Без памяти доброй…

    Встреча
    Бывших кладбищ не бывает
    На кладбище бывшее пришел.
    Русский дуб, березоньку нашел.
    Накопал под ними я землицу.
    В церкви русской освятил
    в пятницу.
    На могилу друга я принес
    Землю с прахом
    матушкиных слез.
    Вот и встретились вы
    снова навсегда.
    Не разлучит вас никто
    и никогда.

    Святую мысль узрел в стихотворении Токтогула «Жизнь»: «Без памяти доброй пусть люди не мрут и в памяти светлой веками живут». Этот завет мудреца чтит кыргызский народ. Имена многих прославивших страну людей носят улицы, площади, села, школы, вузы. В дни общенациональных и личных праздников земляки возлагают цветы к памятникам правительницы Курманджан датки, генерала Ивана Панфилова, премьер–министра Кыргызстана Насирдина Исанова, академика Константина Скрябина…
    Добрую память хранят кыргызстанцы и о тех, кто здесь, не жили, никогда не были или были недолго, но оставили в памяти поколений славные дела и мысли. Поэтому украшают нашу землю памятники Александру Пушкину, Николаю Пржевальскому, Петру Семенову–Тяншанскому, Мухтару Ауэзову…

    Конечно, не всем достойным стоят памятники. Самым великим ставят по указам правителей. А я бы предложил принять закон, по которому ставили бы памятники на могилах достойных людей за счет государства.
    Не предлагаю запреты на такие памятники всем желающим от родных, друзей и близких. Дело в другом. С нами когда–то жили люди, на могилах которых не ставить памятники нельзя. Пусть даже очень скромные.
    Я обратился во все столичные архивы Кыргызстана. Хотел найти место захоронения Ольги Эрастовны Озаровской. Не нашел. Лишь от ее внука Игоря узнал, что она была похоронена в 1933 году в городе Фрунзе на кладбище первых русских переселенцев, которое уничтожили в конце 50–х годов прошлого века правители — воинствующие атеисты. Уничтожили все памятники. Все могилы сровняли с землей. Снесли часовенку, где отпевали покойников. Даже нет журнала, списка с именами покойников.
    На месте кладбища сохранилась густая роща с дубами, липами и березами да стоят кафе и кинотеатр, который носит святое имя “Иссык–Куль”.
    Неведомо, кто покаялся в этом святотатстве. Даже мэрия столицы за годы независимости не приняла по этому факту никакого решения–покаяния. Ничего не делает для восстановления имен погребенных, открытия мемориальной доски. Еще не поздно. Еще живы не только внуки, но и дети тех, кто был здесь похоронен...
    А Ольга Озаровская достойна самой доброй памяти.
    В юности она от брата Георгия впервые узнала о великих открытиях Д.Менделеева. Задалась целью поступить к нему на службу. Для этого самостоятельно изучала его “Основы химии” и закончила в Санкт–Петербурге физмат Высших женских курсов. Ее энергия, эрудиция, высокая культура покорили ученого. Он специальным указом царя получил разрешение на прием ее на работу в Главную палату мер и весов. (В те времена женщин на государственную службу не принимали.) Так Озаровская с 1898 г. до самой смерти Д.Менделеева в 1907 г. была у него одним из основных и надежных помощников. Выполняла математические расчеты, делала переводы с иностранных языков, помогала подбирать оборудование и готовить опыты. Она написала очень интересную книгу “Д.И.Менделеев по воспоминаниям О.Э.Озаровской”. В нашей Государственной национальной библиотеке есть книга “Летопись жизни и деятельности Д.И.Менделеева”. Ее подарил Игорь Озаровский. При жизни с великим ученым общались сотни тысяч людей. В “Летописи” указана лишь тысяча имен самых родных, близких, уважаемых ученых, королей, царей, государственных чиновников, заслуженных деятелей просвещения, культуры. И среди них О.Э.Озаровская. Еще при жизни о Менделееве были написаны и изданы во многих странах сотни книг. В “Летописи” перечислены только сто лучших и на четвертом месте указана книга Ольги Эрастовны.
