Распечатать: Не звони мне, не звони. не звони мне,  ради Бога! РаспечататьОставить комментарий: Не звони мне, не звони. не звони мне,  ради Бога! Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Не звони мне, не звони. не звони мне,  ради Бога! Посмотреть комментарии

5 августа 2008

КРАСОТА И ЗДОРОВЬЕ

Не звони мне, не звони. не звони мне, ради Бога!

    Тут мой коллега Замир Осоров написал, что неплохо бы службу "скорой помощи" сделать такой мобильной и такой сильной, к примеру, в городе Кара-Балта, чтобы она успевала выезжать к пострадавшим на трассе Бишкек - Ош. Золотые слова! Но вот моя первая реакция: если те рыдваны, которые именуются в городе Кара-Балта "скорой помощью" начнут еще и горную трассу обслуживать, то населению с такой формой медицинской помощи придется уже совсем распрощаться! То есть я в точности повторила реакцию населения на все реформы, происходящие в стране, когда хотят как лучше, а получается как всегда. По принципу: чтобы где-то что-то прибавить, нужно что-то где-то отнять. Начинаем постепенно привыкать к этому.

    Как уже привыкли к тому, что исчезли с лица земли реанимационные машины. В Бишкеке они, может быть, еще имеются, а за его пределами - нет. Инсульты, инфаркты косят людей, но кого это, по большому счету, волнует? Исчезли и машины под названием "неотложная помощь". Остались, как уже сказано, рыдваны по имени "скорая помощь". Что это такое? Описываю. К примеру, это низкий такой пикапчик, давным-давно отслуживший свой век. В нем - носилки и два сиденья, одно из которых как бы откидное, а на самом деле - с усилием оттягиваемое и с не меньшими же усилиями приводимое в сидячее положение. На ходу все это оборудование вместе с поместившимися в него больными и сопровождающими их лицами трясется, грохочет, пытается вернуться в привычно-закостенелое состояние. Лежащего на носилках больного следует усиленно прижимать и удерживать, одновременно нужно самому не потерять равновесия и при этом следить, чтобы не врезаться головой в низкий потолок. Так, грохоча, рыча и поскрипывая, можно доехать до приемного покоя. На этом месте роль "скорой помощи" заканчивается.

    Это если речь идет о госпитализации. Если нет, то "скорая помощь" - это нервная медицинская сестра с баулом в руках. В означенном бауле лекарственных препаратов практически нет никаких. Медсестра перебирает те лекарства, которые есть в доме, находит более или менее подходящие или рекомендует, что нужно купить. Затем рыдван удаляется.

    Это если "скорая помощь" вообще к вам приедет. Почему не приедет? Элементарно, если вам слишком много лет. И в самом деле - столько не живут, сколько живут, к примеру, отдельные старики. И не надо в черствости винить медицинский персонал. Такая гениальная идея сбережения ресурсов родилась где-то в недрах Минздрава, который официально тем не менее все время повторяет: здоровье населения - это для нас святое. Там, в министерстве, видимо, прикинули: от этих стариков одни трудности. Нет чтобы лежать и тихо умирать, так требуют к себе внимания! Вообще этот вопрос: "А сколько лет больному?" должен быть объявлен дискриминационным и беззаконным. Сколько бы ни было - се человек и он страдает. Однако в нашей стране это почему-то никого не волнует, министры в министерство приходят и уходят, а по сути ничего в скорой медицинской помощи населению не меняется.

    Вызываю "скорую помощь" к родителям, возраст которых явно Минздраву не по душе, и, зная по опыту, чем все это кончится, мчу за лекарством. Возвращаюсь в момент, когда лежат почти без чувств уже оба старика, а медсестра громким, командным голосом "поясняет" им: и чтоб больше нас не вызывали, мы к вам больше не поедем! Помощь оказывать будете? - уточняю. Берет лекарства. Колет. Ворчит. Сердится. В следующий раз на станции отвечают: машин нет, не ждите. И в следующий то же самое, и в очередной раз. Пытаюсь объяснить родителям: такие времена, спасаться будем собственными силами. Не понимают!

