Верный сын Кыргызстана

"Люди изменчивы так же, как и явления природы. Друзей много, но по существу каждый из нас в отдельности одинок. Но более одинокого, чем я, пожалуй, не найти. Люди думают, что они одерживают победу над сюрпризами жизни. Я думаю, что жизнь, издеваясь над человеком, приводит его к концу. Борьба - не победа, лишний прожитый день - не радость".

Из дневника Ю. Абдрахманова. 

Первого председателя Совета Народных Комиссаров Кыргызстана Юсупа Абдрахманова называют отцом-основателем современной государственности республики. В середине 20-х годов прошлого века Абдрахманов добился образования Киргизской (Кара-Киргизской) и Каракалпакской автономной областей. Это стало лишь началом на пути к более широкой кыргызской автономии. Впоследствии он добился преобразования нашей автономной области в автономную республику.

    Абдрахманов дважды ставил вопрос перед Сталиным о предоставлении Кыргызстану статуса союзной республики. Впоследствии была образована Киргизская Автономная Советская Социалистическая Республика. Таким образом, этот выдающийся деятель внес свой вклад в нынешний суверенитет Кыргызстана. Судьба Юсупа Абдрахманова оказалась трагической. Его подвергли пыткам и расстреляли, огульно обвинив в разных преступлениях в 1937 году.

    Его знают как незаурядную творческую личность, он был близким другом Владимира Маяковского и Лили Брик, многих других замечательных людей своего времени. В 1989 году в журнале "Литературный Киргизстан" был опубликован дневник Юсупа Абдрахманова. Уникальный документ эпохи вобрал в себя личные переживания первого руководителя республики. Откровенные записи он вел в течение нескольких лет. Сейчас уникальная рукопись хранится у дочери Абдрахманова  Ленины Юсуповны. Обычная темно-синяя тетрадь, исписанная ровным и аккуратным почерком, пожелтела от времени.

    Вот что написано на первой странице рукописи: "Моему дневнику... Ты отныне - мой единственный, верный и молчаливый друг. Верный до поры и до времени. Ты верный мне до тех пор, пока в моих руках. А можешь стать предателем, когда попадешь в чужие руки. Последняя возможность не исключена, но все же я от тебя не буду скрывать ничего. Я расскажу тебе не только мысли и переживания политического деятеля, но и просто смертного человека.

    Жаль только одно - ты будешь слушать, но не отвечать. Что ж, мне суждено всегда быть одиноким и самому находить себе дорогу. Как ни тяжело и трудно всегда быть одиноким, но с этакой иронией судьбы приходится мириться.

    Мой друг! Все то, что я тебе рассказываю, ты не должен рассказывать никому. Этого я требую до тех пор, пока я живу. А когда меня не станет, рассказывай кому хочешь и как хочешь".

    В дневнике Юсуп откровенно пишет о высоких чувствах к известной футуристке и троцкистке Марии Натансон.

    Драма заключалась в том, что он был уже женат на своей первой любви красавице казашке Гуле и в их семье росли два сына.

    - Мама была очень красивой и любящей домашней женщиной, она золотая мама, но ему нужен был человек, равный по развитию, с которым можно было обсуждать важные дела, - говорит Ленина Юсуповна.

    Мария Натансон была исключена из партии за то, что была ярой сторонницей низвергнутого Льва Троцкого, и направлена во Фрунзе. Здесь она работала в промсекции Госплана и в силу профессионализма очень скоро стала ведущим экономистом. Спустя девять месяцев ее отозвали в Москву, восстановили в партии. Связи с Абдрахмановым она не прерывала. Они часто виделись во время московских командировок. Натансон познакомила Юсупа с семейством Брик и Владимиром Маяковским, с тех пор Абдрахманов стал частым гостем в квартире в Гендриковском переулке, где собиралась творческая интеллигенция. Современники говорили о способностях Лили Брик чувствовать в человеке Божий дар так же безошибочно, как хорошая гончая чует нужный след. Она не могла пропустить талантливого кыргыза мимо себя. Вместе с Маяковским и Осипом Бриком они часто выезжали в музеи и устраивали литературные вечера. Абдрахманов подарил Лиле вышитое сюзане (узбекское цветастое панно), которое она очень любила, а Маяковскому вручил драгоценного барашка - символ процветания республики. В кругу литераторов Абдрахманов чувствовал себя в своей стихии. Несмотря на то, что за спиной было лишь три класса русско-туземной школы, он прекрасно владел русским языком, об этом свидетельствует грамотное письмо в его дневнике. В свои 26 лет он был очень начитан и развит.

    - Маяковский знал мою маму, которая с отцом тоже бывала в Петербурге и Москве, преподнес ей золотые часы с цепочкой, но у нас их изъяли, а папе подарил мраморный письменный набор и привез из поездки в США бритвенный набор фирмы "Жиллетт". Некоторые из этих подарков маме пришлось выменять во время войны на хлеб, - вспоминает Ленина Юсуповна. - Мама не знала о связи мужа  с Марией Яковлевной Натансон, говорила, что те восемнадцать лет, что с ним прожила, пролетели как один день. Он не умел обижать, один раз ласково назвал ее глупышкой, а мама обиделась. Так он, чтобы примириться, барашка зарезал и устроил той.

    Известно, что в 1937 году в одном из северных концлагерей Мария Натансон была расстреляна в числе других троцкистов.

