Распечатать: Курмангазы — человек–оркестр РаспечататьОставить комментарий: Курмангазы — человек–оркестр Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Курмангазы — человек–оркестр Посмотреть комментарии

8 сентября 2006

КУЛЬТУРНЫЙ СЛОЙ

Курмангазы — человек–оркестр

    Народ называет его человек–оркестр. Сам Курмангазы Азыкбаев в шутку прозвал себя музыкантом–киллером, поскольку чаще играет на заказ.
    Он, жена, четверо детей живут в двухкомнатной квартире. Зал увешан семейными фотографиями. Музыкальные инструменты повсюду — на стене, на столе (еле поместились). В основном у Курмангазы национальные инструменты. На духовых (всех практически видов) играет он. Недолго думая, музыкант подхватывает один, второй… чопо–чооры. И каждый уникален и разных размеров. Вот, послушайте…
    Поиграл. Расслабились…
    — С этим маленьким чопо–чоором я объездил полмира. На одном приеме отплясывал танец шамана, да забыл, что он в кармане. Выпал, носик откололся, куда дуть нужно, но свои свойства не потерял.
    Звучание чопо–чоора зависит от глины, из которой он изготавливается. Хороша та глина, где люди похоронены, особенно тысячелетней давности. Говорят, что душа умерших переходит в нее...
    — А это сыбызгы — деревянная флейта из дерева абрикоса, еще делается из яблони. Недавно через устную историю (санжыра) мы нашли двойника этой флейты — ыбызгы. — Тут Курмангазы взял другой инструмент, на котором нужно играть… с клыком. Оскалился. Дунул. Звук красивый пошел.
    — Есть нужно много. За полчаса игры уже становишься голодным... Дочка, сыграй теперь ты.
    Нураим взяла комуз, и пальцы пошли перебирать струны. Талантливая. Различными знаками внимания развлекал нас и самый младший сын Курмангазы — Бексултан.
    — Он тоже интересуется музыкой. Когда по телеку заместо рекламы гоняют пейзажи наших областей с моим музыкальным сопровождением, Бексултан берет чопо–чоор и играет. Кстати, это я предложил НТРК, чтобы ставили такие мелодии, чтобы люди в этот промежуток времени отдыхали… Считаю, что музыка лечит.
    С гастролями он объездил полсвета. В этом году побывал в Шанхае, возвратился с китайской продольной флейтой.
    В последнее время Курмангазы делает древние инструменты. В качестве эксперимента интересны его скрипка, саксофон.
    — Хотим возродить каменные инструменты. Как просверлить? Обращались в похоронное бюро. У каждого камня свое звучание. Есть желание сделать и травяные инструменты. Раньше чабаны умели ведь разговаривать с животными, птицами...
    — Я играю на всех духовых, на струнных меня заменяет Нураим, — продолжает Курмангазы. — У нас же семейный оркестр, с детьми езжу по миру. Смотрите, гитара, — демонстрирует следующий любимый свой инструмент. — Напоминает мне мои юные годы. Со мной она с восемьдесят восьмого. Правда, я на ней давно не играл, чуть разучился, наверное.
    — На то, что ваши дети музыканты, повлияли вы. А вас что привело в мир музыки?
    — Все с детства началось. Жил я в Нарыне. Соседи играли на комузе, а рядом с нами пожарная часть располагалась. Оттуда услышал звуки гитары. Когда в армии служил, помалу бренчал, потом поступил в
    музучилище им. Куренкеева.
    — Без среднего музыкального образования?
    — В то время на духовое отделение как раз не хватало людей и поэтому брали всех желающих. По натуре я трудоголик, холерик. Начал учиться играть на флейте. Гамма для меня была сказкой. Ничего же не умел, но по двенадцать часов в день занимался. Училище было тюрьмой, которое еще и сторожил. Охранял и столовую, чтоб питаться бесплатно. В целом в училище была здоровая конкуренция. Только после первого курса начал понимать, что значит Куренкеевка. На третьем уже догнал своих сокурсников. На четвертом обогнал…
    Все деньги, которые он начал зарабатывать, подрабатывая в ресторанах, шли прямиком на пластинки. Джаз, классика, мировая эстрада… Дальше уже покупал инструменты.