    Но самым большим достижением Озаровской является ее научно–исследовательская деятельность по сбору, систематизации, изучению, изданию и пропаганде произведений русского фольклора. Она возглавляла научные экспедиции, часто ездила по самым глухим местам Руси. Находила сказителей. По их рассказам сделала тысячи записей в блокнот и на фонограф — предшественник магнитофона. Издала книги со сказками народов Севера: “Бабушкины старины”, “Пятиречье”. Привозила в свою московскую квартиру талантливых сказителей. Отмывала, причесывала, наряжала, выводила их на сцену и “сводила с ума” их выступлениями столичный бомонд. Ездила с ними по крупным городам России. Так состоялось более 200 концертов.
    30–летний юбилей ее научной и творческой деятельности культурный цвет Москвы и России отметил в переполненном зале театра им.Е.Вахтангова. Об этом писала “Правда” 23 февраля 1929 г.
    В жизни Ольга Эрастовна была талантливой артисткой. Великолепно читала со сцены сказки, рассказы. Впервые в России создала “Студию живого слова”. Здесь совершенствовали речевое мастерство актеры всех московских театров, а также юристы, преподаватели. По вопросам театральной речи она написала несколько книг и пособий.
    Ее личный архив хранится в С.–Петербурге, в Государственном музее им. А.С.Пушкина.
    Трудно перечислить всех ее друзей, учителей, соратников. Кроме Д.Менделеева это поэты В.Маяковский, А.Блок, нарком просвещения А.Луначарский, великий режиссер К.Станиславский, скульптор С.Коненков, прославленные артисты К.Игумнов, В.Качалов, И.Ильинский, писатели Д.Мамин–Сибиряк, К.Чуковский, виртуоз–балалаечник Б.Трояновский, создатель русского толкового словаря Д.Ушаков. О.Озаровская оказала большую помощь в жизни и творчестве русскому писателю–фольклористу Б.Шергину, народным артистам Е.Спендиаровой и Н.Сац, имя которой носит Центральный детский театр в Москве.
    В 1967 г. в Ленинграде вышла книга искусствоведа, критика, фольклориста, слависта И.Земцовского “Рассказы о собирателях народных песен в дореволюционной и современной России”. В ней рассказывается о творчестве А.Островского, М.Балакирева, П.Чайковского, М.Пятницкого, М.Горького. В этом перечне есть О.Озаровская. Современники сравнивали ее сказки со сказками “Тысяча и одна ночь”, а ее подвижничество — с подвигом Митрофана Пятницкого, создавшего русский народный хор, и братьев Третьяковых — создателей знаменитой картинной галереи в Москве. Не случайно ее имя есть в первой Большой Советской Энциклопедии, во многих учебниках по фольклористике, проблемам живого русского языка. Ее современники — ученые, государственные деятели, писатели, актеры, режиссеры, издатели газет и журналов — посвятили ей более сотни рассказов, статей, очерков. Лидия Мельницкая опубликовала в девятом номере журнала “Наш современник” за 1972 год рассказ об Ольге Эрастовне “Жемчужина в оправе червонного золота”.
    Озаровская была членом–корреспондентом Государственной академии художественных наук, членом Общества любителей русской словесности Московского государственного университета и целого ряда художественных, научных, краеведческих обществ.
    В молохе событий ее заслуги не были достойно оценены молодым советским правительством, хотя она много полезного сделала под руководством А.Луначарского. Но сама к наградам не стремилась, занималась только творчеством. Была дочерью офицера царской армии, в партию не вступала. Все ее родные и близкие во время революции 1917 года и гражданской войны покинули Россию. В Москве она осталась одна с сыном, которого родила в 1901 году. Более детей у нее не было.
