Распечатать: НСРС вместо НССБ? РаспечататьОставить комментарий: НСРС вместо НССБ? Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: НСРС вместо НССБ? Посмотреть комментарии

14 февраля 2006

ПЕРВАЯ ПОЛОСА

НСРС вместо НССБ?

    Скоро светлые умы республики приступят к составлению новой стратегической программы развития страны. Будет ли она тем рецептом, применение которого выведет из кризиса и приведет в светлое будущее?
    КаждаЯ новая власть в любой стране, встав у руля реального управления, считает своим долгом предложить новую программу экономического развития. Не стало оригинальным и наше правительство, сообщив на недавнем заседании о предстоящей глобальной работе — разработке Национальной стратегии развития страны (НСРС).
    Премьер–министр Ф. Кулов, начиная совещание, подчеркнул, что концепция развития страны — это важнейший стратегический документ, от содержания и качества которого зависит, каким путем и с какой скоростью будет двигаться страна. И на первом, очень кратковременном, этапе предстоит определить ее вид, методологию и подходы.
    Для этих целей отдел стратегического развития и экспертизы администрации президента пригласил эксперта Эркинбека Джаманбаева, президента Центра тренинга и консалтинга, который ознакомил собравшихся с подходами и методами разработки Национальной стратегии развития Кыргызстана.
    Никого не удивить сетованиями на тяжелую макроэкономическую ситуацию, неясный Налоговый кодекс, несовершенное законодательство, отсталые технологии, невыгодное географическое положение, разновекторность политических сил, низкую конкурентоспособность страны. Но у нас всегда есть выбор: либо плакать, что мы живем не в то время, либо просить кредиты и гранты у доноров, либо эмигрировать, либо молиться и ждать. Можно еще заняться подкупом и подстраиванием, захватом дорог и администраций. Но всегда имеется и возможность кардинально изменить ситуацию (при наличии острого желания), используя современные подходы и сильное эффективное управление.
    В чем же суть методологии, разработанной Э. Джаманбаевым? Как пояснил сам автор, “она заключается в первую очередь в привлечении к процессу ее разработки тех людей, которые и будут в дальнейшем ее реализовывать. Вспомним прежние реалии, когда конечные итоги программы были далеки от намеченных из–за разного понимания исполнителями своих задач. Во–вторых, верная методология в состоянии интегрировать разрозненные силы. В–третьих, она составлена с учетом позиции Кыргызстана на глобальных мировых рынках. А в–четвертых, предполагает использование современных методов управления”. По словам Э. Джаманбаева, для разработки стратегии потребуется четыре месяца “при наличии адекватных (владеющих информацией, желающих работать и способных внести вклад) участников и ресурсной поддержки”. (Подразумевается, очевидно, что такие кадры у нас уже есть. — Авт.)
    На какой же срок рассчитана собственно стратегия, которую будут разрабатывать при наличии предлагаемой (и уже априори явно поддержанной правительством) методологии? Очевидно, на тот временной горизонт, который определит правительство. Может быть, на четыре года, а может, и на тридцать лет. Э. Джаманбаев склоняется к необходимости и актуальности долгосрочной стратегии страны. Хотя это и не означает следования по пути, аналогичному тому, который наметили и проложили казахстанские политики и экономисты, реализуя долгосрочную стратегию на три десятилетия, до 2030 года. Возможно, Кыргызстану как раз необходима долговременная программа на 30–50 лет с конкретизацией целей по пяти–десятилетним этапам? Вот в Китае, напомнил
    Э. Джаманбаев, общие цели намечены на сто лет вперед, хотя они и не конкретизируются в виде программы, поскольку невозможно прогнозировать на столь долгий период. Главное — преемственность действий руководителей, каждый из которых должен не изобретать новые программы, а действовать в рамках общей установленной долгосрочной стратегии.
    Каким же будет путь, по которому пойдут вначале теоретики, определяя стратегию развития страны, и примкнувшие к ним впоследствии практики во имя грядущего (так хотелось бы верить!) процветания?
    Для начала надо определиться с местом нахождения Кыргызстана среди стран мира. Подсчитано, что в мире имеется 54 богатые страны, 37 — с уровнем выше среднего, 45 — средних, 56 — бедных и 61 — очень бедных, в число последних, увы, входит наша страна. По словам эксперта, пятипроцентный экономический рост, которым мы гордились в последние годы, не выведет нас к светлому будущему и страна рискует остаться на задворках истории. Даже в послевоенном Таджикистане темп роста составил 10,5 % за последние годы. Сколько же лет потребуется стране, чтобы перейти из незавидной категории “очень бедных” чуть более привлекательную — “бедных” стран? Израилю для вхождения в число богатых стран понадобилось 40 лет, Западной Германии и Японии — 30 (хотя стартовые условия по степени богатства у них были различными), Южной Корее — 25, Сингапуру — 20 лет.
    Что же нам мешает? Есть общеизвестные факторы, препятствующие и не способствующие развитию страны. Но до сих пор “мы лечим причины, а не следствие, боремся с барьерами, но не с теми, кто их создает” — справедливо замечает автор.
    На нынешнем этапе властям абсолютно ясна необходимость новой стратегии. Следующий этап — определение роли и места в этом процессе каждого из участников разработки — министерств и ведомств. Затем последует этап широкого ознакомления общественности с этим подходом, чтобы каждый гражданин понимал, что, собственно говоря, осуществляется в стране, к чему стремиться и чего ожидать. Также о содержании процесса, начавшегося в стране, должны знать наши соседи, партнеры, международное сообщество.
    Что касается сути стратегии, здесь в первую очередь надо определиться, в чем Кыргызстан может быть лучше всех в регионе и мире? Каковы наши основные приоритеты и факторы успеха? Маловероятно, чтобы у нас не было таких возможностей.
