Распечатать: Проблемы оппозиции или власти? РаспечататьОставить комментарий: Проблемы оппозиции или власти? Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Проблемы оппозиции или власти? Посмотреть комментарии

15 июня 2004

ПЕРВАЯ ПОЛОСА

Проблемы оппозиции или власти?

    Мировой политический опыт убеждает, что наличие в государстве оппозиции полезно и благоприятно для общества. Оппозиция вносит элемент состязательности в борьбе за власть, укрепляет жизнеспособность страны, утверждает принципы ее прогрессивного развития. Разумеется, речь идет о цивилизованных формах взаимоотношений между властью и оппозицией. Формах, которые обеспечивают конституционные, а не насильственные методы смены персоналий у кормила власти.
    Вот и сам президент А.Акаев признавал в одном из интервью, что без сильной оппозиции легко и заблудиться. Правительственные СМИ и официальная пропаганда не устают трубить о торжестве демократии в Кыргызстане, приводя в качестве наиболее веского аргумента существование в республике открытой непримиримой оппозиции, независимых газет и телеканалов. Однако поумерим наигранный оптимизм, приглушим звук фанфар по поводу достижений демократизма и взглянем на вещи реально.
    Обратимся к недавнему прошлому. В первоначальный период своего президентства А.Акаев внимательно присматривался к становлению политического плюрализма в Кыргызстане, регулярно встречался с лидерами партий и движений, с представителями различных СМИ. К сожалению, этот “медовый” период длился сравнительно недолго. Вскоре подобные встречи почили в бозе. По мнению руководителей политических и общественных объединений, главу государства начали раздражать их критические замечания, нелицеприятные оценки принимаемых им решений по кадровым и экономическим проблемам, необходимость отвечать на “неудобные” вопросы.
    Полагаю, точка зрения не безосновательная. Задумаемся, когда критика действий и решений руководства страны находила должное понимание и отклик в коридорах власти? Не идет ли “чистка” и “задвижка” кадров (часто завуалированная, без огласки и объяснения причин, но порой и откровенная) только по причине того, что должностные лица каким–то образом выразили несогласие с официальной политикой?
    Вопросы не праздные. Задаваться ими заставляют примеры, взятые из жизни. Ни для кого не секрет, что в коррупции погрязла вся крупная, средняя и мелкая чиновничья рать. Но вот борьба с этим злом носит, как правило, избирательный характер, ведется против тех, кто ступил на стезю оппозиции.
    Скажем, пока Данияр Усенов был лоялен к власти, он был желателен на политической арене. Однако стоило ему заявить о своих притязаниях на пост главы государства, как против него была направлена вся мощь полицейской машины. Попав под жесткий прессинг, он был вынужден сойти с авансцены политической жизни.
    Другой пример. Едва депутат парламента Азимбек Бекназаров стал энергично выступать против позиции президента в решении территориальных разногласий с Китаем, как на свет было извлечено, казалось, давно забытое дело семилетней давности, и депутата упекли за решетку. К чему привели в итоге эти игры власти, известно всем.
    Да и все годы суверенитета преследовались, по решению судов закрывались или наказывались крупными денежными штрафами исключительно неправительственные и непокорные властям СМИ.
    Власти нередко призывают оппозицию к конструктивности и сотрудничеству. Но что понимать под конструктивностью, если практика 13 лет независимости показывает, что руководящая элита, при заметной склонности к демократической фразеологии, воспринимает любую принципиальную критику как деструктивные действия оппозиции, отождествляя при этом собственные корпоративные и клановые интересы с интересами всего общества.
    Складывается впечатление, что президент хотел бы свести роль оппозиции и независимых СМИ лишь к демонстрации перед цивилизованным мировым сообществом наличия демократических прав и свобод в Кыргызстане. А если представители оппозиции с удивительным постоянством терпят то тут, то там крах, то вовсе не под давлением властей, а исключительно по волеизъявлению электората. Независимые же газеты не издаются время от времени только по причине собственной финансовой несостоятельности или из–за разногласий по хозяйственно–правовым вопросам с полиграфистами.
    Мы уже привыкли к тому, что если власти кто–то мешает, то это непременно оппозиционные силы. А если силы оппозиционные, то они обязательно деструктивные. Приоритет же эти деструктивные силы отдают политическим амбициям в ущерб экономическим и социальным интересам общества, и что действует оппозиция по сценарию сугубо разрушительному.
    Разумеется, под всем этим как бы само собой подразумевается, что у нынешней власти политические амбиции отсутствуют начисто, и действует она, эта власть, исключительно на пользу экономическим и социальным интересам общества.
    Послушав официальные власти и их защитников, невольно подумаешь, что они отчаянно сопротивлялись, спасая общество, а вот оппозиционные силы затащили страну в трясину коррупции, экономического развала, беспредела и произвола силовых структур, бесправия рядовых граждан, беспросветной нужды и бедности значительной части населения, в которой мы барахтаемся все годы независимости.
    Послушная “Белому дому” часть Жогорку Кенеша, сформированная в условиях дозволенной для суверенного Кыргызстана “демократичности”, и беспрекословно берущие “под козырек” правительственные СМИ, желают они того или нет, реально торпедируют становление и развитие демократических принципов в кыргызстанском обществе. И одновременно с этим наделенный властными полномочиями бюрократический аппарат всячески блокирует и стремится удушить любые СМИ, которые пытаются на деле воспользоваться декларируемыми президентом правами и свободами. Президент же тем временем делает вид, что в управляемом им государстве не происходит ровным счетом ничего, что противоречит тому, в чем он хотел бы убедить мировое сообщество.
