Десант во взрывоопасный Кара–Кече

    Нечестная политика акаевских властей и предпринимателей, участвовавших до недавнего времени в разработке угольного месторождения Кара–Кече, привела район к обнищанию, считают жители Джумгальского района. Они требуют вернуть угольный разрез в управление государства, чтобы спокойно жить и работать, «а не делать политику из необходимости обеспечения себя и своих семей углем. Пусть этим занимаются политики».
     Жители же всей республики кровно обижены на джумгальцев именно потому, что сейчас, в предзимье, обострились проблемы с углем. Цены, которые на самом разрезе не превышают 500 с./т, резко взлетают, стоит пересечь границу района. Даже в соседней Кочкорке люди вынуждены платить не менее 1200, Ак–Тале — 1300, Ат–Башы — 1700, Нарыне и Бишкеке — 1500 сомов за тонну.

    В поисках истины
    В минувший четверг правительство наконец озаботилось попыткой кардинального решения давно назревшей и наболевшей проблемы дальнейшего развития главного угольного месторождения страны — Кара–Кече. Чтобы на месте изучить состояние дел и решить, как нейтрализовать действительно взрывоопасную ситуацию, был организован самый настоящий десант из двух наиболее значимых составных частей общества — государственных чиновников (по одному представителю из ключевых министерств и ведомств) и представителей ведущих СМИ.
    
    Суть дела заключается в том, что сегодня на Кара–Кечинском буроугольном месторождении, успешном и прибыльном в советские времена, функционирует пять карьеров под эгидой ГАО “Разрез Ак–Улак”. Но до недавнего мартовского кризиса разрез около десяти лет эксплуатировали частные фирмы “Беш–Сары”, “Мээрим–Шарбон”, “Ак–Жол”. В начале июня этого года Нурлан Мотуев и три тысячи его сторонников захватили разрез и выгнали руководство фирм. Жители района говорят, что руководители разрезов — ставленники беглого президента К. Жолдошбаев (“Беш–Сары”), К. Исабаев (“Мээрим–Шарбон”), М. Сасыкулов (“Ак–Жол”) “творили на разрезе что хотели, нарушали не только технологические нормы, но и экологические требования, месяцами не платили зарплату, не делали налоговых и иных отчислений, что привело к масштабным долгам. В список врагов рудника, укравших миллионы, народ внес еще Т. Сабырова и О. Дуйшеева. “На глазах народа уголь разворовывался миллионами тонн”, — утверждает Качкын Булатов, правозащитник общественного объединения “Эр айдоочу”, добавляя: “Там была сплошная мафия. Я изучаю проблемы на разрезе с 2000 года и могу сказать, что фирмы “Беш–Сары”, “Шарбон”, “Ак–Жол” вели добычу хищнически. К разработке разрезов не привлекались ни геологи, ни ученые, а суммы крутились огромные. Нарушался Трудовой кодекс, ущемлялись права шахтеров и акционеров. Было четыре смертных случая”.
     Справка ГП «Комур».
    В год Кыргызстан потребляет 1,5 млн. т угля. В 2004 г. кыргызские шахтеры добыли 400 тыс. т. Остальной уголь (1 млн. 100 тыс. т) завозится из Казахстана. Запас угля в Кыргызстане составляет около 3,5 млрд. т. В советский период шахтеры республики добывали 7–8 млн. т угля в год. Бишкекская ТЭЦ потребляет в год 780 тыс. т мелких углей. Из них квота местных производителей поставки угля на ТЭЦ составляет всего 120 тыс. т, остальное завозится из Казахстана. В 2004 г. пять предприятий Кара–Кечинского месторождения заплатили в бюджет 15 млн. сомов налогов за добычу 200 тыс. т угля. На начало октября ТЭЦ уже получила более 240 тыс. т угля (против 178 тыс. т в прошлом году).

