Распечатать: Брак по–кыргызски РаспечататьОставить комментарий: Брак по–кыргызски Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Брак по–кыргызски Посмотреть комментарии

13 июля 2007

КУЛЬТУРНЫЙ СЛОЙ

Брак по–кыргызски

    Посмотрев новую картину Эрнеста Абдыжапарова "Светлая прохлада" ("Боз салкын"), я решила, что это ответ режиссера канадцу Питеру Лому, который в 2004 году наделал много шума своим документальным фильмом "Умыкание невесты в Кыргызстане".

    Но в личной беседе Эрнест сказал, что ленты Лома не видел, замысел возник еще в 1998 году, когда он был "проводником" некоего Франка Мюллера из Германии. Тот снимал в Кыргызстане полнометражный документальный фильм "Там, где небо касается земли". Мюллер делал ставку на контраст между эрой высоких технологий, пришедшей в отдаленный горный регион вместе с канадцами, что осваивают золоторудное месторождение Кумтор, и естественным образом жизни кочевников. Работу Мюллера я увидела только нынче, после национальной премьеры "Светлой прохлады". И хорошо, что после. В центре германской картины - пожилая кыргызка-чабан, которая приезжает на джайлоо для выпаса стада овец и нескольких коров. Героиня рассказывает Франку о своей нелегкой жизни. Очевидно, что женщина всегда трудится не покладая рук. Ее муж умер много лет назад, но она не одинока: дети и внуки частенько ее навещают. Невзначай Бюбюш-апа называет свой возраст - 65 лет. Выглядит она старше: лицо, простое и доброе, изборождено морщинами. Но физически героиня еще достаточно крепка.

    Подумалось: а ведь это Асема из "Светлой прохлады", только спустя сорок лет! Образ вечной хранительницы кыргызского кочевого уклада, с любовью запечатленный Мюллером, в новой картине Абдыжапарова представлен в двух ипостасях: это юная Асема и в большей степени - чабан Анипа. Но обо всем по порядку.

    Пресс-релиз представляет новый фильм Эрнеста Абдыжапарова как "немного грустную, немного комичную историю любви городской девушки Асемы и сельского юноши Мурата. Мурат везет любимую в родное село познакомить с родителями. Ничто не предвещает драмы, но случай круто меняет радужные планы пары на совместную жизнь. Асема обнаруживает, что в селе у будущего жениха есть зазноба - красавица Бурма. И мгновенно решает порвать с Муратом. Поздним вечером она выбегает на дорогу в поисках машины, чтобы вернуться в Бишкек. Натыкается на допотопный "Москвич", хозяин которого ждет, когда же подельники приведут девушку-сироту, предназначенную для умыкания. Но похищенной оказывается Асема...

    Гульбара Толомушова: - Иностранцы, посмотрев вашу работу, сделают вывод, что в Кыргызстане матриархат. Я насчитала в фильме более десяти пар, и в каждой командует женщина. Так, идея женить Сагына, украв для него девушку-сироту, возникает у его матери Анипы. С другой стороны, обиженная Бурма во что бы то ни стало хочет возвратить своего неверного возлюбленного Мурата, отбив его у горожанки Асемы. Вы действительно уверены, что в нашем кыргызском доме правит женщина?

    Эрнест Абдыжапаров: - Да, абсолютно точно замечено, что фильм посвящен женщине. Она играет главенствующую роль. Хотя в первом варианте сценария главным героем был юный чабан Сагын. Но со временем я ощутил, что в центр фильма необходимо вывести Асему. Если бы главным героем стал Сагын, то девушка выглядела бы жертвой. А это уже драма, трагедия.

    - До появления фильма Питера Лома тема похищения невесты была табуирована в кыргызском кино. Можно вспомнить лишь старую картину "Моя ошибка" (1956), но там эта ситуация подана в комедийном ключе. Мы от всей души смеялись над этим "пережитком прошлого". И только после ленты Лома, которая всколыхнула нашу общественность, я начала думать: умыкание - традиция или преступление? Когда вы начали съемки, мне казалось, "Боз салкын" станет ответом Эрнеста Абдыжапарова Питеру Лому. Но сейчас выяснилось, что замысел родился в 1998 году, и тогда же был написан сценарий. Что послужило для вас импульсом, откуда возник интерес к этой непростой теме - похищению невесты, кыргызскому мироустройству, взаимоотношениям в нашей семье в целом?

