Распечатать: Мой адрес — не дом и не улица РаспечататьОставить комментарий: Мой адрес — не дом и не улица Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Мой адрес — не дом и не улица Посмотреть комментарии

14 октября 2011

ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ

Мой адрес — не дом и не улица

    Прописка, привязывающая гражданина к определенному месту жительства, была внедрена в Кыргызстане в 30-х годах прошлого века. В ту пору она использовалась для ограничения свободного передвижения граждан. Сегодня многие общественные организации считают, что пора отменить этот пережиток советского времени.

    Институт прописки в Кыргызстане ставит внутренних мигрантов в неравноправное положение и превращает в нелегалов тех, кто приезжает в столицу или другие города республики в поисках работы. Однако правоохранительные органы считают, что таким образом можно контролировать миграцию.

    Люди-невидимки

    — Наши чиновники работают по принципу: нет документов — нет человека, а значит, нет и лишних проблем, — считает Ирена Ермолаева, директор Общественного фонда “Астерия”, занимающегося проблемами женщин, освободившихся из мест заключения. — Без прописки и документов не принимает ни одно медучреждение. Можете представить, каково женщине без врачебной помощи? Многие представительницы слабого пола настолько запуганы, что не имеют представления о своих правах.

    На свободе женщины сталкиваются с гораздо большими трудностями, чем мужчины. Во-первых, за время пребывания в колонии часто теряются документы. Поэтому немало осужденных выходят на свободу без удостоверений личности, лишь со справкой об отбытии срока. Чтобы получить новый паспорт и восстановить другие документы, уходит не один месяц. Восстанавливать их бесполезно, если нет прописки. Работники всех инстанций, узнав о том, что перед ними бывшая осужденная, сторонятся и предпочитают поскорее избавиться от посетительницы.

    — Первый срок я получила в 1992 году, тогда и потеряла паспорт, — говорит бывшая заключенная, а ныне подопечная “Астерии” 40-летняя Светлана Филатова. — С тех пор живу без документов, на свободе долго не задерживаюсь. Я уроженка Оша, родители умерли, жилья не осталось. Вот и получается, что у меня нет жилплощади, где могла бы прописаться. Удалось собрать необходимые бумаги для получения паспорта, кроме справки с места жительства. Дома у меня нет, как и родственников, друзей, которые согласились бы прописать. Сейчас мне требуется помощь онколога, но на учет в больницу я встать не могу — нет паспорта. Многие знакомые живут без паспортов, они устраиваются на работу по чужим документам, платят их владельцу.

    — Многим нашим подопечным необходима помощь психолога, врача, юриста, и такую помощь мы можем обеспечить, — отмечает Ирена Ермолаева. — Но как неправительственная организация мало что в силах сделать в одиночку. К сожалению, у государства нет внятной и действенной программы по поддержке освободившихся женщин и наркозависимых. Есть в Кыргызстане кризисные центры, которые работают с жертвами семейного или иного насилия, религиозные организации. Но нужны именно центры с медперсоналом и соцработниками. Можно было бы объединить усилия НПО и государства, наладить сотрудничество. Например, на Украине освободившиеся люди могут прописываться в кризисных центрах и быстрее вставать на ноги, там помогают с жильем. Нам можно перенять мировой опыт.

    В районе Кызыл-Аскера открыт Центр милосердия, где могут найти прибежище матери с детьми. Главный вопрос женщин, которые еще хотят и могут работать, жить нормальной жизнью — куда обратиться за помощью?

    — Помог бы кто-нибудь оформить паспорт, чтобы можно было искать работу, а то на временных шабашках хозяева часто обманывают. Еще мы с детьми мечтаем хотя бы о небольшой комнатушке в общежитии, — плачет женщина по имени Диля. Она мать четверых детей. Скитается по чужим углам уже пятнадцать лет. Но не спилась и не сломалась. Работает по ночам в частной пекарне, а дети учатся в школе.

    — Наш центр рассчитан на временное проживание. Места мало, а люди просят о помощи — приходится выкручиваться, жаль выгонять на улицу, — говорит исполняющая обязанности директора центра Раиса Мамедова. — Самый болезненный для наших подопечных вопрос — восстановление документов. Например, паспорта не дают без прописки. Хорошо, если бы можно было их временно прописывать здесь.

    Прочь штампы

    По данным общественных организаций, огромное число граждан Кыргызстана остаются “невидимыми” в своем государстве, не имеют доступа к услугам и гарантиям, не могут реализовать свои права.

