очередной раз повесили всем нам на уши новокыргызское спагетти аманбаевской растяжки. Складывается впечатление, что президент или не знаком с общепринятыми международными нормами, или умышленно вводит всех нас в заблуждение. На самом деле все обстоит гораздо серьезнее. Я не поленился и перелопатил за эти дни всю справочно–энциклопедическую литературу. И вот что я обнаружил. Во всех словарях иностранных слов, в том числе в “Словаре русского языка” Сергея Ивановича Ожегова, конкретно сказано: “Экстерриториальность (латинское “ex” означает из или вне + “territorialis” — это находящийся на территории) — особые преимущества (неприкосновенность личности и жилища, неподсудность местным уголовным и гражданским судам, освобождение от повинностей и налогов), взаимно предоставляемые государствами иностранным дипломатическим представителям”.
    О чем это говорит? Во–первых, экстерриториальность — это территория какой–то страны в полном ее объеме, но в другом государстве. Любое посягательство на эту экстерриториальность автоматически является вторжением в чужую страну, объявлением войны другому государству. Из этого логически вытекает, что, во–вторых, гражданин, проживающий на экстерритории, сохраняет все права и обязанности своего государства, более того — он, можно сказать, адекватен уровню целой страны. В–третьих, полномочный представитель в данном случае никуда не переезжает, то есть не меняет своего постоянного местожительства. В этом суть понятия “экстерриториальность”. Все остальное — от лукавого. И если сегодня мы посягаем на права собственных граждан, то мы автоматически посягаем на суверенность собственной страны.
    В–четвертых, дорогие мои законодатели, толкователи будущих судеб граждан нашей страны, вот что читаем в определении со стороны администрации президента “К вопросу об участии послов в выборах в Жогорку Кенеш”, где черным по белому утверждается умопомрачительное: “Таким образом, территория посольств и консульских учреждений Кыргызской Республики, образованных за ее пределами, например, в Российской Федерации, Турецкой Республике, США и т. д., не является территорией Кыргызской Республики”.
    Здравствуйте, господа, с приездом...
    Из этого следует, что наши посольства можно считать обычным офисом какой–то коммерческой фирмы и практически Кыргызстан как государство, получается, просто–напросто в мгновение ока исчезает с политической арены мира. Даже вшивый налоговый инспектор любой страны может с полпинка командовать на этой территории, то есть на нашей с вами кыргызской территории! Или мы хотим, чтобы с нами поступали так? Я думаю, что все мы не хотим этого. Поэтому лучше пусть пацаны из президентской администрации еще раз покопаются в документах, касающихся международных взаимоотношений, может быть, хоть на этот раз им удастся не подставлять своего босса.
    А теперь, к сожалению, перехожу к самому неприятному для меня. Почему, спросят многие, я, Дооронбек Садырбаев, вдруг встал сегодня на защиту моих потенциальных противников, которые в свое время были активными винтиками в бульдозере самого жестокого всекыргызского режима новых большевиков? Это те самые винтики, которые, воспользовавшись нетрезвым состоянием моего горемычного народа, опьяненного наивной верой в наступившее счастливое будущее, полное свободы и счастья, совершили тихий, ползучий — не переворот, а поворот к попранию и удушению этой самой веры, этого самого счастья, этой самой свободы!
    “Ни одно доброе дело не остается безнаказанным”, — заметил как–то известный американский дипломат и литератор Люс Клэр. Эта “святая троица”, я имею в виду М. Шеримкулова, У. Сыдыкова, М. Абылова, в свое время прекрасно услужила своему господину в ущерб становлению основ демократии в республике. И сегодня они имеют то, что имеют — это и есть та истинная цена за их деяния в прошлом. Я искренне удивляюсь тому, что есть еще в нашем государстве наивные политики, чиновники, бизнесмены, которые до сих пор верят в чудо: он и только он незаменимый, только он — презерватив многоразового использования. Успокойтесь, господа хорошие, на то и нужен презерватив, чтобы его использовать один раз и выкинуть.
    И мне абсолютно понятно сегодня, почему до сих пор сидит осужденный Феликс Кулов, который в свое время верой и правдой служил своему хозяину. Ничего иного и не могло быть. Но мне абсолютно непонятно, почему режим время от времени подбрасывает в стан настоящей оппозиции своих одноразовых соратников. Лично я уважал и уважаю человеческие честь и достоинство каждого из них, готов, если потребуется, оказать всяческую поддержку как в материальном, так и в правовом плане. Готов и к другим формам сотрудничества. Но называть их лидерами кыргызской оппозиции, в том числе и Феликса Шаршенбаевича, простите, я не могу. Это будет равносильно тому, чтобы кивать на корову и утверждать — это паровоз. Так не бывает. Поэтому я прошу не путать свою мусорную урну с чужой. Извините, как говорится, подвиньтесь. Все одноразовые служители режима никогда не были и не будут в рядах настоящей оппозиции. Именно от них, которые в свое время были ушами, глазами, руками и ногами режима А. Акаева, вдоволь натерпелась всего и вся истинная кыргызстанская оппозиция: прошла и через клевету, оскорбления, через разгон мирных демонстраций дубинками и через многое, многое другое, вплоть до автоматных выстрелов. Так что в этом вопросе давайте вещи называть своими именами.
