Распечатать: Власть, оппозиция, мы РаспечататьОставить комментарий: Власть, оппозиция, мы Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Власть, оппозиция, мы Посмотреть комментарии

25 апреля 2006

ПЕРВАЯ ПОЛОСА

Власть, оппозиция, мы

    Главным событием политической жизни страны на истекшей неделе я бы назвал инициированный президентом Курманбеком Бакиевым диалог “Власть и общество —
    за стабильность, против коррупции и преступности”, состоявшийся на Гостелерадио, свидетелями которого стали сотни тысяч кыргызстанских телезрителей.
    Мне уже приходилось комментировать его, что называется, по горячим следам. Теперь хотелось бы поговорить о нем спокойно, по некоторым неспешным размышлениям.

    Митинговые страсти, охватившие в последнее время некоторых наших политиков, наводят на параллель с тем, что происходило в СССР на границе 80–90–х годов прошлого века. Тогда тоже митинговая лихорадка захлестнула значительную часть страны.
    Далек от мысли утверждать, что митинги — это изначально и однозначно плохо. К позитивным особенностям их я бы отнес расширяющийся круг кыргызстанцев, осознающих, что жить, как жили прежде, нельзя и недостойно. Страна слишком много потеряла за 14 лет суверенитета при правлении первого президента. Кыргызстан откатился на десятилетия назад, отстал от большинства партнеров по СНГ в социальной сфере, в экономике, культуре, здравоохранении. Нет, наверное, на пространстве бывшего СССР страны, где были бы до такой степени разрушены промышленность и сельское хозяйство, как у нас. Прибавьте сюда криминальные разборки за влияние на объекты, приносящие быстрые и весьма солидные деньги, безнаказанность заказных и громких убийств ряда заметных фигур на политической, предпринимательской или криминальной стезе, и станет совершенно очевидным, насколько облегчается задача тех, кто умело пользуется моментом и достигшим апогея недовольством масс для наращивания своего политического капитала, кто зарабатывает на этом очки популярности, кто выводит своих союзников, а также недовольных и доверчивых граждан на очередной митинг.
    Положа руку на сердце, я был бы горячим сторонником и участником всех этих митингов и шествий, если бы они по–настоящему добавляли что–либо в закрома и казну государства, если бы реально улучшили обстановку в обществе, если бы делали жизнь людей радостнее и свободнее. Но ведь этого же нет.
    Реальная картина современной ситуации чрезвычайно сложна и противоречива. В силу этого очень странно, что люди, мнящие себя серьезными политиками и реформаторами, требуя радикальных реформ, незамедлительного решения вековечных проблем демократии, справедливости, обуздания преступности и коррупции, оперируют избитыми общими фразами, многолетней давности формулами, которые, возможно, безупречны абстрактно–теоретически, но слишком ирреальны, чтобы их можно было вот так сразу применять на практике.
    Одно дело — некие агитационные, протестные, популистские акции, которые предпринимают лидеры некоторых политических партий и НПО, и совсем другое — профессиональная, хозяйственная, экономическая работа по структурированию экономики и переходу в современную цивилизацию.
    Возьмем самый простой, лежащий на поверхности пример. Один из ведущих сторонников мирного митинга 29 апреля депутат Жогорку Кенеша Кубатбек Байболов не устает повторять, что руководство страны лишь имитирует борьбу с коррупцией. Но так ли это? Как–то быстро забылось, что еще 1,5–2 года назад только ленивые не говорили на Ошском рынке о том, что в Кыргызстане должности губернаторов, акимов, руководителей госведомств, все продвижения по служебной лестнице и повышения воинских и милицейских званий продаются и покупаются, что существуют твердые тарифы на государственные награды и почетные звания. Некоторые российские и стран дальнего зарубежья СМИ даже называли цены на отдельные должности, награды, звания. Почему же Кубатбек Байболов, Кабай Карабеков, Омурбек Текебаев, выступающие сегодня бескомпромиссными борцами с коррупцией, тогда не поднимали эти вопросы с трибуны Жогорку Кенеша, будучи его депутатами? Или в тот момент делать это было небезопасно? В ходе диалога на Гостелерадио Текебаев отмечал: “Я верю, что Курманбек Салиевич не берет деньги…”. Да и сам Бакиев неоднократно подчеркивал, что сегодня никто из губернаторов, акимов, министров не может сказать, что прошел на должность благодаря взятке.
    Так если мы действительно реально смотрим на вещи, по–настоящему болеем душой за дело, пытаемся объективно оценить сложившуюся ситуацию и действия власти, можем ли закрывать глаза на очевидное и говорить, что идет всего–навсего имитация борьбы с коррупцией?
