Распечатать: Азиаты мы, или почему тромбон ценнее РаспечататьОставить комментарий: Азиаты мы, или почему тромбон ценнее Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Азиаты мы, или почему тромбон ценнее Посмотреть комментарии

7 февраля 2006

КАРЬЕРА

Азиаты мы, или почему тромбон ценнее

    Нет в городе музыкантов, которые бы не говорили с почтением: о, Юрий Иванович Швец — это величина!
    Скромный до невероятности пожилой человек в неизменных подтяжках.
    Одной рукой бережно держит тромбон, другой выстукивает ритм по коленке. Глаза сверкают из–под очков: ну–ка, молодежь, держись! Сам приплясывает от удовольствия. А стоит ему заиграть на тромбоне — от удовольствия приплясывают все остальные.

    Он — лучший тромбонист нашего города. Да и по всей Центральной Азии таких мастеров — по пальцам пересчитать. Впрочем, доведись ему посостязаться с коллегами из Первопрестольной, не осрамится ничуть. И даже возьмет приз, как уже бывало не раз.
    Швец — это джаз. Обязательно. Даже в таком далеком от Луи Армстронга и Гарри Коника направлении, как рок (но это я забегаю вперед, потерпите — и узнаете, как такое может быть).
    Белые в черную клетку жилетки, такие же канотье, черные бабочки. Это “Эриксон Дикси Бэнд”. Кто не восхищался их виртуозной игрой? Это его, Юрия Ивановича, ансамбль. Жарко и ярко бывает всем от этой музыки: и музыкантам, и слушателям. Да и в любом другом музыкальном проекте Юрия Швеца осечек не бывает.
    В музыку Швец попал самым обыкновенным, по его словам, способом — поступил. Но перед Ошским музыкальным училищем в резюме должен стоять духовой оркестр в Андижане. Будучи школьником, Юрий Швец там дудел.
    — Наверное, модно было, — пожимает плечами. — В каждом парке обязательно играл духовой оркестр, на каждом заводе он был.
    Но не блеск труб, не гордо надувшиеся щеки привлекали мальчишку. Ему нравились красивые вальсы, бодрые марши и горячее танго.
    Андижан — родной городок (хотя родился в Самаркандской области). Туда перевели Юриного отца — военного. Кстати, тот мечтал, что сын сделает профессию военного семейной традицией. Думал, поступит Юрий в суворовское училище — и здравствуй, карьера в погонах. Но перемещения по гарнизонам были для Швеца–младшего не столь привлекательными, как музыка.
    Но и музыке пришлось побороться за свое место в жизни Юрия Ивановича. Боролась она не с чем иным, как… с футболом и боксом. Борьба была упорная до такой степени, что Швец едва не поступил на спортфак Андижанского института.
    Добрые воспоминания связаны с Андижаном.
    — Очень это интернациональный город был. Всех, особенно послевоенное поколение, сплачивал. У нас был большой армянский район — слушали их музыку. Были персы, корейцы, украинцы, немцы. Все с утра до вечера гоняли в футбол, а вечером шли на духовой оркестр. Кстати, всегда оркестр был первым в спортивных соревнованиях. Половина оркестра занималась боксом, что помогало ребятам. Дрались, да. Без кастетов, ножей, один на один — до первой крови… Семка, Семен Борухов, у нас на кларнете играл. Стал тренером. Его женская команда “Андижанка” по хоккею на траве стала первым чемпионом Советского Союза. Леша Сатаров — тренер сборной Узбекистана по пулевой стрельбе. А я был вратарем в узбекском “Динамо”, играл за детей и юношей… В детстве все получалось совмещать — и спорт, и музыку…
    Он и сейчас болеет за киевское “Динамо” (“Моя команда!” — гордо говорит). Часами может вспоминать прошлые игры, количество забитых мячей, лучших игроков. Но спорт спортом, а музыка все же пересилила — и Швец не жалеет. После Ошской музыкалки был Кыргызский государственный институт искусств. Он уже успел заразиться джазом, хотя чуждый “Голос Америки” старательно глушился спецслужбами.
    — Но был старенький испытанный приемник “Балтика”, — выдает секреты Юрий Иванович. — Его по ночам и слушали. Была программа “Джаз для коллекционеров” — про Дюка Эллингтона, оркестр Вуди Германа и прочих корифеев.
    В Ош тогда приехал молодой преподаватель из Казани, который привез американские аранжировки: кассеты были записаны в Шанхае одним из музыкантов Олега Лундстрема, известного советского джазмена. Записи были диковинные и очень качественные. Так в Оше родился ансамбль. А человек, полюбивший джаз, будет любить его до конца жизни, верит Юрий Иванович. Хотя джаз тогда был несколько под запретом. Но запретный плод всегда сладок. В Союзе было много всевозможных коллективов — оркестры Лундстрема, Кролла, “Арсенал”, биг–бэнд Иосифа Вайнштейна.
    — Его потом расформировали по достаточно банальной причине, — вспоминает мой собеседник.
    — Американцы их пригласили в Нью–Порт на ежегодный фестиваль. Пригласили — надо было посылать. А куда посылать? Во вражескую страну? Американцам сказали: не существует больше такого!
    Был биг–бэнд и на национальном телевидении (было модно, к тому же делали интересные аранжировки кыргызских мелодий). Играл в нем Виктор Парфенов (перешел к Лундстрему). Играл и Юрий Швец. А когда биг–бэнд постигла та же участь — расформировали — Швец перешел в симфонический оркестр.