    Ближе к 90–м годам Курмангазы стал популяризировать национальную музыку, возрождая забытые инструменты. Играл в филармонии. Семь лет отработал в нашем оперном театре — получил багаж знаний.
    В 90–х он создал свой ВИА “Энесай”, в состав которого вошли любители джаза, классики. Попробовал Курмангазы себя и в роли преподавателя. Только с таким характером долго не продержался.
    — Человек я нервный, беше-ный, требовательный. Если вижу, что хорошо занимается ученик, то завожусь сильнее — больше спрашиваю.
    Сейчас он заказной музыкант. В руках два мобильника, у детей тоже по телефону: всегда нужно быть на связи. Юбилеи, свадьбы, приемы... Главы некоторых государств тоже отлично знакомы с Курмангазы. На саммите президентов Кыргызстана, Казахстана и Узбекистана (1995 год) играл Курмангазы. Ислам Каримов тогда наказал: “Давайте мне чисто узбекскую мелодию”.
    — Что ж, сыграл так на саксофоне, что он начал танцевать. У узбеков это в крови заложено. Назарбаев, например, любит петь. Еще он хороший историк, любит акынов.
    Курмангазы многие принимают за казаха. Имя, например, дала бабушка в честь известного в Казахстане акына. А говорят: как назовешь человека, так он и полетит–поплывет.
    — Поднять имя генетически очень сложно. Я выдержал, потому что энергетически сильный. Мой жизненный девиз: “Быть сильным среди сильных”. Рождаемся один раз, так надо же след оставить!
     Свою эстафету он передает детям. “Пусть будут сильнее, чем мы”, — говорит он.
    Недавно записал симфонию. Мечта — популяризировать экологические инструменты, которые, как он выражается, ближе к телу, для души.
    — Шум, гам… И минута звучания экологической музыки дает спокойствие. Эстрада, на мой взгляд, деградирует. Нужно забрать плюсовку (фонограммы с голосом, музыкой) и оставить минусовку (музыка). А то мы нацию можем потерять.
    Он патриот. С сожалением заключает, что столько талантов незамеченных, не могут пробиться. А музыка… она везде. Человек со стоном рождается, со стоном умирает. Мы дышим, разговариваем, течет ручеек, бьется сердце — тоже музыка.
     Курмангазы, как сам подчеркивает, без комплексов. В то время, когда он странствовал по миру — играл где придется, на улице, в метро. В Германии, чтобы больше денег дали, надел национальную одежду, калпак.
    В этом году Курмангазы опять же был нарасхват. Не успел опомниться от встречи с московским мэром Лужковым, как пришлось ехать в горы и развлекать Жириновского. Дети в такие моменты рядом. Старший сын Нургазы — начинающий саксофонист. Нураим не только играет, но и прекрасно поет. Нурсултан, третий сын (кстати, имя дал Назарбаев), тоже играет на инструментах и поет. В репертуаре — композиции знеменитых итальянских певцов.
    — То, что сын хорошо поет, от матери. Она вокалистка была в “Энесае”. Сейчас детей воспитывает, — рассказывает Курмангазы.
    Далее были показаны ордена, подаренные на всех мероприятиях.
    — Накопилось — целый сундук. На своей инаугурации Назарбаев подарил золотую ручку. А Путин пожал руку… Жириновский предложил Нураим поучаствовать в “Фабрике звезд”, а Лужков пригласил на “Мосфильм”...
    После нашей беседы семейство Азыкбаевых вновь отправилось “на заказ”, на Иссык–Куль — вся жизнь на чемоданах.
    — Без труда я болею. Час посплю, и хватает, — заключил дирижер семейного оркестра.
    Кстати, в планах у Курмангазы открыть академическую школу и развить национальный джаз. Но без поддержки правительства не обойтись.
    Юлия СУШКОВА.
    Фото Владимира ПИРОГОВА.

    


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/15410/


Распечатать: Курмангазы — человек–оркестр РаспечататьОставить комментарий: Курмангазы — человек–оркестр Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Курмангазы — человек–оркестр Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.8400

EUR 79.2474

RUB   1.0583

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007