    - Отцовский дневник я получила в 1989 году, сразу после его восстановления в партии, которого добивалась более тридцати лет, - говорит Ленина Юсуповна. - Все эти годы имя моего отца было забыто, никто про него не вспоминал, а ведь именно он был первым руководителем республики. Он был расстрелян, когда мне было 11 месяцев, поэтому я росла, не осознавая, кем был мой отец. После окончания школы начала писать письма с просьбой о его политической реабилитации. Таких прошений написала не один десяток, и только после выхода на пенсию добилась своего. Когда КГБ вернул нам дневник, я узнала, каким человеком был мой отец. Тогда же о его личности заговорили все. Он превыше всего ставил интересы народа. В 1933 году его сняли с должности председателя Совнаркома, которую он занимал семь лет. Думаю, главная причина, по которой он поплатился должностью и партбилетом, была в том, что отказался подчиниться директивам партии и не сдал семенное зерно в Россию, сказав, что не может оставить народ голодным. Поэтому в Кыргызстане не было голода, как в Казахстане или на Украине. В 1933 году его исключают из партии, и он остается без работы с четырьмя детьми на руках. Зная его трудоспособность, друзья приглашают на работу сначала в Куйбышев, а потом в Оренбург, где я и родилась.

    В 1937 году главу семейства обвиняли в шпионаже, измене, организации националистических контрреволюционных движений и левом троцкистском уклоне. К опальному деятелю применяли особые меры воздействия и, доведя его до невменяемого состояния, принудили подписаться под ложными показаниями. Позже Абдрахманов написал заявления на имя генпрокурора СССР Вышинского и главы НКВД Ежова, в которых отказался от показаний в протоколах. "Все это ложь, ни в каких контрреволюционных организациях я не состоял. В этих протоколах указаны многие лица, которых как будто бы я знал как участников контрреволюционных организаций. А между тем многих из этих лиц я совершенно не знаю и о них впервые узнал со слов Зеликмана. В силу вышеизложенного я отказываюсь от своих подписей под протоколами допросов, составленных Оренбургским управлением НКВД".

    В ноябре 1938 года Абдрахманова, как и еще десятки людей, расстреляли на спецполигоне НКВД недалеко от Чон-Таша.

    - Всю нашу семью в товарном вагоне в сопровождении собак и конвоиров вернули на родину. На вокзале во Фрунзе нас встретил мамин брат, который снял для нас жилье в коровнике на пересечении нынешних улиц Гоголя и Токтогула. К нашему приезду побелил "хоромы". В этой комнате мы - мама и пятеро детей - жили до 1941 года. Мы жили очень бедно в землянке в "Шанхае" (ныне "Юг-2"). Мама осталась с пятью детьми на руках, но постаралась дать нам достойное образование. Она работала утюжницей на швейной фабрике. Несмотря на то, что отца реабилитировали в 1958 году, мама еще очень долго переживала и чтобы никого из знакомых не подвергать опасности, обходила их стороной. Мы были детьми врага народа и с этим жили. В школу я пошла только в девять лет, потому что нечего было надеть, ходила в галошах, а чтобы пустили на уроки, перед занятиями мыла ноги в арыке.

    Старших сыновей Абдрахманова - Алибека и Анвара - в 1941 году отправили на фронт, живым вернулся только Алибек, но и он долго не прожил, сказались ранения. Средняя дочь Раиса тоже уже умерла. Из детей Абдрахманова остались только 74-летняя Ленина (отец назвал ее в честь Ленина) и 83-летняя Аида, которая живет в Алматы.

    - Аида в 1950 году окончила Ленинградский институт связи, став первой кыргызкой с техническим образованием. Однако здесь ей сразу дали понять, что устроиться по специальности инженером у дочери врага народа не получится. Поэтому мама отправила ее к себе на родину в Казахстан. Она устроилась в Управление железной дорогой и выросла до должности главного инженера управления Туркестано-Сибирской дороги.

    Ленина Юсуповна живет одна в маленькой хрущевке, которую ее семье дали после реабилитации отца. Тяжелое детство и юность наложили отпечаток на судьбу. Она проработала около двадцати лет гальваником, а это производство считается вредным. У Ленины Юсуповны вторая группа инвалидности. Несмотря на бедность, окончила институт, после чего ее выбрали председателем профкома завода "Айнур".

    Дочь первого руководителя Кыргызстана, ветеран труда, имеющая Орден Трудового Красного Знамени и Грамоту Верховного Совета СССР, заслуженный наставник, живет в крайней нужде. Не хватает пенсии в три тысячи сомов не только на лекарства, но и на еду. Одинокой пожилой женщине приходится на всем экономить, чтобы выживать.

    - Почему вам не обратиться к чиновниками за поддержкой, хотя бы в память о вашем отце и за ваши трудовые заслуги?

    - Нет, не пойду, мы ведь еще и гордые, стыдно ходить с протянутой рукой. Да и никогда я за себя просить не умела. Будучи председателем профкома в течение десяти лет я ни разу не воспользовалась своими возможностями. Могла бы обменять свою хрущевку на лучшую квартиру, но я этого не сделала и ничуть не жалею. Все наше поколение ветеранов труда сложно живет. Мы-то терпим и крепимся как можем, а вот нынешним чиновникам я бы советовала задуматься о своей старости.

Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/29446/