    Не прошло и пяти часов после выезда из ночного Бишкека, как все главные действующие лица — десантники встретились в районе с. Кочкорка с хозяином Нарынской области губернатором Жыргалбеком Азыловым для согласования дальнейших действий и мер предосторожности (оказавшихся впоследствии нелишними). Среди чиновников были представители Мин-транса, Госналогинспекции, МВД и СНБ, Управления геологии, Антимонопольного ведомства, МЭ и ЧС, Гостехнадзора, “Востокэлектро”, ГП “Кыргызкомур”, “Кыргызтрансавто”, НПО, ОБСЕ. Почему–то не было представителей Минэкономфина и депутатов, хотя они подтвердили свое участие. Каждый из специалистов должен был увидеть воочию ситуацию на руднике и представить независимое заключение правительству и лично Д. Усенову.
    Первый пикет — на повороте к месторождению, где нас ждали жители Джумгальского района. Их целью было то ли устрашение, то ли, наоборот, предварительная агитация главных действующих лиц и участников.
    Первую жалобу на порядки, ранее процветавшие на месторождении, излила журналистам Гульниза Исакова, жительница Кочкорки и крупный акционер АО “Беш–Сары”, одного из пяти разрезов, руководимого К. Жолдошбаевым: “За девять лет владения 23–процентным пакетом акций разреза нами не было получено ни сома дивидендов, напротив, владелец разреза даже совершал противоправные действия. На автобазе разреза было 113 машин, среди которых 47 КАМАЗов и МАЗов, которые сейчас либо не работают, либо украдены. Вся надежда на Данияра Усенова, ждем, чтобы приехал и сам разобрался”, — утверждает она.
    Чего требует население Джумгала, активно поддерживающее Н. Мотуева? Народ ждет постановления правительства, реально устанавливающего государственное управление на руднике, пресекающего хищения, способствующего разработке угля безопасным способом и справедливыми методами. По мнению районных жителей, вполне справедливо, что сейчас они получают уголь из разреза по минимальным ценам или бесплатно (для неимущих и многодетных), поскольку это как бы компенсация за годы лишений.
    Губернатор Ж. Азылов в очередной раз сетовал на проблемы со сбытом местного угля: “Мизерный процент его поступает в Бишкек и другие регионы республики. Зато в огромных масштабах закупается казахский уголь, что, естественно, способствует процветанию соседней, но не нашей страны”. Он с гордостью сообщил, что на сегодня почти полностью выполнено задание правительства обеспечить Нарынскую область к первому ноября на 75 % от требуемого количества угля. К середине октября уже добыто и отгружено 72 % против 55 % к этому сроку в 2004 г. С июля, когда разрез заработал под руководством Н. Мотуева, объемы добычи угля в августе составили 12, в сентябре — 18, а в октябре, вероятно, будет достигнут рубеж в 40 тыс. т.
    Очень болезненным является для шахтеров разреза и руководителей отрасли вопрос качества местных углей. Глава угольной отрасли Пайзуллабек Рахманов со знанием дела утверждает, что кара–кечинский уголь более калорийный и менее зольный, чем большинство казахских углей — таковы выводы российских независимых экспертов, сделавших анализ месяц назад. “И я уже устал это всем доказывать”, — сетует П. Рахманов.
    На вопрос, как обстоит дело с его отстранением от должности, о чем шла речь на совещании с участием Ф. Кулова, угольный министр подтвердил свою легитимность и сказал, что теперь его будущее зависит от выводов комиссии. Напомним, что тогда премьер поставил вопрос о его возможном отстранении от должности, но не об увольнении.
    Нурлан Мотуев — диктатор разреза
    — В чем секрет успеха Мотуева? — спросили дотошные журналисты главу угольной отрасли. По мнению П. Рахманова, в том, что с 19 июля, причем по согласованию с местной властью, разрез вновь ожил. Его поддержали не только местное население, но и работники всех разрезов. Уголь добывается, отгрузка идет постоянно, дорога, полностью размытая невзрачным сейчас ручьем, превратившимся по весне в полноводного монстра, восстановлена опять же энтузиазмом Мотуева и шахтеров. Причем без малейшего участия Минтранса и МЭ и ЧС, которые, собственно, и обязаны были это сделать.