    Э. Джаманбаев говорит, что “много стратегий было написано, но мало какие из них реально работают. Разрабатывались они как местными, так и приглашенными из–за ближних и дальних рубежей специалистами, но вероятность их провала всегда существовала. Основных причин тому три: люди, которые их разрабатывают, не знают, как это делать, иногда не хотят, чаще не могут по каким–то причинам. А надо хотеть, мочь и делать, потому что все хотят жить в хорошей стране. Но так хотеть можно и двести лет. Вопрос не в том, чтобы хотеть, а в том, чтобы быть способным делать реальные преобразования”.
    Есть и серьезный фактор неудачи — сопротивление переменам, бывающее разных форм — агрессивное, скрытое, явное, саботаж. Чтобы вырваться из категории нищих стран, надо понимать причины сопротивления преобразованиям. Они бывают экономическими, связанными со страхом потерять доходы или их источники, нежелание изменить ситуацию, личностными (психологическими), и социально–политическими, характерными для масс людей.
    Была затронута и возможность прохождения страны через жесткую авторитарную систему управления, как было в Японии до второй мировой войны с авторитаризмом японского императора, Сингапуре, с его двадцатилетней давности всплеском авторитарного парламентаризма, Великобритании. (Что касается последней, очевидно, автор имеет в виду жесткую политику “железной леди” М. Тэтчер, забыв при этом учесть незыблемость там основ демократии. — Авт.) В каких условиях возможна успешная реализация стратегии в системе от анархии до диктатуры, и где находится Кыргызстан в этой системе координат? Будем ли мы опираться на личность (как Турция — на Ататюрка, Китай — на Мао) или на совокупность личностей? — завершил доклад Э. Джаманбаев.
    В ходе развернувшейся дискуссии скрещивались копья, жестко критиковались как основы предложенной методологии, так и сама концепция необходимости новых программ.
    От НПО выступила Токтайым Уметалиева, выразив сразу несколько опасений. Ей было непонятно, в чем инновационность предложенного, так как, по ее мнению, все это уже было в прежних программах. Подвергла сомнению она и необходимость разработки новой программы, поскольку страна не первый год реализует программу КОР до 2010 г., выполнила НССБ до 2005 г., речь уже идет о НССБ–2, и их выполнение — наше обязательство перед мировым сообществом. Ссылаясь на данные Всемирного банка, Т. Уметалиева сообщила, что 2005 год был тяжелым для республики в экономическом плане, на 18 % снизилась инвестиционная привлекательность, на 11,5 % упал ВВП, на 20 % — доходы от туристического бизнеса, усугубляют нестабильность и большие внутренние угрозы. (Отметим, что приведенные цифры сильно расходятся с данными Нацстаткомитета.) Надо обратиться к мировому сообществу, главным донорам, чтобы попросить отсрочки в реализации пилотного проекта КОР на два года, предложила Уметалиева, потому что, по ее мнению, самим, без увеличения объема донорской помощи, нам не стабилизировать экономическую ситуацию.
    В ответ на этот монолог
    Ф.Кулов заметил, что у него нет желания возражать по одной простой причине. Премьер–министр подчеркнул, что прежние программы развития (КОР, программы развития села, горных регионов и другие) разрабатывались, без сомнения, умными людьми, но с учетом прежнего опыта, ошибок и недостатков появилась необходимость выработать новую программу. По мнению главы правительства, она будет масштабнее, глобальнее.
    К. Каниметов, зав. отделом стратегического развития и экспертизы администрации президента, также убежден, что предложенная методология отнюдь не противоречит сделанному ранее, напротив, она более совершенна. Он сообщил, что недавно был проведен круглый стол, где обсуждалось, каким образом все программы будут интегрироваться.
    М. Суталинов, министр ВД, выступил против пессимистической, по его мнению, оценки ситуации, предложенной экспертом, потому что у республики нет 20–30 лет на достижение хорошей жизни. Но зато министр как выходец из села и глава правоохранительного ведомства предложил свой беспроигрышный вариант подъема экономики за один год — в этом может помочь ранее уже пройденный страной путь. Надо, сказал он, “реанимировать коллективное горное животноводство. Через год поголовье скота увеличится как минимум вдвое, а через два года — втрое. Если на этом государство не сделает акцент, то незанятая сельская молодежь каждый год будет спускаться в города и делать революции, что для меня как министра ВД нежелательно”.
    Под занавес Ф. Кулов предложил присутствующим на доске–планшете записать свои предложения: как Кыргызстану из бедных стран попасть в средние? Предложений посыпалось море: подъем финансового рынка, стимулирующая налоговая политика, качественная образовательная система, мощная экспортная позиция, укрепление внутренней безопасности, общественный консенсус, гарантии социальной защиты, ограничение роли государства в экономике, либеральная экономическая политика, поддержка молодежных инициатив, разделение полномочий ветвей власти, экологическое воспитание, сохранение суверенитета, инвестиционный климат, территориальная реформа, примат права, долгосрочность приоритетов, импортозамещение, развитие села, системный подход в управлении.
    Из списка Ф. Кулов предложил выделить наиболее важное и существенное, что поможет гарантированно обеспечить стране более пяти процентов ежегодного роста. Именно этому и будет посвящено заседание правительства в середине февраля, завершил премьер–министр, поручив каждому ведомству составить план действий исходя из перечисленных выше мер.
    Елена Мешкова.

    


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/12979/


Распечатать: НСРС вместо НССБ? РаспечататьОставить комментарий: НСРС вместо НССБ? Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: НСРС вместо НССБ? Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.1133

EUR 81.3325

RUB   1.0446

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007