Распечатать: Эх вы, кони, мои кони... РаспечататьОставить комментарий: Эх вы, кони, мои кони... Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Эх вы, кони, мои кони... Посмотреть комментарии

23 июня 2009

ПЕРСОНЫ

Эх вы, кони, мои кони...

    - Лучшая местная порода лошадей - новокыргызская - находится сейчас в катастрофическом состоянии. Племенное коневодство стоит на грани вымирания. Надо бить во все колокола, - с такой тревожной констатации начал разговор заведующий отделом коневодства Кыргызского научно- исследовательского института животноводства и пастбищ Садык Омурзаков.

    В чем только жизнь держится

    Работа по выведению новокыргызской породы лошадей началась в 30-е годы прошлого века. Бурно развивающаяся коллективизация и сельские традиции делали гужевой транспорт особо востребованным. Но к телеге требовалась сильная лошадь. Местные помеси не были пригодны для тяжелой работы в хозяйстве. Нужна была другая порода. Тогда c Украины пригласили ученого-селекционера Ива-

    на Чашкина, и, как оказалось, очень кстати. Он горячо взялся за дело, руководил отделом коневодства тогдашнего КирНИИЖ более тридцати лет. Новокыргызская порода верхово-упряжного направления была апробирована на базе трех пород в 1954 году. В ней проявились лучшие качества: от донской лошади она взяла крупность, от чистокровной верховой - резвость, а приспособленность и крепость конституции заимствовала у аборигенной кыргызской лошади. Новокыргызская неприхотлива и универсальна: хорошо подходит для скачек, дает много мяса, ее можно доить, вьючить, использовать в чабанском хозяйстве.

    Безусловно, упор делался на содержание этой породы. Государственные конные заводы "Талас", "Кок-Бель" и "Нарын" составляли племенное ядро. Еще в начале 90-х годов в них насчитывалось 3350 голов. Резкое ухудшение положения подчиненных государству предприятий пришлось на 1994-1995 годы, в результате разгосударствления 75 процентов земли конных заводов было отдано в частные руки. С каждым годом их положение становилось все хуже и хуже: прекращалось финансирование, устаревала материально-техническая база. Сейчас в некогда ведущих племенных заводах насчитывается всего 165 голов.

    - Если строго подойти к требованиям, нынче продукция конезавода уже во многом растеряла соответствующие породные качества, - грустно вздыхает Садык Дордоевич. - Основные требования к чистокровной новокыргызской лошади - живая масса и рост. Жеребцы должны весить 450-500 килограммов, кобылы - 420-470, а высота в холке достигать соответственно не менее 156 и 154 сантиметров. Сейчас по быстроте развития государственные кони уже мало отличаются от частных, но в первых присутствует родословная. Главная функция племенных заводов - выращивание высокопродуктивных производителей для улучшения массового племенного коневодства - отошла нынче на второй план, теперь работники племхозяйства заботятся больше о сохранении того, что осталось. Нет условий для выращивания молодняка и пополнения табуна. Например, в прошлом году Ошский конезавод "Кок-Бель" продал все потомство - нужно ведь платить за аренду техники, за заготовку сена, покупать семена, горюче-смазочные материалы, выдать сотрудникам зарплату. И это несмотря на острую необходимость оставить хотя бы часть жеребцов для потомства и кобыл - на пополнение маток.

    Три года подряд была засуха. Из-за нехватки кормов только за прошлую зиму там пало почти 30 голов. А чтобы лошадь была здоровая, в первую очередь ее нужно хорошо кормить, особенно годовалый молодняк и жеребцов-производителей. Кроме всего прочего, половина конюшни завалилась. Ремонтировать бессмысленно - здание очень ветхое.

    - Предпринимали что-нибудь?

    - Покупали корма в счет урожая 2009 года. Но тем не менее не всех животных уберегли. Осталось тридцать голов - четырнадцать кобыл, остальное - молодняк. И лишь один жеребец-производитель. Но и тот заболел, пришлось купить другого у местных хозяйств за 70 тысяч сомов. Рассчитывать на скорое пополнение табуна при этих условиях не приходится, кобыл раньше трехлетнего возраста случать не рекомендуется - и приплод может стать недоразвитым, и родители пострадают.

    - А если ситуация повторится и опять не хватит корма?

     - Они надеются на лучшее. Этой весной дожди были обильные, трава выросла отменная, думаем, снимем хороший урожай. Летом рабочие конезавода вынуждены будут сами заготавливать и продавать сено на базаре, чтобы рассчитаться с "зимним" долгом. Проблема и в том, что у них мало земли для посева кормовых - всего 47 гектаров, а нужно не менее ста. Вышло распоряжение правительства возвратить "Кок-Белю" 138 гектаров пашни. Но эта территория уже была отдана местными органами власти жителям в аренду. "Ничего не знаем, - отвечают они. - Постановление отдать землю конному заводу есть, но где указ, чтобы отнять ее у нас? Мы же подписали договор".