    Не однажды писал и повторюсь вновь. По многим свидетельствам предпринимателей, после мартовской революции поборы таможенных и налоговых инспекторов ужесточились. Не стали брать меньше с водителей гаишники. Вымогают взятки где и как только могут антимонопольщики. Как брали, так и берут по–черному служители Фемиды. На бытовом уровне взяточничества меньше не стало. Но дело ли Курманбека Бакиева и Феликса Кулова следить и хватать за руку мздоимцев? Пока в обществе существует круговая порука, пока предприниматели и водители будут безропотно давать взятки вымогателям, откупаясь от мнимых или реальных прегрешений, пока студенты будут послушно платить преподавателям за зачет или положительную оценку на экзамене, пока подсудимые будут верить, что исход их дела зависит не от закона, а от благосклонности судьи, все усилия общества покончить с коррупцией обречены на провал. Одного желания и усилий власти тут недостаточно.
    Наряду с обузданием коррупции и преступности, установлением стабильности и правопорядка сегодня остро стоит вопрос о форме государственного управления. Чему отдать предпочтение, по какому пути двигаться дальше — президентскому или парламентскому? Вопрос далеко не абстрактный и не формальный.
    Неоднократно говорил, но вынужден повторить. В нашей бедной, небольшой по масштабам и численности населения стране, не располагающей опытом демократической и политической культуры, в стране, настойчиво пытающейся влиться в мировое сообщество, остро необходимы своего рода символ единства государства, гарантия демократии, нужен страж конституционных основ государства, ответственный перед законом и народом. На современном этапе им может и должен выступать президент. Неудачный опыт первых 14 лет независимости Кыргызстана не должен ставить под сомнение, а то и вовсе перечеркивать позитивный характер президентской формы правления.
    Глубоко убежден, что введение на нынешней стадии становления республики парламентской формы правления обернется для Кыргызстана гораздо большим злом, приведет к еще большему хаосу, раздраю в политическом руководстве, безответственности. Убеждение мое основано на практике реальной деятельности Жогорку Кенеша едва ли не за весь период его существования.
    Знаю, что многие наши политики, депутаты, государственные и общественные деятели увлекаются шахматами. Стало быть, они хорошо осведомлены о так называемой проблеме “второго хода”. Хороший шахматист всегда рассчитывает на несколько ходов вперед. У нас же политики зачастую могут сделать только один ход. Второй просчитать они уже не могут.
    Говорю об этом вот в связи с чем. Диалог власти и оппозиции наглядно показал, что для некоторых лидеров оппозиции существуют только две точки зрения, две позиции — моя и неправильная. А потому они упорно не слушали и не слышали никаких доводов и возражений, подкрепленных очевидными фактами.
    Один год — срок, по любым меркам, небольшой, чтобы достичь значительных результатов в процессе оздоровления. Тем более такой год, какой пережил Кыргызстан. И все же некоторые реалии прожитого года вселяют робкий оптимизм в будущность государства, его материальное и духовное развитие, в перспективы утверждения демократии.
    Суть не в успокоительных констатациях. Суть в том, что пора браться за ум. И делать это необходимо всем. Не пытаться ставить палки в колеса, не противостоять, а способствовать сложению сил. Тем более что истекший после революции год достаточно убедительно доказал и другое: силы противодействия гораздо мощнее и глубже эшелонированы, чем это, быть может, казалось вначале.
    Да, конечно, далеко не все можно (да и вряд ли нужно) говорить и выносить на публичное обозрение в такой деликатной материи, как складывающиеся политические и человеческие отношения. Но когда речь заходит о фигурах общественной значимости, эти отношения перестают быть их личным делом. Граждане пусть даже погрязшей в долгах, отчаявшейся от бедности и безработицы страны не должны быть в положении холопов, у которых чубы трещат, когда паны дерутся.
    Президент, премьер–министр, парламент должны, переступив через личное, суметь договориться, а затем твердо и последовательно действовать, шаг за шагом отодвигая страну от края пропасти, сантиметр за сантиметром вытягивая ее из трясины кризиса. Должны сообща противостоять тем, кому бы очень хотелось заразить Кыргызстан бациллами экстремизма, нетерпимости, гражданской розни.
    Сегодня нас, журналистов “МСН”, и меня в том числе, кое–кто обвиняет в ангажированности, в прогибе перед властью. Что можно сказать на это? Наверное, то, что думать так каждый имеет полное право. Думать так — личное дело каждого. Ни переубеждать, ни оправдываться мы не намерены. У нас своя осознанная и четкая линия, которой мы следуем уже много лет.
    О себе же могу сказать одно. Всю жизнь относил себя к трезвым прагматикам и подчинялся правилу: из двух зол выбирают меньшее.
    Вячеслав Тимирбаев.

    


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/13767/


Распечатать: Власть, оппозиция, мы РаспечататьОставить комментарий: Власть, оппозиция, мы Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Власть, оппозиция, мы Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 68.8111

EUR 80.4539

RUB   1.0352

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007