    - Если говорить положа руку на сердце, фильм не про похищение невесты. Похищение служит фоном, как и наша первозданная природа. Как и сохранившиеся вековые устои народа. Моя картина - о любви, о пути обретения счастья. Я трактую обычай похищать невесту как некое предопределение свыше, которое является добрым знаком на пути к счастью. Традицию умыкания невесты я не обличаю и не восхваляю. И не говорю, что у кыргызов сохранились дикие привычки. Просто, несмотря на превратности судьбы, человек может быть счастливым, он должен нести ответственность за то, что с ним произошло. И вопреки всему может обрести счастье. Картина как раз об этом.

    - То, что в центре многих современных кыргызских фильмов сильная женщина, не случайно. Например, в "Первом кадре" дебютанта Садыка Шер-Нияза мужчины, предоставленные сами себе, не могут организоваться и снять один кинокадр, в "Чтениях Петрарки", базирующихся на "Моменте истины" Р. Ибрагимбекова, Нурлан Абдыкадыров мужчину-следователя меняет на следователя-женщину... Почему?

    - Режиссеры исходят из реалий нашей жизни. Сегодня действительно стержнем в семье является женщина. Сказались многие обстоятельства. До Октябрьской революции в кыргызской семье была гармоничная сбалансированность в отношениях между мужчиной и женщиной. В советское время мужчина внутри семьи практически превратился в бездельника. Супруги утром вместе уходили на работу, а вечером муж отдыхал, а жена выполняла работу по дому. Иждивенческая инерция, столь крепко укоренившаяся в наших душах, очень сильно проявилась в первые годы независимости. В рыночных отношениях мужчина оказался абсолютно беспомощным. Основная тяжесть этого бремени легла на плечи женщин. Они были первыми челноками, первыми коммерсантами. Даже в моей семье эта ситуация наглядно проявилась, когда мне приходилось сидеть дома с ребенком, а жена выходила на улицу продавать ашлямфу и другие национальные кушанья. В наши дни, когда жизнь стабилизировалась, окончательное слово на семейном совете остается за женщиной. Наверное, мы действительно находимся в состоянии матриархата.

    - Но женщины бывают разные. Нежной, наивной, чистой Асеме, девушке, выросшей на асфальте, вы противопоставляете хищницу Бурму. При этом ясно даете понять, что совместная жизнь Бурмы с Муратом сложится незавидно: очевидно, что он никогда не забудет Асему и, скорее всего, чаще и чаще начнет прикладываться к бутылке, чтобы забыться. А Асема, стоически пережив шоковую ситуацию с изменой Мурата, достойно приняв неожиданный брак с Сагыном, начнет потихоньку обживаться в незнакомом пространстве. Вы погружаете героиню в ситуацию "вспомнить все". Почувствовав теплоту родной земли, открыв ее красоту, она постепенно научится жить так, как веками жили наши предки. Мы вдруг осознаем, что перед нами новое воплощение нашей прародительницы Умай-эне. Вы ясно говорите, что необходимо вернуться к своим истокам!

    - Возвращаться к истокам  - это удел художника. Когда он ищет спасительный выход из духовного тупика, в котором оказалась целая нация, то связывает его не с экономическим развитием, не обретением благосостояния. Самое главное - сохранить вековые духовные ценности, которые передавались из поколения в поколение. Кыргызы издревле говорили: "Как бы мы ни уважали наших аксакалов, все же выше аксакала стоит девочка". Потому что наступит время, и именно ей придется нести основную нагрузку в продолжении рода, и в этом заключается ее огромной важности миссия. Кыргызские поговорки подтверждают это: оказывается, человека всю его жизнь охраняют духи предков по линии матери. Кыргызская знать всегда заботилась о чистоте рода, поэтому  ханы, беки никогда не брали в жены девушек из неизвестных родов. Вот почему мои герои Сагын и Мурат ведут напряженную борьбу за Асему. И здесь основная завязка фильма. Бурма - рядовой индивидуум, она просто хочет вернуть своего парня, и в конце концов это ей удается. Все дело в Асеме, и оба героя понимают, что именно она - та, за которую нужно сражаться. Я распорядился таким образом, что побеждает Сагын, и Асема останется в лоне кыргызской первозданной природы, она освоит кочевой уклад предков и сможет полностью реализоваться как женщина, живя с сильным мужчиной.

    - Показателен пробег ликующей Асемы по сочно-зеленому склону хребта, когда она полностью освободилась от комплексов горожанки, освоилась с премудростями жизни на джайлоо, почувствовала, что выдержала экзамен на прочность не только перед мужем-чабаном, но и перед вековой памятью предков. Она поняла, что этот малоразговорчивый, стеснительный, но трудолюбивый и благородный бирюк Сагын - тот самый мужчина, который ей нужен, за ним она будет как за каменной стеной. Однако есть зрители, которые не верят, что городская девушка захотела остаться на джайлоо.