    Вызываю "скорую помощь" к соседке, которая значительно моложе моих стариков, но, оказывается, и у нее уже критический возраст. Судорожно вспоминаю свои года, свое богатство и считаю, сколько еще времени мне осталось на право пользоваться "скорой помощью"?!

    Однако вопреки установкам Минздрава, люди живут столько, сколько живут. Отец вдруг решил выйти на улицу. Упал, разбил голову, лицо, в шоке. "Скорая помощь" нехотя (и не спеша), но приезжает, хотя на улице уже темно. Крик: с такой травмой я к вам даже прикасаться не буду! Просим хотя бы довезти до травмпункта. Втискиваю окровавленного старика с пробитой головой в описанный уже пикапчик. Не впихивается! Но, наконец, доезжаем. Хорошо, что возле пункта много машин, красивых и разных, в которых друзья привезли своих пострадавших братанов. Они и помогают мне в ночи ввести отца в приемные покои. (Очень вежливые, очень воспитанные ребята, они потом и в такси помогают сесть.) А там - очередь. Наконец попадаем в кабинет. Не то медсестра, не то санитарка после моих просьб нехотя вытирает лужу крови с топчана: кладите. Подголовников нет. Вакцины от столбняка нет. На вопрос: почему - удивленный ответ: так в нашей стране ее давно нет! А столбняк есть? Наверное, есть. А может, и нет. Точно не знаем. Садясь в такси с перевязанной головой, отец считает своим долгом бросить куда-то назад доброе слово тем, кто оказал ему помощь: хорошие врачи и назад машину дали, наверное, все-таки уважают фронтовиков.

    Теперь на все попытки родителей хоть как-то проявить самостоятельность типа: не помыться ли мне самому и не посидеть ли на лавочке возле дома, я реагирую очень нервно и неадекватно.

    Говорят, что когда-то в "скорой помощи" работали бригады (!) врачей. Говорят, что когда-то они умудрялись спасать даже тех, кто уже успел заглянуть за краешек жизни. Говорят, что в городе Кара-Балта когда-то было такой высоты медицинское обслуживание, что именно оно тогда и продлило жизнь нынешним старикам. Зачем?! Помнится, когда в 90-е годы я просила, умоляла родителей уехать, потому что, если не уедут они, то остаться придется и мне, отец, в качестве самого убийственного довода привел именно медицинское обслуживание: что ты, здесь такие сильные врачи, а мы - старые.

    Теперь - рыдван, медсестра и пустая медицинская сумка...

    В поездке по Германии вдруг ловлю себя на том, что все время слышу позывные медицинских карет. То туда едут, то сюда. И гудят. Каждый день, много их. У вас что, спрашиваю, что-то случилось? Нет. А почему медицинские кареты все время ездят? Так ведь помогают людям. У кого температура высокая, у кого сердце прихватило, у кого что, это ведь жизнь. А у вас что, люди не болеют?! И на меня все смотрят. Болеют. И? Ну иногда приезжают. Подумалось: да окажись вдруг у нас такое множество карет "скорой помощи", чиновники от медицины все равно что-нибудь бы да придумали, а то ведь наши люди какие? Совсем обнаглеют и начнут день и ночь вызывать их. А это - такие расходы, тем более что не с каждого больного и взять есть что. Нет, пусть все лучше идет так, как идет.

    Одно интересно: почему последние рыдваны таки существуют? Зачем? То ли видимость какую создают, то ли ждут, когда они развалятся совсем и сама система скорой медицинской помощи на этом основании исчезнет как факт?

    Людмила ЖОЛМУХАМЕДОВА.


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/23953/


Распечатать: Не звони мне, не звони. не звони мне,  ради Бога! РаспечататьОставить комментарий: Не звони мне, не звони. не звони мне,  ради Бога! Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Не звони мне, не звони. не звони мне,  ради Бога! Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.4042

EUR 81.1127

RUB   1.0244

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007