    - А как с землей у других конных заводов?

    - У других хватает. Например, у Таласского 110 гектаров земли. Этого достаточно, чтобы прокормить 80 лошадей. У Нарынского тоже благополучно, но там другое - из 110 гектаров конный завод осваивает только 25, не хватает сил и средств.

    И министерству несладко

    Кроме Института животноводства и пастбищ в республике ни одна организация не занимается проблемами племенного коневодства. Обязанность этой структуры - совершенствование существующих пород и выведение новых типов, линий и породных групп.

    - Между тремя племенными заводами по мере возможности стараемся проводить ротацию. Однако выполнять в полной мере свои функции нет средств, - продолжает Омурзаков. - На командировки нам выделяют мизер. Сейчас я еду в Талас за счет хозяйства - они попросили. Поэтому ведется в основном канцелярская работа.

    До 2004 года работала государственная племенная инспекция по животноводству. Она контролировала и координировала деятельность государственных племенных заводов. В ее компетенции была и аттестация племенных субъектов. В результате реструктуризации научно-исследовательского института она была расформирована, переименована и в конце концов упразднена.

    Сейчас отрасль испытывает острую нехватку кадров. Приходится собирать зоотехников по всей республике. Да и нового притока нет.

    - Мне 64-й год пошел, но я самый молодой заведующий отделом, а из моих подчиненных самому младшему 57 лет, - с сожалением отметил ученый. - Молодежь обходит науку стороной - низкая зарплата. В нашем институте отдел аспирантуры пришлось закрыть. У меня был аспирант - прекрасно закончил учебу, написал диссертацию, осталось только защитить, но бросил науку. "Защита потребует расходов, а мне нужно кормить семью, старых родителей", - объяснил он. Сейчас 12 тысяч сомов получает - работает в силовых органах.

    Свет в конце туннеля

    Много надежд связывалось с Государственной программой развития коневодства на 2003-2010 годы. Прошло без малого шесть лет, и теперь можно с прискорбием отметить, что она не дала нужных результатов.

    - В этой программе было предусмотрено оказание действенной помощи конным заводам, чего не происходило и сейчас не происходит, - считает Садык Омурзаков. - Документ вышел в 2004 году, на развитие коневодческой отрасли было выделено 6 миллионов 620 тысяч. Три государственных племзавода получили по 2 миллиона 200 тысяч. Но разовая помощь на пользу не пошла. Более трех миллионов у них ушло только на покрытие долгов.

    Но вот в мае вступил в силу Закон КР о племенном деле в животноводстве. Он устанавливает правовые, экономические, организационные основы деятельности по разведению племенных животных, сохранению и приумножению генофонда племенных животных, воспроизводству и улучшению их продуктивных качеств. Следовательно, появилась новая надежда на возрождение отрасли. По указанию министра сельского хозяйства Искендербека Айдаралиева начались обследования в регионах, чтобы в 2010-2014 годах оказать помощь госплемзаводам. Уже проведены расчеты финансового обеспечения отрасли - за четыре года потребуется вложить в целом в племенное животноводство не больше 300 миллионов сомов.

    - Я думаю, на этот раз программа заработает. Есть специальная анкета, мы должны будем указать, сколько посевных площадей, какова потребность в технике, кормах, инвентаре, - с воодушевлением стал рассказывать Омурзаков. - Если предоставить финансовую, техническую помощь, обеспечить семенами государственные конные заводы, за три года можно поднять отрасль. Ведь лучший подход к племенному разведению у работников государственного предприятия. Представьте, кто будет ходить на работу, если не будут платить зарплату? А энтузиасты - работники конезавода - ходят, они переживают за дело.

    А потом мы сможем поддержать поднимающиеся частные хозяйства.

    Достойные статуса племенных уже есть. Например, коммерческая ферма "Чалма" в Кара-Суйском районе. Там очень хорошее ядро новокыргызских лошадей. Есть неплохие представители новокыргызской породы в кооперативном племенном заводе "Айкол" Тонского района.

    Напоследок Садык Омурзаков сказал:

    - В этой отрасли я с 1970 года, сразу после окончания института и аспирантуры начал работать в Институте животноводства. Научный руководитель моей кандидатской диссертации - Иван Никифорович Чашкин, автор новокыргызской породы. Я продолжаю его дело. И руки опускать не собираюсь.

    Фото Владимира ВОРОНИНА.

    Анастасия ХОДЫКИНА.


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/28269/


Распечатать: Эх вы, кони, мои кони... РаспечататьОставить комментарий: Эх вы, кони, мои кони... Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Эх вы, кони, мои кони... Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.8400

EUR 79.2474

RUB   1.0583

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007