Распечатать: Синтетический рай РаспечататьОставить комментарий: Синтетический рай Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Синтетический рай Посмотреть комментарии

4 ноября 2011

КРАСОТА И ЗДОРОВЬЕ

Синтетический рай

    Премьера нового документального фильма “Ловушка” режиссера Эрнеста Абдыжапарова вызвала нешуточный общественный резонанс. Медики и правозащитники выступают категорически против проката короткометражки, повествующей о нелегкой судьбе наркоманов. Они уверены, что материалы, собранные кинематографистом, не соответствуют действительности.

    Не метадоновых дел мастер

    Напомним, “Ловушку” презентовали на прошлой неделе в столичном Доме кино, куда пригласили всех, кто хоть как-то задействован в реализации метадоновой терапии у нас в стране.

    Перед показом Абдыжапаров признался, что до начала работы над фильмом он имел смутное представление о том, что такое метадон. По мнению своих оппонентов — руководителей общественных организаций, занимающихся защитой прав наркопотребителей, киношник и сейчас далек от “метадоновых дел”.

    — В фильме предвзято и с искажением действительности рассказывается о заместительной терапии метадоном в нашей стране, — считает директор Ассоциации “Партнерская сеть” Айбар Султангазиев. — В нем не отражены позиции медиков, экспертов, людей, получающих заместительную терапию, изменившую их жизнь к лучшему. Большая часть лиц, дающих интервью в фильме, вообще никогда не принимала метадон. Вызывает озабоченность и факт, что лента путем сетевого маркетинга показывается в государственных учреждениях. Недавно фильм был прокручен в Министерстве по делам молодежи, чуть не насильственным путем сотрудников собирали его смотреть. Вызывает беспокойство, что короткометражка снята при поддержке так называемой гражданской комиссии по правам человека. Очень звучное название, но данная организация основана церковью саентологии, которая в большинстве развитых стран запрещена. Но в нашей стране она зарегистрирована.

    Абдыжапаров, в свою очередь, заявляет, что его детище не является чьим-либо заказом.

    — Тема наркотиков злободневная, — отметил режиссер. — Однако фильм не заказной. Он снят на личные пожертвования. Уже после того, как “Ловушка” была готова, с нами связались представители Глобального фонда, ПРООН. Мы собрали более восьми часов материала. Вначале я сам верил, что метадон — это хорошо, что он помогает избавиться от проблем, но по мере работы над картиной все больше и больше убеждался: не все так однозначно. Считаю, мы сделали абсолютно объективный фильм. Потому что о метадоне говорят не официальные лица, не представители программ, его пропагандирующих, не другие заинтересованные в применении препарата люди, а наркоманы, которые испытали его действие.

    “Ловушка” разделена на четыре части, названия которых говорят сами за себя: “Мы наркоманы”, “Метадон”, “Ловушка”, “Надежда”. В фильме рассказывается о судьбе трех наркозависимых, которые проходят программу “Заместительная терапия “метадон”. О своей проблеме они говорят без стеснения. Рассказывают, где и почему впервые попробовали наркотики, как потом пожалели об этом, пытались избавиться от страшной привычки, как в их жизни появился метадон, который, по идее, должен был стать спасением. Увы, для многих препарат оказался не путем к здоровью и свободе, а ловушкой. Поначалу метадон действительно помогает, но со временем дозы приходится увеличивать. А отказаться от него для некоторых становится невозможно.

    По словам Абдыжапарова, на сбор материала ушел год. Его съемочная группа побывала в исправительных колониях, где есть заключенные, страдающие наркоманией. Встречались с “вольными” наркоманами, разговаривали с их родителями и представителями общественных организаций.

    — Мы провели собственное расследование по изучению влияния метадона на организм. Выводы каждый зритель пусть делает сам, — резюмировал режиссер.

    Рады препарату

    По словам исполнительного директора Ассоциации “Сеть снижения вреда” Мадины Токомбаевой, в их организацию входят наркоманы,  ВИЧ-инфицированные, бывшие заключенные — все они довольны результатами метадоновой терапии.