    Нам, кыргызстанцам, Ольга Эрастовна дорога не только своими северными русскими сказками и тем, что жила и похоронена на нашей земле. Светлую память здесь о себе оставил ее сын Василько Васильевич Озаровский. Его должны помнить бишкекчане в возрасте 30 лет и старше. Это был уникальный человек со змеей на шее. Он часто выступал в парках, клубах, школах, детсадах, по телевидению с ошеломляющими рассказами о змеях, которых любил и содержал в своем доме с шестилетнего возраста до дня своей смерти 16 сентября 1985 г. Многие в нем видели чудака. А он был признанным ученым герпетологом–практиком. Это был первый в мире человек, сумевший получить потомство ядовитых змей эфы и гюрзы в неволе. Его приглашали выступать с докладами на Всесоюзные герпетологические конференции. Этот красивый, умный, эрудированный, интеллигентный человек прожил в нашем городе 55 лет. Он первый преподаватель физкультуры Кыргызского национального университета. В.Озаровский был чемпионом Киргизии по тяжелой атлетике. Воспитал тысячи физкультурников, спортсменов, специалистов физической культуры. Среди них ведущий орнитолог страны, бывший член сборной Киргизии по баскетболу Эмиль Шукуров.
    Василько Васильевич нередко читал сказки по республиканскому радио, за что получал награды. Он воспитал с женой Клавдией Дмитриевной двух сыновей. Старший Олег преподавал в вышеупомянутом университете. Защитил по филологии кандидатскую и докторскую диссертации. Немало его трудов хранится в нашей национальной библиотеке. Профессор, доктор наук, завкафедрой филологии Могилевского государственного университета Олег Василькович Озаровский умер на 61 году жизни.
    Вот так предельно сжато выглядит перечень заслуг Ольги Эрастовны и Василько Васильевича Озаровских перед людьми. Вот почему я мечтаю соорудить им общий памятник на могиле Василько Васильевича на Южном кладбище г.Бишкека. Вот почему я пишу эту статью и прошу всех российских соотечественников по возможности оказать материальную помощь в строительстве и открытии памятника.
    Сразу отвечу на естественный вопрос: “Какое участие в этом деле принимает младший внук Ольги Эрастовны Игорь Озаровский?”. Самое непосредственное. Это очень приятный, эрудированный человек. Ему 65 лет. Серьезно болен. Ведет очень скромный образ жизни в сельском частном доме. Хорошо знает жизнь и творчество бабушки, отца и старшего брата. Оказал мне громадную помощь в сборе и изучении материалов. Есть у меня мечта найти в дальнем зарубежье таких родственников Озаровских, которые взялись бы за сбор, изучение, издание ценного наследия своих предков.
    Надо рассказать, как попала Ольга Эрастовна во Фрунзе. Ее сын — страстный любитель природы и животного мира, бывший сотрудник Московского зоопарка жил здесь с семьей уже 3 года. Постоянно приглашал мать к себе. Но она, несмотря на возраст, ухудшение здоровья, оставалась очень энергичным высокопотребным человеком. Тесно была связана и с большими делами, и с большими людьми. Наступил страшный 1933 год. Миллионы людей в России, Украине, Белоруссии гибли от голода. К тому времени Озаровская от постоянных нагрузок на глаза совсем ослепла. Василько оставил все дела и привез свою маму сюда “на ягоды и солнышко”. Но спасти ее не удалось. Ольга Эрастовна умерла 12 июня 1933 года за день до своего 59–летия.
    Вместе со своей женой я был на погубленном кладбище. Под дубами, липами, березами мы взяли землю, освятили ее в церкви и рассыпали на могиле Василько Васильевича. Из наших горьких слез родились стихи:
    Эти стихи хочу оставить на будущем памятнике, если их одобрят российские соотечественники, сотрудники КНУ, где Василько Васильевич проработал до пенсии более 30 лет. К 20–й годовщине со дня его смерти постараюсь подробнее рассказать о жизни и деятельности В.В.Озаровского.
    В истории Озаровских есть еще одна волнующая, интересная интрига.
    Имя ее автора я пока называть не буду. Этот талантливый, уважаемый, заслуженный человек — ученый. Доктор наук, профессор. Один из самых значительных филологов, славистов Кыргызстана. Он предполагает, что Василько Васильевич Озаровский может быть сыном Дмитрия Ивановича Менделеева. Ученый отличался богатырским здоровьем. Лишь в старости мучила потомственная катаракта и предшествовавшая смерти простуда. Он очень был влюбчив. Старшей сестре Марии, которая заменила рано умершую мать, не давали покоя “подвиги” молодого брата. (Дмитрий был последним, очень любимым 18–м ребенком в семье). Мария, остерегаясь неприятностей, повелела ему жениться на некрасивой Феозне Капустиной, которая была старше мужа на 6 лет. Жили они, как кошка с собакой, хотя родили двух детей. Люба стала женой А.Блока. Дмитрий много лет прожил вне любви. От этого сильно страдал, переживал. А когда смертельно влюбился в Анну Ивановну Попову (она была на 26 лет его моложе), то принял на себя все церковные, судебные тяготы по разводу и женился на Анне вопреки воле ее родителей. Анна родила мужу четырех детей.