    Но вернемся, уважаемые депутаты, к “святой троице”.
    Медеткан Шеримкулов — один из отцов–основателей новейшей кыргызской государственности. Это он один из первых искренне поверил первому президенту и самолично вручил ему из рук в руки скипетр полновластных полномочий, распустив “легендарный парламент”. А потом вместо работы с избирателями–земляками бродил по странам Европы, как призрак будущего всего окружения тихого ползучего авторитаризма. Теперь у блестящего дипломата, политика центристского толка осталось только одно право: право выбора между народом и правителем, между борьбой и забвением, которое уготовано ему в виде профессорской старости в каком–нибудь турецком университете, подальше от друзей — карабахских азербайджанцев и армян, подальше от собственного народа.
    Усен Сыдыков. Я знаю его столько, сколько Всевышний дал ему гостить в этом подлунном мире, а мы все здесь гости, в том числе и наш правитель — и не будем забывать об этом никогда. Так вот, Усен Сыдыков, и об этом знают многие, мог несколько раз в силу тех сложившихся обстоятельств, а также в силу своих возможностей решить судьбу Аскара Акаева по–иному. И народ наш, и страна, и мир никогда бы не узнали Акаева как первого президента суверенного Кыргызстана, если бы Усен Сыдыков повел себя по–другому. Но он повел себя так, как надо. А потому, будучи в ближайшем окружении, и он получал, как и все остальные, свою долю на жизнь во имя служения режиму. Но, как говорится, сыр никогда не бывает бесплатным, за все в этой жизни приходится платить. И всех, кто сегодня и завтра втягивается в этот ближний круг, ждет неминуемое — приближают, обнимают, прижимают и просят только для того, чтобы вытереть ноги и выбросить на улицу. В этом и есть сущность любой авторитарной власти, ибо такая власть не терпит суеты: она, как бездушная машина, перемалывает и академические знания, и интеллект, и ленинградское воспитание, перед ней не могут устоять ни Эрмитаж, ни Русский музей, ни всемирные театры, потому что все благородное и чистое, которое передается человеку с молоком матери, не стоит одного — вечной власти над миллионами людей.
    И Аскар Акаев, который попал на эту удочку, не один такой. Их в нашей современной Азиопии еще бесконечное множество. И все они на одно лицо, и у всех у них одни и те же методы, у всех у них одна и та же проблема, как говорят в народе: “В карманах густо, а в казне — пусто...”.
    Что же касается самого младшего из этой “святой троицы” — М. Абылова, то ему и вовсе грех жаловаться на свое прошлое. За то, что он в 1995 году блестяще провел шулерскую партию под названием “очередные выборы выбранного президента”, он за одну ночь превратился из старшего лейтенанта запаса в генерала — министра по чрезвычайным ситуациям. Как в сказке. Но в каждой сказке есть свой конец. У нашей сказки, которую сказывают сказочники из “Белого дома”, к сожалению, всегда один и тот же конец: использован, значит, этим и удовлетворен.
    Мне абсолютно понятна судьба всей “святой троицы”, да и не только их, но и многих, многих других. Вопрос не только в “святой троице”. Теперь из–за них за бортом политической, экономической и культурной жизни республики остаются лучшие сыновья и дочери Кыргызстана: Ч. Айтматов, А. Джумагулов, К. Нанаев, Б. Абдрисаев, Ж. Сооданбеков, У. Чиналиев, Р. Отунбаева, Б. Шамшиев, Э. Ибраимова, Б. Бешимов, М. Ниязов, А. Сарыгулов, К. Баялинов и многие другие — в общем, весь наш дипломатический корпус. Конечно, я понимаю, что не все они хотели пойти в депутаты, но суть–то в другом. Мы, народные избранники, любым своим неуклюжим решением вселяем в души этих в самом деле достойных граждан Кыргызской Республики ощущение второсортности, ощущение бесправия. Господа, мы просто под будущее нации закладываем огромную бомбу с программой готовности N 1. И когда–нибудь если она взорвется, то мало не покажется всем нам.
    Поэтому, уважаемый Сулайман Иманбаевич, неужели вы, по–житейски мудрый, политически зрелый, психологически и физически здоровый человек, до сих пор верите в чудо? Или же вы давно для себя решили, как писал Яцек Вейрах, что “равенство перед беззаконием достигается легче, чем равенство перед законом”. А может, у вас, как и у многих слуг этого режима, еще теплится в душе надежда на пророчество французского монаха XVIII века Ф. Ноэля, который предрек: “Безнаказанность делает законы сначала бесполезными, а затем — смешными”? Да, я знаю, что мой народ очень любит смех. Но, дорогие мои, рассмешить свой народ — это одно, но зачем же смешить все прогрессивное человечество?! Оно может сегодня постоять, посмеяться, завтра — посмеяться еще раз, а послезавтра оно плюнет на нас и пойдет своей дорогой, покрутив нам пальцем у виска.
