Распечатать: Раненое сердце на рваной душе РаспечататьОставить комментарий: Раненое сердце на рваной душе Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Раненое сердце на рваной душе Посмотреть комментарии

7 августа 2009

КУЛЬТУРНЫЙ СЛОЙ

Раненое сердце на рваной душе

    И сколько нас таких по свету

    Кидает жизнь за круг земли

    Носит, как рваную газету,

    От гибели до гибели.

    Сорвусь, и мир порву руками,

    Нет зон и стен для волчьих глаз.

    Я знаю землю под ногами,

    Но есть и большее у нас.

    "Мелодии даются мне в принципе легко, - говорит лидер питерской группы "Кукрыниксы", поэт, композитор и прозаик Алексей Горшенев. - Музыка "прет", с текстами немножко посложнее. Здесь нужна концептуальность, здесь нужно думать, нужно давить. Я же еще и рассказы пишу, поэтому для меня есть еще и иной выход из этой ситуации. То есть, накопилась в голове какая-то информация, ее нужно куда-то девать. Главное, чтобы эта информация была правильная, интересная и более-менее честная". Такой, например, как она получилась в стихах-песнях саундтрека к фильму "Девятая рота":

    И может на крови вырастет тот дом,

    Чистый для любви. Может быть, потом

    Наших падших душ не коснется больше зло.

    Мне страшно никогда так не будет уже,

    Я - раненое сердце на рваной душе.

    Изломанная жизнь - бесполезный сюжет.

    Я так хочу забыть свою смерть в парандже.

    Или хотя бы вот это:

    Может быть, все зря,

    И нет таких путей.

    Место для тебя

    Лишь в сердце матерей.

    Падают на снег

    Новые тела,

    Согревая тех,

    Кого возьмет земля.

    Пересчитать группы, поющие песни с глубоким смыслом, из тех, что пришли в 90-е годы прошлого века - хватит пальцев одной руки. Скажут, что у шоу-бизнеса свои законы, под которые надо подстраиваться, чтобы выжить. Но это не всегда так. Достаточно посмотреть на "Кукрыниксов", которых по телевизору показали только два раза: в телетрансляции фестиваля "Нашествие" пять лет назад и в 2005 году на "Неголубом огоньке". Тогда Алексей Горшенев пел с Аленой Апиной дуэтом "Свадьбу" Муслима Магомаева. Но несмотря на то, что для современного ТВ поэзия и музыка Горшенева - неформат, диски "Кукрыниксов" расходятся по белу свету очень даже хорошо (один друг слышал песни группы даже в Малайзии), а на их концертах всегда много народа.

    Карты вскрытые снова биты,

    И тянется эта жизнь, как игра.

    Строим стены разбитые,

    Думаем и надеемся зря.

    Мысли не собираются,

    Делим и делимся мы, как назло.

    Никогда не кончается черно-белое кино.

    "Мы ни под кого не подстраивались, ни под кого не "косили", - вспоминал Горшенев про исполнение "Свадьбы". - Я не считаю, что мы тогда сделали какой-то шаг назад. И потом изначально не было к Апиной никакого негативного отношения. Человек как человек, ну затянуло ее в 80-е годы, тем более для девушки это не страшно, если она исполняет попсовые вещи. Для нее это интересно и важно. Вот если мужик этим занимается, то у меня уважение к нему пропадает. А Апина ведь еще не самый плохой вариант".

    Солнце обижает нас, небо не любит,

    Мысли превращаются в западню.

    Сцены поджидают вас, новые люди,

    Не окаменеете - подарят огню...

    Порой Алексея часто сравнивают со старшим братом Михаилом - лидером группы "Король и Шут". Правильно ли это? Скорее, нет. У каждого своя аудитория, скажем так. Да и сам Алексей всегда говорит, что не хочет, чтоб его аудитория основывалась на подростках 15-16 лет. По большому счету, в своих песнях Горшенев несет мысли, которые им глубоко по барабану. Подростку не объяснишь, что таится в песне "Звезда", или что такое "Черная невеста". "Он не поймет, - говорит Алексей, - он просто зацепится за слова, скажет: "О, прикольно, черная невеста", не более. Люди должны пожить, понять что-то, чтобы для них это было актуальным".