    - Я не навязываю свои жизненные принципы, и каждый зритель должен вынести свое заключение, исходя из личного жизненного опыта. Исполнительница роли Бурмы Эльнура Осмоналиева рассказала, что одна ее знакомая, которая в 30 лет впервые выходит замуж, посмотрев картину, заметила, что Сагын - идеальный мужчина-кыргыз: мужественный, решительный, а с другой стороны, скромный, уважающий женщин, сдерживающий себя в рискованной ситуации, не применяющий силу. (В первую брачную ночь Сагын не овладевает Асемой, оставляет это на потом, когда они лучше узнают друг друга, проникнутся чувствами. Так он закладывает первый камень позитива в их будущую совместную жизнь. И Асема, оценив благородство этого малознакомого парня, полностью доверилась ему. - Авт.). Эмиль Джумабаев, молодой режиссер-интеллектуал, сказал: "Ценность "Боз салкына" в том, что содержание подкреплено эстетически, поэтому итог убедителен". А кое-кто возмущался: "Как можно было городскую девушку оставить на джайлоо, в диких условиях!". Но большая часть зрителей выходит после просмотра с надеждой на лучшее будущее.

    - Опять я встану на сторону оппонентов. Считается, что невест умыкают, потому что кыргызский мужчина не умеет ухаживать. Но я думаю, что дело здесь все-таки не в отсутствии пресловутой культуры ухаживания, просто у кыргызов считается дурным тоном выставлять свои чувства напоказ: целоваться с любимым человеком в общественном месте, как это делают французы, например. Но с другой стороны, почему ваш герой Сагын пассивен в момент умыкания? Прекрасную Асему ему просто на блюдечке преподносят. В сценарии же, напротив, вы прописали мотив заинтересованности друг другом в сцене первого знакомства, когда Мурат привел городскую возлюбленную на пляж к друзьям. Сагын там пел, и Асема обратила на него внимание. В фильме же Сагын, не прикладывая никаких усилий, получает хорошую жену.

    - Сагын пытался ухаживать, когда его хотели женить на сироте Анаре. Им устраивали свидания, чаепития, но они не могли найти точек соприкосновения. Однако Анара была готова выйти замуж за Сагына, потому что взрослые это уже обговорили. Молодые знают, что жениться нужно, но не могут сформулировать, с какой целью. "Просто так женимся", - говорит Анаре Сагын. "Действительно просто так? Тогда я согласна! Но мне кажется, вам нужен человек, чтобы помогать пасти овец?" - робко вопрошает девушка. Это другой, функциональный аспект традиции умыкания невесты.

    - Чаще всего сегодня девушек похищают для работы по хозяйству в зажиточных кыргызских семьях. В картине Лома была одна подобная история.

    - Да, я согласен, часто так случается. Но когда мы говорим о так называемой городской любви, когда влюбленные часами говорят по телефону о своей любви, требуя друг от друга постоянных подтверждений этой любви... Если кто-то из них не так посмотрел, не так что-то сказал, постоянные разрывы, ссоры, потом опять примирения, встречи, свидания. Эта бесконечность, когда на самом деле состояние влюбленности не развивается, не перерастает в большое сильное чувство, и в результате любовь погибает. Кыргызский образ жизни отметает в сторону всякие ненужные вещи, которым придается огромное значение в современном мире. С другой стороны, я не поощряю традицию похищения невесты. Это на самом деле попрание прав гражданина, женщины. Но когда сторонники гендерного равноправия говорят: надо защитить женщину, и тогда все человечество станет счастливым, я не верю. Мы живем в абсурдное время абсурдной цивилизации, которая навязывает абсурдные нормы жития. Помните в фильме удивление начальника милиции: "Городская девушка, наверное, ненормальная, раз вышла замуж за сельского парня"? Это действительно ненормально, но ответьте мне, где в городе вы видите нормальные вещи? У нас все вне нормы. И в этом плане ненормальный случай, происшедший в картине, может быть, и есть та норма, которая поможет нам решить наши проблемы? Я верю, что "Светлая прохлада" привнесет в нашу жизнь некую гармонию. Художник должен ответственно подходить к выбору темы, ибо несет полную ответственность за судьбу своей страны. Он ответствен за ту энергетику, которая льется с экрана на зрителей.

    Фото Алимжона ЖОРОБАЕВА.    

    Гульбара ТОЛОМУШОВА, киновед.


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/19195/


Распечатать: Брак по–кыргызски РаспечататьОставить комментарий: Брак по–кыргызски Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Брак по–кыргызски Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.1133

EUR 81.3325

RUB   1.0446

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007