    Дорогие депутаты, хотя меня сейчас обуревают противоречивые чувства — ярость и гражданская обида, — но справедливость призывает меня быть последовательным. Мы все плывем, к великому моему огорчению, в одной лодке, и все мы попали в один омут. Поймите меня, мы, как говорится, попали, и самое идиотское — попали все вместе: всем народом, всей страной и перед всеми в мире.
    Поэтому я не хочу особо обсуждать, почему Чынгыз Торекулович Айтматов получил в свое время особые привилегии по сравнению с М. Шеримкуловым или У. Сыдыковым. У. Сыдыков буквально два года назад баллотировался в депутаты Законодательного собрания по Кара–Кульджинскому избирательному округу при действующей новой Конституции с живой 56–й статьей и одержал оглушительную победу в первом же туре, не на шутку разволновав хозяина, вынудив суд принять решение вне правового поля. Его, У. Сыдыкова, сначала допустили к выборам, закрыв глаза на пресловутое “постоянное местожительство”, а затем, когда поняли, что он становится самостоятельным политиком, сразу вспомнили о всесильной мощи двойных и тройных стандартов, которые в Кыргызстане стали нормой жизни. Дали отмашку — разрешили баллотироваться, дали другую — сняли с предвыборной гонки. Вот вам и привилегия, вот вам и справедливость, вот вам и принципиальность... Именно поэтому, чтобы не наступать каждый раз на одни и те же грабли, я все же настаиваю сегодня: законодательно признать, что все мы имеем равные гражданские права перед Богом и перед Конституцией, особенно в тот год, который объявлен Годом прав человека.
    А насчет Чынгыза Торекуловича... Он величайший писатель и духоборец современности, и он, видимо, имеет особые достоинства и золотые ключи к душам сильных мира сего...
    Поэтому я настаиваю из года в год, день за днем на нашем всеобщем равенстве и также всеобщей ответственности всех перед всеми. Я не хочу, чтобы мы уподобились героям одного анекдота. Вы же знаете хорошо, уважаемые депутаты, что я не смогу покинуть эту трибуну, не схохмив, не съязвив, не поюморив в конце своего выступления!
    Так вот, как–то пришли два кыргыза к молдо и спросили его: “Как нам можно стать новыми кыргызами?”. Молдо посмотрел на этих бедолаг и понял, что они хотят стать новыми кыргызами без “Мерседесов”, без особняков, без вилл, без “соток” и без “зелени” в кармане. Жалко ему стало их и он добродушно пошутил: “Видите вот эту гору? Кто первый добежит до вершины, тот и станет новым кыргызом”. Побежали эти два бедных кыргыза до вершины горы наперегонки. Первый, который добежал до вершины, упал, задыхаясь. Второй добежал следом. Он был более крепким, поэтому протянул первому руки и начал его поднимать. И тогда тот, первый, теперь уже ставший новым кыргызом, закричал на второго: “Убери свои грязные руки, старая кыргызская морда!”.
    Зачем я вам рассказал этот анекдот? Дело в том, что ответ администрации президента “К вопросу об участии послов в выборах в Жогорку Кенеш”, как в рассказанном мною выше анекдоте, разделяет наших граждан на кыргызов и новых кыргызов, на кыргызов, имеющих какие–то права, и на кыргызов, не имеющих никаких прав.
    Поэтому я сегодня особенно боюсь, чтобы с нами не случилось то страшное, о чем предупреждал известный американский кинорежиссер Мэл Брукс: “Если президенты не могут делать этого со своими женами, они делают это со своими странами”.
    Господин президент, не делайте этого — не разделяйте нас! Мы все кыргызы, мы — соплеменники, мы все граждане одной страны, одной нации, одного Солнца, одной Конституции, одного Бога и в конце концов — одного президента!
    Уважаемые депутаты! Мы все попали в тревожный водоворот Времени Перемен. Из этого омута можно вырваться, только взявшись всем вместе за руки, не оставляя никого за бортом: ни послов, ни губернаторов, ни челноков и строителей, ни даже оборзевших членов самой паскудной семьи нашего времени. Единственное наше спасение — не в разбродах наших амбиций, ни в расколе наших родов, а в нашей честности и правдивости между собой. Этого ждет от нас страна, этого ждут наши граждане!
    Благодарю за терпение.

    


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/8639/


Распечатать: Да, азиопы мы, а не Иваны, не помнящие родства... РаспечататьОставить комментарий: Да, азиопы мы, а не Иваны, не помнящие родства... Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Да, азиопы мы, а не Иваны, не помнящие родства... Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.8400

EUR 79.2474

RUB   1.0583

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007