    За гранью всех страстей нет больше новостей,

    Но ты всегда найдешь с фантазией людей.

    Оговоришь себя, найдешь все сто причин,

    Но утро для тебя начнется с двух мужчин.

    Ты говорила: "Трезвой жить неуместно",

    И прожигала жизнь, ища свое место.

    Не обещала, не клялась собой лестно,

    И для меня ты стала черной невестой...

    Именно у Алексея Горшенева нашелся ответ на вопрос, почему рок, изначально бывший музыкой и поэзией протеста, перестал ими быть. "Просто изменился характер протеста, - заявил он. - Раньше некоторые вещи у различных групп отражали несогласие с социальной атмосферой, политическим режимом. "Мальчики-мажоры", "Гопники"... И это было востребовано, потому что тогда считалось актуальным. И сейчас это есть, но для меня лично это пустое дело".

    Никогда этот мир не спасал и не спас,

    Никогда это солнце не жгло, как сейчас.

    Потерялся меж нами один лишь вопрос,

    Мы искали его, возбуждаясь до слез.

    Там, где никогда чужим богам

    Не суждено к своим ногам

    Нас положить.

    Там, где никогда не будет ран

    От глупых и безумных драм

    За право жить.

    Алексей считает, что протестует не против социума, а против глупости в социуме. Не социум является проблемой, уверен он, а глупые люди, позволяющие быть ему таким, какой он есть. "Петь про неустроенность молодежи и политический режим я не хочу - это глупости. Я буду петь про то, что люди слишком много думают не о том, о чем нужно бы подумать. Мне не 17-20 лет, чтобы тупо протестовать. Я пытаюсь разобраться, почему происходит так или иначе, от чего это зависит". Рокерам прошлых лет Алексей посвятил песню "Шаги".

    Тело изношенно ноет,

    Тело на дне баррикад.

    Я покидаю ряды рок-героев,

    Песни мои верните назад!

    А на земле все та же пыль,

    Все те же люди пишут быль,

    Все так же слышатся шаги,

    Когда ты врешь с первой строки...

    Рассказ об Алексее Горшеневе хочется закончить его самой, пожалуй, пронзительной песней "Солдатская печаль".

    Солдатская печаль

    Шел солдат с войны, шел к себе домой.

    От семи смертей убежал живой.

    Нес семье гостинцев в рюкзаке потертом.

    У околицы встретился сосед.

    Обнял и сказал: "Дома больше нет.

    Мать, отца, сестру не вернуть из мертвых".

    И в этот светлый день он сошел с ума.

    И молчал два дня и две ночи.

    И лишь на третий день ушел, взяв автомат.

    Понял тут солдат, чего хочет.

    Пересек границу, пришел в страну.

    С кем совсем недавно вели войну.

    Голод да стервятники, снег да кочки.

    Стал искать деревню подходящую,

    Меж двух рек у леса лежащую.

    С домом, где живут мать, отец и дочка.

    И в этот светлый день он сошел с ума,

    И молчал два дня и две ночи.

    И лишь на третий день ушел, взяв автомат.

    Понял тут солдат, чего хочет.

    "Вот и я пришел, поквитаться бы.

    Я для вас такой же хочу судьбы.

    Станете вы платой за гибель близких".

    И в глаза глядят, и молчат в ответ

    Девушка, старуха и безногий дед.

    И на бедной скатерти пустая миска.

    И, молча сев на стул, он сошел с ума.

    Развязал рюкзак и разулся,

    И в угол зашвырнул штык и автомат:

    "Я принес поесть, я вернулся".

    Дмитрий ОРЛОВ.


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/28795/


Распечатать: Раненое сердце на рваной душе РаспечататьОставить комментарий: Раненое сердце на рваной душе Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Раненое сердце на рваной душе Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.8400

EUR 79.2474

RUB   1.0583

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007