Распечатать: Рамис–мировед РаспечататьОставить комментарий: Рамис–мировед Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Рамис–мировед Посмотреть комментарии

11 апреля 2008

КУЛЬТУРНЫЙ СЛОЙ

Рамис–мировед

    Большое дело в наши обделенные духовностью дни сделала кафедра истории и теории литературы Кыргызско-

    Российского Славянского университета (заведующий Бахтияр Койчуев), выпустив в свет в вузовской типографии новый стихотворный сборник на кыргызском и русском языках народного поэта Кыргызстана Рамиса Рыскулова "Стих и я".

    Рамис Рыскулов - яркое, узнаваемое, не тускнеющее со временем самобытное явление в мировом искусстве. Тонко подметив в годы своей молодости, что "вокруг Кремля вращается Земля", он с годами глубоко освоил в поэзии другие, новые высокие ценности, как всегда, идя не просто в ногу со временем, а далеко впереди него.

    Неиссякаем интерес известных русских поэтов к творчеству Рамиса. Его много и охотно переводили на русский язык наши Вячеслав Шаповалов (ныне народный поэт Кыргызстана) и Анатолий Бережной, москвичи Владимир Цыбин и Станислав Золотцев, другие мастера художественного перевода. Кроме того, сам солнцесердый и мудро-наивный Рамис создал немало неподражаемых вещей на русском языке, которые зачастую имеют право быть при незначительной чуткой редактуре. Вот, например: "Нет у Поэта и художника карьеры. А есть судьбы барьеры". Или: "Куролесят мои бурлески в первобытном блеске". "Моя стихия и хобби - фантасмагория, аллегория. Воспеваю и алые зори я". "Я эпохиален, чепухиален и начихиален, петухиален". "Моей депутации мешали мои уличные репутации". "Ждут моих стихов завистливые дали веков". "Шагаю я ветрокудрявый и солнцевейный". А какой русский поэт не позавидует Рамису, выдохнувшему: "И камень кажется подушкой, когда с любимой спишь подружкой!".

    Языковая стихия разных народов - благодатное горнило уникальных поисков и поэтических обретений Рамиса Рыскулова, читающего в оригинале Верхарна и Верлена, Пушкина и Велимира Хлебникова, многих других русских классиков. От молодецких ранних бурлесков и аллегорий ныне большой интеллектуал и зрелый мастер Рамис пришел к четкой огранке собственных космогонических суперскоростных озарений ("Я - телепат телетайпа"). А чего стоят только его русские неологизмы "смельтяй", "прижабленный" и др.! Полагаю, смельтяй - это смелый слюнтяй. А эпитет "прижабленный" настолько многоплановый, что каждый волен трактовать его по-своему. И все это Рамис!

    На протяжении своей десятилетней репортерской карьеры я не устаю (при случае, конечно, по возможности) пропагандировать его изобразительное искусство, в частности, уникальную графику. В книге "Стих и я" Рыскулов поместил немало своих удивительных графических работ, отмеченных своенравным гением искусного рисовальщика. "Живопись и стихи - обе стороны одного, - пишет в книге Бахтияр Койчуев, - раскрывают автора с выраженным собственным мироведением, изначально заданным генной памятью, закрепленным в слышании Слова, впитавшим эстетику народного быта с орнаментами и знаками-тамгами дома, мира, покоя, вечности. Все это являет ценность, ибо Рыскулов осознает огромное пространство и себя в нем". Живописные картины и рисунки Рамиса разошлись ныне по всему свету, он их щедро раздаривал и раздаривает, с легкой улыбкой наивно веруя в ответное понимание. Сколько их, этих рисунков? Никто, даже сам Рамис, не знает. Наше общество по-прежнему не готово, к сожалению, к такой его творческой и авторской щедрости ради чистого искусства. Однако знаю: со временем им просто не будет цены! Так уже не раз бывало в нашем мире...

    О Рамис! С именем почти мушкетерским! Изящно-наивно вовлекаешь ты в родник твоих глубинных метаморфоз. Ты никогда не был салонным поэтом и художником, записным певцом, а всегда оставался и остаешься самим собой - дерзким вдохновенным сыном родного края и всей Земли. Даже кратковременное общение с тобой дает необычайно много. Вселенская вышняя логика твоих непричесанных мыслей, магнетическая абсурдно-парадоксальная чертовщинка внезапных озарений на грани риска и безумия дают ощущение, что ты давно ушел в дальний прорыв к сокровенному в этом мире. Рядом с твоей искрометной магией художника в мгновение ока проживаешь сразу несколько жизней, вдыхая полной грудью вожделенный сквозняк вечности. И все это емко и броско воплощено в твоих русских стихах, которые подобно выверенной мушкетерской шпаге разят нужную часть отзывчивого читательского сердца, уже отданного тебе.

    "Стих и я" - это ты, это твоя стихия. Она дорога и понятна многим. "Я свою звонкую силу поэта тебе посвящаю, родная планета" - в этом ты весь, Рамис...

    Двадцать лет назад я написал публикуемые ниже "Стихи Рамису" и поместил их в своей поэтической книге "Зимняя радуга" (2006 г.). И сегодня я по-прежнему счастлив, что мне выпало быть твоим современником и другом.

     * * *

    Рамис с косматым космосом волос!

    Давно бела твоя былая грива.

    В ней что-то есть от облака и взрыва,

    взметнувшегося мощно, как колосс.

    Среди колес и пасмурного смога

    проходишь ты, дрожа затесом скул,

    и за тобою, поотстав немного,

    твоих стихов запаздывает гул.

    Рамис, рискуя рыскать в звонких звездах,

    заворожив миры на вираже,

    ты по себе оставил гулкий отзвук,

    но грянул сам в грядущее уже.

    Александр НИКИТЕНКО.


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/22485/


Распечатать: Рамис–мировед РаспечататьОставить комментарий: Рамис–мировед Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Рамис–мировед Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.8400

EUR 79.2474

RUB   1.0583

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007