    — Я сама долго употребляла инъекционные наркотики, — призналась Мадина Токомбаева. — Вначале посещала группу анонимных наркоманов, позже присоединилась к тем, кто проходил лечение метадоном. Уже почти девять лет принимаю этот препарат. И, слава Богу, за это время я отказалась даже от спиртного. У меня хватило внутренней силы, чтобы избавиться от пагубной зависимости. Но мне бы хотелось также отметить, что не любому дается такая сила, не каждый может просто взять и отказаться. И метадон — именно та альтернатива для человека, через которую постепенно можно выйти из зависимости. Что касается “Ловушки”, удивляет, что высказывания о пользе метадоновой терапии были вырезаны. Я знакома со многими людьми, которые стали героями короткометражки, так как на протяжении девяти лет мы работаем в колониях. И вот эти ребята — участники программ “Атлантис” и “Чистая зона” давали интервью съемочной группе. Но они говорили, что чувствует наркозависимый в первые дни отказа от наркотиков.

    — Вообще не понимаю, почему вопрос ставят ребром: метадон — плохо или хорошо? — недоумевает еще одна героиня абдыжапаровской “Ловушки” Екатерина Заболотнева. — Речь должна идти о том, что безопаснее для нас и для общества — употребление героина или участие в метадоновой программе. Туда идут не здоровые девочки и мальчики, не те, кто начал употреблять. А уже отчаявшиеся люди, потерявшие все. Имевшие судимость, разрушенные семьи. Я решилась на терапию, оказавшись на грани: у меня дома остались одни батареи, все остальное я умудрилась продать ради дозы. Мне пришлось отдать сына на воспитание, потому что мне нечем было его кормить.

    По мнению национального координатора программы по предотвращению распространения наркотиков в Центральной Азии Александра Зеличенко, метадон — есть доказательная медицина. По его словам, собрано множество фактов, доказывающих эффективность этих программ во всем мире.

    — Кыргызстан встал на этот путь десять лет назад и активно проводит эти программы. И факты говорят сами за себя. И вдруг появляется какой-то непонятный человек, как у нас говорят, выпавший из шкафа, совершенно не в теме, который вдруг берет на себя роль гуру, мессии, и говорит: “А я вот сейчас сделаю такой фильм, который потрясет мир”. И сейчас, если, не дай Бог, будет принято решение не в пользу метадоновых программ, люди, а их тысячи, которые только этим и живут, пойдут воровать или на панель. Что им делать? — возмущен Зеличенко.

    Как отмечают в Республиканском центре наркологии, в Кыргызстане открыты пункты заместительной терапии во многих медицинских учреждениях, поликлиниках, в пенитенциарной системе. Их финансированием занимается Глобальный фонд по борьбе с туберкулезом, малярией и ВИЧ/СПИДом. На сегодняшний день заместительную терапию получают более тысячи человек. Через пять лет их станет около 2,5—3 тысяч, так как планируется расширить “метадоновый проект”. По данным Ассоциации “Партнерская сеть”, в стране около 40 тысяч наркопотребителей, и если сейчас им не оказать помощь, то большинство из них погибнут от передозировок, гепатита и туберкулеза.

    Скажите, доктор

    Жакшылык ТОКТОСУНОВ, начальник медицинской службы ГСИН:

    — Метадон и бупренорфин — два основных препарата, которые используются при лечении героиновой зависимости. Заместительная поддерживающая терапия метадоном (ЗПТМ) была внедрена в Кыргызстане в 2002 году. Данный метод лечения практикуется в Бишкеке и Оше, ряде районов Чуйской, Ошской, Баткенской и Джалал-Абадской областей — всего 21 пункт, включая пенитенциарную систему. В колониях реализуется программа “Чистая зона”, в туберкулезных лечебницах — “Атлантис”.