    Кстати, начинал он на баритоне, а потом перешел на тромбон (говорит: удел всех баритонистов). А учился у прекраснейших педагогов: заслуженного артиста республики Кирилла Дмитриевича Комиссарова (личность легендарная, говорит Швец, внук математика Киселева, по чьим учебникам учатся в школе). И у Турсуна Байзаковича Мусурманкулова (он выпустил целую плеяду замечательных тромбонистов, ставших лауреатами разных конкурсов. Сейчас ему 86 лет, из Алматы перебрался в родовое гнездо в Ысык–Ате).
    Юрий Иванович и сам заслуженный артист КР. И выступал он не только на наших площадках, но и в Колонном зале Дома Союзов, и в концертном зале “Россия”, и в Большом театре. Это с симфонической музыкой. А с джазом — на фестивалях: в Алматы к 100–летию Луи Армстронга, “Бишкек — Австралия — Алматы”. Были и посольства, и пабы, и рок–клубы. Но дело не в том, где играть, а как играть. Профессионально! И сколько денег тебе за это заплатят — неважно, потому что самое большое удовлетворение — моральное, когда играешь и видишь, что это нравится публике. Даже 16 — 18–летние отроки и отроковицы (принято считать, что умная музыка им недоступна по умолчанию) не остаются равнодушными, когда Юрий Иванович с друзьями играют в рок–клубе. Группа их называется “Некст”. И по сути это нечто неожиданное: рокеры с бас–гитарами объединились с джазменами с “дудками”. Результат — заслушаешься.
    — Предложили синтез — мне показалось очень интересным, — поясняет. — Это свойство натуры — с полуборота завожусь, легкий на подъем. Если вижу что–то новое, сразу хватаюсь. Как и с “Диксилендом”: собрались для себя поиграть. А когда поняли, что получается, вынесли на публику. Было просто интересно поиграть — музыка заводная. И певица у нас появилась тогда хорошая — Марина Набокова.
    — У вас наверняка была возможность уехать отсюда. Почему вы не воспользовались ею?
    — Можно было в свое время и в Москву, и в Алма-Ату уехать, — соглашается. — Но мы, живущие здесь бледнолицые люди… У нас сложился свой менталитет. Я называю так: азиаты мы. Мы все обычаи впитали. А без этого дискомфорт испытываем. Знаете, я полгода жил в украинских лесах. Очень тянуло назад.
    На Украине Швец был вовсе не гость. В 42 года его призвали в Чернобыль — для ликвидации последствий страшной аварии. Ездил по всей зоне с концертами — конкурсами, дух поддерживал.
    — Свою дозу получил каждый. Она у меня в билете моем записана. Есть у меня удостоверение, по которому я бесплатно езжу в троллейбусе… После этого на жизнь смотрю немного другими глазами. Обыденное, рутинное — это не главное. Главное — человеческая жизнь.
    Светлое отношение Юрия Ивановича к жизни — это то, что бросается в глаза. И в семье, говорит, сохранились отношения оптимистические. Жена у него тоже музыкант. А вот дочери не пошли по стопам родителей. Старшая после Шубинки пошла на физмат, младшая таможенным делом занялась. Есть еще 9–летний внук, который с трех с половиной лет дзюдо осваивает, а сейчас вроде тянется к фортепиано.
    — Я с детьми на равных, — улыбается Юрий Иванович. — И танцую с молодежью, тусуюсь. Они мне объясняют жаргон последних дней, я им — жаргон моей молодости. Все никак не мог понять современной песни про Коляна, который король колбасных дискотек. Он что, на мясокомбинате работает? Отстал (засмеялся тихо). Вообще–то стараюсь жаргон не употреблять. Очень люблю анекдоты новые. И сам рассказываю — я в этом отношении грешен. Готовить люблю — такие блюда, каких не попробуешь в нашем городе. Знакомые разных национальностей рецепты дают. Сам экспериментирую. Вот в детстве мне нравились пирожки с луком и яйцом. Лежал, вспоминал. Подумал, а чем не салат? Получилось очень неплохо. Или отварная фасоль, свежий чеснок со сметаной — как грузинское лобио. Учитывайте тот фактор, что я вырос в Азии. А в Азии мужчина всегда готовил. И готовил с любовью. В любом домашнем застолье обязательно должны быть два–три моих блюда. Для друзей стараюсь никогда не повторяться, чтобы они каждый раз новое пробовали: азербайджанское блюдо — баранина с курагой, хохо (баранина с гранатовыми зернами), грузинская баранина с черносливом или свинина с айвой…
    — Так, может, ресторанчик свой открыть?
    — Тромбон ценнее!
    — А как вы думаете, человек себе судьбу строит или что небом дадено — то и ладно?
    — Человек, скорее, выстраивает: всегда ставит цели и перешагивает через ступеньки. Моя цель — как можно дольше сохранить свою спортивную форму, играя на инструменте. Чтоб не тыкали возрастом. Да, играть и доставлять удовольствие себе и другим. Хотя бывает всякое. Но меня срывы не выбивают, а концентрируют, заставляют собраться, как в боксе после нокаута. Есть люди, которые не могут подняться. А есть те, кто взлетает еще выше. Как бы тебя жизнь ни крутила — наступит светлая полоса. Но надеяться надо на себя, а не на чужого дядю.
    Татьяна Орлова.

    


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/12884/


Распечатать: Азиаты мы, или почему тромбон ценнее РаспечататьОставить комментарий: Азиаты мы, или почему тромбон ценнее Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Азиаты мы, или почему тромбон ценнее Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.1133

EUR 81.3325

RUB   1.0446

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007