Распечатать: Мир не забудет их имен РаспечататьОставить комментарий: Мир не забудет их имен Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Мир не забудет их имен Посмотреть комментарии

19 декабря 2008

КУЛЬТУРНЫЙ СЛОЙ

Мир не забудет их имен

В одном из последних интервью Чингиз Айтматов говорил: "Слово - это Бог. И вся Вселенная познается через Слово".

    Время властно над всем. Даже египетские пирамиды, тысячелетия считавшиеся неподвластными времени, как обнаружилось, уступают его натиску. И если есть на земле что-то, перед чем пасует время, так это Слово.

    Вот и человек, чья жизнь охватила почти весь XV век (1414-1492), более 500 лет назад пророчески заметил: "Нет памятника на путях земных прочней, чем слово прозы или стих". Автор этих строк был признан одним из ярких представителей поэзии иранского Ренессанса.

    В историю этот человек вошел под именем Джами. Полностью же при жизни его звали Нуридин Абдурахман ибн Ахмад Джами. Классиком ирано-таджикской литературы он стал в значительной мере потому, что в свое весьма непростое время воспевал высокие идеалы человеколюбия, правды и справедливости.

    Баловень судьбы, пользовавшийся большим почетом и авторитетом при дворе Тимуридов, Джами придерживался скромного образа жизни мудреца, далекого от роскоши и суетности дворца, стремящегося к истине и в то же время не признающего, отвергающего ханжество и лицемерие кельи дервиша. Главным для него оставалось стремление к правде и справедливости. Он проповедовал благо народа, осуждал деспотизм и произвол власть имущих, порицал праздность и призывал общество к труду, оставаясь при этом благочестивым аскетом.

    Надо было быть мужественным человеком, чтобы в эпоху перехода от средневековья к Возрождению написать:

    Царь справедливый - пусть не чтит Корана, -

    Он выше богомольного тирана.

    В творчестве Джами нашло яркое отражение все противоречие жизни, литературы, философии и культуры той эпохи. Порицая деспотизм, поэт в то же время благоговел перед своим наставником, мракобесом Ходжой Ахраром, самой мрачной фигурой в Средней Азии XV века. Призывая к веротерпимости, он одновременно выражал в некоторых стихах фанатичную ненависть к шиитам. Поддерживая и всецело разделяя прогрессивную деятельность своего друга Алишера Навои, Джами вместе с тем яростно обрушивался на философское и поэтическое наследие одного из самых великих и прогрессивных мыслителей Средней Азии Авиценны.

    Однако в истории мировой культуры Абдурахман Джами остался как автор великолепного поэтического и научного наследия, вставший выше всех своих современников в понимании роли поэзии и поэтического слова в обществе. Как отмечали исследователи и знатоки персидской литературы, "Джами сумел распознать общественную значимость поэзии, понять ее роль и силу в борьбе против тирании, в борьбе за установление справедливого правления".

    Один из самых плодотворных авторов персоязычной поэзии, Джами оставил после себя большое наследие лирических стихов. У него три огромных дивана - сборника газелей, рубаи, строфических стихов, кыта, разделенных в соответствии с основными этапами его жизни и названных "Первая глава юности", "Средняя жемчужина в ожерелье" и "Заключение жизни".

    Разве утратил смысл и значение в наши дни один из его поэтических заветов:

    Глупцов и подлецов, о ты, мой юный друг,

    Во имя благ мирских не восхваляй беспечно.

    Блага придут на срок и выскользнут из рук,

    А между тем позор останется навечно.

    Крупнейшим поэтическим произведением Джами является его цикл поэм "Семь престолов", состоящий из семи самостоятельных частей.

    Великий гуманист эпохи, он снискал при жизни любовь простых людей - ремесленников, крестьян, безвестных служителей искусства, защитником, наставником, учителем и другом которых он являлся. Он был признан его современниками, в том числе всеми представителями династии Тимуридов, правящими в то время. Авторитет Джами, "вождя и главы поэтов при Султан-Хусейне" (Бабуре), был настолько огромен, что его причисляли к касте величайших личностей эпохи, почитали как крупнейшего поэта и мыслителя. Действительно, слава его перешагнула границы Средней Азии, Ирана, Закавказья, Турции, Индии. Однако, несмотря на это, сам поэт оставался предельно требовательным к себе, вел крайне скромный и сдержанный образ жизни, был в высшей степени прост в быту, мало чем отличаясь от земледельца или ремесленника. Имея возможность жить в роскоши, он летом и зимой ходил в простом ватном халате, повязанном поясом из грубой ткани. Но и разодетые в шелка и парчу вельможи при встрече с облаченным в рубище Джами почтительными поклонами приветствовали его.

    Вот уже более пяти веков творчество Абдурахмана Джами является одной из жемчужин общечеловеческого художественного наследия, важной составной частью всемирной литературы и поэтического владения человечества.

Памяти великих поэтов

Увы, трудились бедные поэты,

    В чьих одах повелители воспеты.

Себя вписали в летопись времен,

    И мир не забывает их имен.

Давно лежат в земле тела поэтов,

    Но живы имена, дела поэтов.

Жемчужины низавший мастерски,

    Саманов дом прославил Рудаки.

Он спутником народа был родного,

    Не мог избрать обычая иного.

Не уставал он жемчуга низать.

    Они - четырехсот верблюдов кладь.

Он бренный мир покинул на верблюде,

    Наследники его сокровищ - люди.

Живут стихи - и он живет сейчас,

    Поэта имя - светоч наших глаз...

Был взыскан Унсури самой природой,

    Был редким элементом и породой,  

Жемчужиною четырех стихий, -

    И слушал целый мир его стихи...

Он мускусом похвал наполнил строки,

    Он в книгах воспевал дворец высокий.

Разрушился дворец, исчез во мгле, -

    Остались эти книги на земле...

Жил Хакани, чей гений величавый

    Царей Ширвана удостоил славой.

За оды, что превыше всех похвал,

    По тысяче динаров получал.

О тех динарах помнят ли народы?

    Но светят нам блистательные оды.

Ушел и Саади, но жизнь творя,

    Стихи, в которых славил он царя,

Стократ сильней царя и царских зданий,

    А Саади бессмертен в Гулистане...

Сидеть доколе будешь, как слепец?

    Встань и глаза открой ты наконец.

Смотри: дворцы превращены в руины,

    Ушли в оковах гнева властелины,

От их дворцов не сыщешь ты следа,

    А письмена певцов живут всегда.

Где крыши их дворцов, где основанья?

    Остались лишь певцов повествованья.

Нет памятника на путях земных

    Прочней, чем слово прозы или стих.

Любую ржавчину смывает слово,

    Любые цепи разбивает слово.

Узлов немало в наших есть делах,

    Запутаться ты можешь в тех узлах,

Но слово разума внезапно скажешь -

    И трудный узел без труда развяжешь.

    Вячеслав ТИМИРБАЕВ.


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/25828/


Распечатать: Мир не забудет их имен РаспечататьОставить комментарий: Мир не забудет их имен Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Мир не забудет их имен Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.8500

EUR 78.6581

RUB   1.0345

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007