    Родители — ровесники Дмитрия Ивановича отправили дочь в Италию, чтобы предотвратить ее союз с Менделеевым. Он же оставил другу записку: “Коль не найду ее, или найду, а она мне откажет, ищите меня в море–океане”. Нашел ее в Италии. Привез. Нашел дьякона. Дал ему взятку 1000 рублей. (Церковь разрешала развод, но последующий брак только через семь лет.) Обвенчался с Анной. (Дьякона на следующий день постригли в монахи.) Вот какой великой страстью обладал Дмитрий Иванович.
    В 1900 году красивой, высокой, энергичной, эрудированной, надежной во многих отношениях Ольге Озаровской было 26 лет, а Дмитрию Ивановичу 66. “Ну и что? — возражает мне автор гипотезы. — Многие мужчины имеют детородные способности в 75 лет и старше. Да и ребенок от такого человека не мог быть нежеланным. И мать и отец такого даже предполагаемого ребенка прекрасные благородные люди”. И логика и диалектика — все есть в таком предположении.
    От себя могу добавить. Лично для себя Ольга Эрастовна или вообще не жила, или жила очень мало. Была трудоголиком. Всю себя отдавала творчеству и благородным целям. При этом почти всегда добивалась больших конечных результатов. Не случайно Дмитрий Иванович по–особому доверчиво к ней относился, говорил, что она не похожа на обычных барышень. Приняв на работу с месячным испытательным сроком, дал задание по сложным математическим расчетам. Надеялся через неделю получить результаты. Она их сделала за ночь. Не зря он уговорил министра финансов графа Сергея Юльевича Витте, будущего премьер–министра, пойти к царю Николаю II и подписать указ–разрешение принять на работу в Палату женщину. Не через месяц, а через три дня Д.И.Менделеев оформил Ольгу на постоянную работу. Не любить Ольгу было нельзя. И ее любили и в семье, и в гимназии, и в вузе, и в театре, и простые рыбаки, лесники, охотники — сказители из архангельских глухих деревень, и ученые, и писатели, и сотрудники Главной палаты мер и весов в Санкт–Петербурге, где трудился Василий Сапожников — официальный отец Василько Васильевича Озаровского.
    По рассказу Ольги Эрастовны, они вместе работали в Палате, встречались во время отдыха. У Василия был сын. Он очень долго и тяжело болел. Ольга помогала лечить мальчика. Василий любил сына, истратил много денег на врачей и лекарства, сделал большую растрату. Растерялся. Не знал, как объясниться перед Менделеевым. (Он поручил Сапожникову дешево продавать студентам свои книги.) Решил застрелиться. Мудрый совет Ольги предотвратил трагедию. Василий набрался мужества, сам пришел к Дмитрию Ивановичу и все рассказал, как было. Ученый, конечно, пожурил Василия и тоже принял мудрое человеческое решение без наказаний.
    Клянусь в чистоте и благородстве своей ближайшей цели. Дорогие российские соотечественники, помогите, пожалуйста, воздвигнуть памятник Ольге Эрастовне и Василько Васильевичу Озаровским на земле Кыргызстана. Для этого нужно около 1,5 тысячи долларов. Делать намного дороже — погрешить против скромности этих людей при их жизни.
    У меня есть много других планов, связанных с пропагандой их творчества. Их реализовать лучше с участием родственников. Если у кого–то есть возможность, помогите, пожалуйста, их найти в странах дальнего зарубежья. Я многократно обращался за помощью во многие соответствующие организации Москвы. Но там не до моих забот.
    Михаил Корсунский, член Совета российских соотечественников «Согласие» Русского культурного центра «Гармония».
    Фотография из коллекции автора. Публикуется впервые.

Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/11062/