    По данным проекта по упрощению гражданской регистрации Центральноазиатского института свободного рынка (KAFMI), исследования в 12 новостройках Бишкека показали, что более 20 процентов мигрантов живут в столице более 8 лет и не имеют прописки. Это означает, что они лишены всяких прав. А 47 процентов вообще не понимают, для чего нужна регистрация, не знают, какие для этого нужны документы. Более 60 процентов говорят о необходимости упразднения прописки.

    — Отменив данный институт, власти Кыргызстана обеспечили бы исполнение всех международных и конституционных норм, — считает исполнительный директор Центральноазиатского института свободного рынка Мирсулжан Намазалиев. — Разумеется, это позволит внутренним мигрантам сэкономить средства и время. Такой шаг искоренит дискриминацию в обеспечении частными и госуслугами приезжих. Не стоит забывать, что мобильность рабочей силы — важнейший инструмент современной экономики. Это процесс перемещения трудяг на новые места, который может сопровождаться изменением вида занятости, территории и работодателей.

    Правоохранительные органы считают, что отмена института прописки приведет к росту преступности. Однако сторонники отмены регистрации считают, что данная мера — способ вытолкнуть людей из жизни государства.

    — Криминализация общества — последствие действующего института прописки, — считает глава Общественного фонда “Правовая клиника “Адилет” Чолпон Джакупова. — Государство пыталось изменить существующую систему регистрации. Решили институт прописки убрать. Но в действительности изменилось только название. На практике институт остался, называясь системой регистрации. Причина — тотальная коммерциализация госаппарата. Услуги, заявленные бесплатными, таковыми не являются. Власти отдали их на откуп чиновникам. И госинституты требуют за каждую бумажку деньги. Чтобы собрать полный пакет документов, человеку требуется от восьмисот до полутора тысяч сомов. Откуда эти деньги у сирот, бывших заключенных, представителей социально уязвимых слоев населения? То есть государство выталкивает их из социума. Утверждение, что отмена прописки приведет к росту криминагенности — вранье. Мы хотим, чтобы институт был уничтожен. Это не значит, что система регистрации не будет действовать. Она сохранится. Но учет не должен делаться за счет нервов, времени и денег граждан.

    А как у них?

    В Казахстане прописка была заменена на институт регистрации. Согласно постановлению правительства от 2007 года, граждане РК могут зарегистрироваться у работодателя или в органах юстиции.

    На Украине с 2001 года институт прописки был признан неконституционным. Взамен введена явочная система регистрации по месту жительства и пребывания, в которой гражданину достаточно заявления, паспорта, квитанции об оплате госпошлины — отказать регистрирующие органы не имеют права.

    Узбекистан унаследовал от советских времен институт прописки и сделал Ташкент “закрытым” городом, а граждане, родившиеся в других населенных пунктах, не имеют права проживать в столице без разрешения специального правительственного комитета. Поэтому люди из бедных регионов, прибывшие в поисках работы в столицу, оказываются без законного статуса, что ограничивает их права.

    В России институт ввели в 1932 году, когда было подписано постановление “Об установлении единой паспортной системы и обязательной прописки паспортов”. Если внешний вид документов, удостоверяющих личность, с тех пор претерпел изменения, то прописка (регистрация по месту жительства) сохранилась практически в неизменном виде и приносит немало головной боли жителям страны, все чаще поднимается вопрос об ее отмене.

    В Великобритании идентификационная карточка появилась лишь в годы Второй мировой войны и была сразу отменена. Сейчас такой документ нужен только проживающим на берегах туманного Альбиона иностранцам. В США главным документом остаются права на вождение авто. В последние годы гражданам стали выдавать и “паспортные карточки”. Они используются для наземных и морских путешествий в соседние государства Северной Америки, но могут применяться и в пределах страны — для регистрации на внутренние авиарейсы, например. Кроме того, у американцев есть индивидуальные карточки соцстрахования с уникальным номером для каждого жителя страны. А в Эстонии вместо внутренних паспортов используются электронные ID-карты. Они удостоверяют личность гражданина не только на территории родной страны, но и в пределах Евросоюза.

    Наталья ФИЛОНОВА.


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/36178/


Распечатать: Мой адрес — не дом и не улица РаспечататьОставить комментарий: Мой адрес — не дом и не улица Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Мой адрес — не дом и не улица Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 68.8111

EUR 80.4539

RUB   1.0352

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007