    Что касается самой личности Мотуева — здесь впечатление неоднозначное. Не секрет, что сегодняшнее время — время компетентных людей. У Н. Мотуева, 36–летнего “вождя” Кара–Кече, нет горного образования, хотя он агрессивно продемонстрировал участникам десанта два вузовских диплома — Тюменского университета (по специальности “русская филология”) и дипломатического — в США, как он утверждает.
    Амбиции, несдержанность в высказываниях, непродуманность мыслей (про действия умолчу), оглушительный крик в камеру и просто прямые угрозы в адрес высшего руководства страны отнюдь не говорят в его пользу. Запоминающееся выражение: “Вас, журналистов, всех купили, поэтому вы про меня плохо и пишете!” — тоже в комментариях не нуждается. На вопрос журналистов, что он будет делать, если парламент примет решение о его снятии с поста гендиректора разреза “Ак–Улак”, он пригрозил парламентариям судьбой их грузинских коллег.
    В конце дня ради подкрепления своей политики Н. Мотуевым был организован еще один пикет возле разреза “Ак–Улак”. Около 150–200 человек и поставленные поперек большегрузные автомобили попросту перекрыли дорогу от разрезов в район. На бортовом КАМАЗе был устроен импровизированный митинг, люди перед машиной стояли с воинственными транспарантами в руках: “Ждем от комиссии справедливого решения”, “Джумгальский народ никому не отдаст свою землю”, “Нурлан, гордимся тобой!”, “СНБ и МВД — руки прочь от Мотуева”, и лишь одним лозунгом нейтрального содержания: “Поддерживаем политику президента К. Бакиева”. Члены правительственной комиссии особого рвения выступать не обнаружили. Губернатор области и сам Мотуев выступали с импровизированной трибуны машины под крики сторонников. За поддержку каждому из них было обещано по три тонны угля, сказал сам Мотуев. Но надо отдать должное: каждый житель — участник митинга на дороге — искренне верит в справедливость вождя и правомерность его действий, надеясь на коренное улучшение жизни.
    И самое главное и опасное — ситуация на разрезе вполне может перейти взрывоопасную грань и поставить Джумгал в конфронтацию со всей остальной республикой. А поводов для конфронтаций сейчас и без того хватает — разгрести бы старые, не создавая новых.
    Выводы неоднозначны
    В субботу утром, как и было намечено, члены комиссии докладывали Д. Усенову о результатах своих исследований. Главный вывод был сделан главными “профи” — специалистами Госагентства по геологии и минеральным ресурсам. Они констатировали, что добыча угля на разрезе повсеместно идет с грубыми нарушениями технологического процесса. Очень скоро, прогнозируют специалисты, брать уголь будет просто опасно, и способствуют этому кустарные способы добычи, потому что работают на разрезах в большинстве не горняки. Нет и достаточного количества техники. Антимонопольщики отметили недопустимый взлет и разнобой цен на уголь во всех районах, кроме Джумгальского. Минтранс отмечает, что затраты на транспортировку угля возросли непропорционально ценам на бензин, во много раз опережая последние.
    Д. Усенов, выслушав все мнения, вынес свое резюме, пока, правда, предварительное. Суть его в том, что угольную отрасль как одну из бюджетообразующих надо развивать, и как можно скорее. А роль государства в том, чтобы инвестировать средства в Кара–Кече. Но недопустимо, подчеркнул и.о. первого вице–премьера, по территориальному признаку ставить вопрос о принадлежности Кара–Кече одному району. “Народ выходит на дороги сейчас именно потому, что ранее в течение 10 — 15 лет там проводилась антинародная политика. Выход — именно в создании ГАО “Кара–Кече”,— сказал Д. Усенов.
    Уезжая, на горе мы увидели незатейливое рекламное творение из белых камушков: “Кара–Кече — будущее народа”. Яснее не скажешь.
    Елена Мешкова.
    Фото автора.

Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/11721/