    ЗПТМ является методикой, позволяющей минимизировать вред от потребления наркотиков, предупредить распространение опасных болезней, а также профилактикой смертности от передозировок. В настоящее время в Кыргызстане программой охвачено более 1000 человек, большинство из них вернулись к полноценной жизни. Эффективность терапии признается Всемирной организацией здравоохранения, включившей метадон в перечень жизненно важных препаратов. Используется ЗПТМ во многих государствах, включая Иран, Китай, Западную и Восточную Европу, а также  Азию. На сегодняшний день в Европе рост ВИЧ практически сошел к нулю, благодаря доступности программ заместительной терапии значительно снизилось инъекционное потребление наркотиков.

    Кыргызстан входит в категорию стран с самой быстрорастущей эпидемией ВИЧ в мире, опережая африканские страны и догоняя Россию, где оценочное число ВИЧ-позитивных достигает 1,5 миллионов человек. Основным путем передачи ВИЧ-инфекции остается инъекционный путь, поэтому необходимо использовать все доступные меры по профилактике, в том числе заместительную терапию метадоном. Если говорить о системе Госслужбы исполнения наказаний (ГСИН), то программа “Чистая зона” существует где-то в восьми учреждениях, это максимум 160 пациентов. Желающих попасть в нее гораздо больше — сегодня другой реальной альтернативы для таких пациентов нет. Хотим дополнительно открыть программу заместительной терапии метадоном еще в учреждениях, где есть больные туберкулезом, ВИЧ/СПИДом и др.

    Цифры и факты

    Число ВИЧ-инфицированных в Кыргызстане за последние два года увеличилось на 67—74 процента в зависимости от региона. Печальную статистику озвучила начальник управления организации медицинской помощи Минздрава КР Динара Сагынбаева. Среди заболевших все больше (33 процента) женщин, не относящихся к группе риска — кыргызстанки заражаются от мужей-наркоманов. Растет число ВИЧ-положительных, зараженных половым путем (25 процентов), 2 процента носителей — младенцы, инфицированные от матерей.

    Звездопад

    В жизни российского эстрадного исполнителя Влада Топалова было всякое. Он сидел под домашним арестом, рвал связи с семьей, жил в машине. Влад — сын известного в России бизнесмена Михаила Топалова — на своем опыте ощутил, насколько непредсказуемо состояние человека под влиянием наркотиков.

    — Никогда мне никто не предлагал, не подсовывал дурман, я всегда был человеком, который делал, что хотел, — вспоминает он. — Отец был военным и довольно жестким человеком, он видел явные признаки моего нездорового увлечения. Когда все понял, пришел ко мне и сказал: “Собирай вещи, я тебя забираю”. Я даже слова сказать не мог. В детстве однажды папа сказал мне: “Запомни одну вещь, если когда-нибудь я узнаю, что ты связан с наркотиками, убью тебя на месте ”. И сказал это с таким хладнокровием, что я понимал — он не шутит.

    Топалов-младший нашел силы признаться себе, что зависим от наркотиков. Обратился в клинику, где прошел курс лечения.

    — Жизнь изменилась. Я понял, что намного круче отказаться от наркотиков, ведь есть возможность выбрать новую жизнь и прожить ее, как всегда мечтал, — говорит Влад. — Хочется с головой уйти в музыку, в работу. Наладить личную жизнь, больше общаться с семьей.

    * * *

    Марлон Дэвид — друг популярной американской исполнительницы Уитни Хьюстон, заявил, что певице осталось жить всего несколько месяцев. Главной причиной такого известия он назвал наркотики, которые Уитни употребляет в огромных количествах. Известно, что во время гастрольного турне по Европе к артистке “приставили” личного наркоторговца, который должен был бесперебойно поставлять запрещенные препараты. Знаменитая певица платила ему примерно шесть тысяч долларов в месяц. На сегодняшний день друзья и знакомые певицы решили опубликовать эти ужасающие подробности только для того, чтобы заставить Уитни задуматься о собственном здоровье.

    Надежда ПОПОВА.


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/36351/


Распечатать: Синтетический рай РаспечататьОставить комментарий: Синтетический рай Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Синтетический рай Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.4042

EUR 81.1127

RUB   1.0244

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007