    Правительственные СМИ по явному заказу и подсказке своих “патронов” время от времени обрушивают поток компромата на оппозицию, и особенно на тех ее представителей, чьи имена на виду и на слуху. При этом одним из главных обвинений является довод того, что оппозиция рвется к власти. Прямо скажем, сногсшибательное открытие и ужасное разоблачение, раскрывающее тайный замысел оппозиции.
    И это исходит из команды президента, который не устает твердить о своей приверженности демократическим принципам и стремлении построить правовое общество. Почему же те, кто считают себя сподвижниками и сторонниками Акаева, не постигли азбучную истину: во–первых, демократия — это не только определенная система власти и управления, но и продуманная и узаконенная система сменяемости этой власти, а во–вторых, борьба за власть в цивилизованном обществе — это не какая–то аномалия, а норма жизни.
    В своей простоте и решительности, с какой адепты нынешнего руководства отказывают “чужакам” в праве на власть или хотя бы в праве участия в борьбе за нее, есть весьма настораживающий момент. Приближенные к властвующей элите ведут себя так, будто прислуживают царствующим особам, коим власть досталась и должна доставаться впредь без борьбы, без веских аргументов на нее — по праву престолонаследия.
    Правящая элита и ее окружение не желают ни в малейшей степени поступиться монополией на власть, на право обладателей истины в последней инстанции. Они не упускают случая порассуждать о рвущихся к власти экстремистах, безответственных раскачивателях нашей утлой, но пока еще удерживающей равновесие лодки. Хотя для всякого объективного наблюдателя должно быть очевидно, что нашу лодку с ни за что не отвечающими рулевыми и без дружной команды гребцов течение реки по имени жизнь уносит безжалостно назад. И хорошо, если к просвещенному авторитаризму. Это в лучшем случае. Впрочем, задолго до нас замечено, что обладатели монопольной власти в политике заботятся в первую очередь не о результатах собственной деятельности, а о независимости от результатов и за свободу от каких бы то ни было контроля и ответственности.
    Сегодня только слепой или сознательно прячущий голову в песок не замечает, что интересы власти входят во все большее противоречие с интересами общества. Мировой же опыт, к сожалению, показывает, что конфронтация интересов власти и общества неизбежно порождает жесткие авторитарные структуры. Крайне короткая история независимого Кыргызстана подтвердила это. Скандал с “жучками”, тайно установленными в кабинетах оппозиционно настроенных депутатов Жогорку Кенеша, все более настойчивые обвинения в адрес СНБ по поводу заведенных досье и негласного контроля за деятельностью наиболее активных представителей оппозиции и правозащитного движения разве не убедительные тому доказательства?
    Весьма показательно в этом плане и то, что с некоторых пор все без исключения решения, рекомендации, требования главы государства с подачи его окружения и правительственных СМИ оказываются из разряда “своевременных и верных”, единодушно одобряются и принимаются к безоговорочному исполнению, не подвергаясь ни малейшему сомнению и никакой критике. Что с того, что через некоторое время семь или десять задач, поставленных перед правительством, оказываются успешно проваленными, а многие требования и рекомендации невыполненными?
     Но кто скажет, кто популярно объяснит, что стоит за этим явлением — равнодушие членов исполнительной и законодательной властей, наплевизм, “мудрость” не идти против течения или примитивный страх потерять теплое местечко? Ведь не может же быть, в самом деле, что все вдруг и одновременно становятся незрячими, не видящими нереальность и невыполнимость выдвигаемых задач и не способными критически мыслить.
    Что тут берет верх? Пусть не принародно, не публично, но хотя бы для себя самого каждый, наверное, должен хоть изредка отвечать на эти вопросы, если мы не стали безнадежными и окончательными циниками. Ведь жизнь не заканчивается на нас. Какое общество оставим потомкам?
    Как тут не вспомнить одно из творений автора “гариков”:
    Не в том беда, что наглой челяди
    доступен жирный ананас,
    а в том, что это манит в нелюди
    детей, растущих возле нас.
    Убежден, что сегодня, в преддверии парламентских, а чуть позже и президентских выборов, на первый план у нас выходит проблема оппозиции. Речь идет не о формальном (“без нее легко заблудиться”), а о принципиальном признании института оппозиции в качестве неотъемлемого элемента общественной жизни. Без этого все разговоры о реальной демократии, парламентаризме, правовом светском государстве — пустое сотрясение воздуха. И наверное, многих ошибок удалось бы избежать, если бы глава государства с большей готовностью и с большим пониманием прислушивался к тем, кто говорит неприятные и неудобные вещи.
    Увы, мы были свидетелями того, с каким недоверием, предубеждением и даже подозрением глава государства относился и продолжает относиться даже к тем, кто вполне лоялен и сочувствует ему, но не желает быть партнером в делах, с которыми не согласен. Сколько в силу этих предубеждений было вытеснено бывших сторонников в ряды оппозиции.
    Тут мы вплотную подошли к необходимости анализа ситуации в стане самой оппозиции. Но это тема отдельного разговора.
    Вячеслав Тимирбаев.

    


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/7105/


Распечатать: Проблемы оппозиции или власти? РаспечататьОставить комментарий: Проблемы оппозиции или власти? Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Проблемы оппозиции или власти? Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.8310

EUR 79.8168

RUB   1.0647

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007