Распечатать: Осведомлен — значит уязвим, или Насколько опасно в Кыргызстане быть свидетелем РаспечататьОставить комментарий: Осведомлен — значит уязвим, или Насколько опасно в Кыргызстане быть свидетелем Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Осведомлен — значит уязвим, или Насколько опасно в Кыргызстане быть свидетелем Посмотреть комментарии

15 октября 2010

КРИМИНАЛ

Осведомлен — значит уязвим, или Насколько опасно в Кыргызстане быть свидетелем

    Знать и помалкивать или смело дать показания, благодаря которым преступник будет наказан? Насколько опасно в нашей стране быть свидетелем? О том, похожа ли защита свидетеля по-кыргызски на сюжеты хороших детективных фильмов — тема нынешнего разговора.

    Быть свидетелем в нашей стране действительно очень хлопотно и опасно. По мелким преступлениям большинство кыргызстанцев никогда добровольно не дадут свидетельских показаний — затаскают по судам. А от крупных и вовсе бегут, как от чумы. А между тем любой руководитель ГСНБ, МВД, финполиции, следственных подразделений таможни и других структур мечтает о достаточном количестве хороших информаторов. Но что силовики им могут предложить? Государство практически не финансирует защиту последних. Поэтому оперативники сами кормят сексотов бутербродами, поят водкой, прячут, развозя их по своим квартирам и дачам.

    А со свидетелями дело обстоит и того хуже. Достаточно вспомнить последние годы правления Аскара Акаева и первые — Курманбека Бакиева. Бал в стране тогда правил небезызвестный Рыспек Акматбаев. С ним ничего не могли поделать ни МВД, ни спецслужбы, ни даже все государство в лице генпрокурора, парламентариев и тогдашнего премьера Феликса Кулова.

    Водитель последнего, например, был похищен, и его пытались лишить жизни. Позже в Бишкекской городской прокуратуре состоялась очная ставка между ним и Рыспеком Акматбаевым. После этого следственного мероприятия твердо стоявшего на своих позициях потерпевшего увезли из прокуратуры под усиленной охраной спецназовцев. А сам Рыспек не без пафоса заявил, что таким способом хотят опорочить его имя.

    Да и вообще, в том числе и на скамье подсудимых, он всегда повторял, что никакой банды не было, что организатором ее он не являлся, никаких указаний убивать кого-либо не давал. Другие подсудимые вторили своему лидеру и отмечали, что оговорили его под милицейскими пытками.

    Напомним, он проходил на этом процессе в качестве обвиняемого в числе других 9 подсудимых. Им инкриминировалось три убийства, создание устойчивой вооруженной группы (банды), покушение на убийство, хранение оружия и боеприпасов и др. Процесс начался в Первомайском райсуде. Из-за неявки свидетелей судья А. Сариев был вынужден допросить подсудимых. Первым дал показания Акматбаев.

    Согласно материалам следствия, в начале 2003 года именно он, находясь в бегах, организовал базу банды в горном урочище Кызыл-Белес на территории Аламудунского района. По версии следствия, там скрывались от правоохранительных органов как сам лидер ОПГ, так и другие члены банды. Там же они хранили и оружие.

    Но на суде Акматбаев заявил, что вагончики на джайлоо поставил с целью занятия скотоводством. Ни о каком оружии и боеприпасах он ничего не знает. Когда убили Хаваджи Заурбекова, Нурлана Бердикеева, полковника милиции Чыныбека Алиева, в Кыргызстане его якобы не было. В страну он будто бы вернулся в мае 2005 года. Где именно гостил, отвечать отказался, ссылаясь на безопасность друзей.

    Кстати, и на очередное судебное заседание, на которое в обязательном порядке должны были доставить и допросить свидетелей, из восьми вызванных на слушания граждан не явились шесть. Внятные объяснения по поводу неявки прозвучали лишь из уст представителя Яхи Батукаевой (жена убитого Хаваджи Заурбекова), подчеркнувшего, что свидетель не явилась в суд, опасаясь за свою жизнь.

    Да, увы, свидетели и потерпевшие в то лихое время по нескольку лет жили в страхе за свою жизнь и жизнь родных, а преступники угрожали им расправой. Милиционеры же лишь советовали, мол, носите с собой диктофон, чтобы записать угрозы.

    Сменить паспорт, место жительства и сделать пластическую операцию — на все это свидетель, обладающий ценной для следствия и суда информацией, в принципе имеет полное право. Но на практике это и сегодня невыполнимо. И дело не только в отсутствии денег.

    Возьмем, к примеру, пластическую операцию. Как ее осуществить, если взаимодействие МВД с Минздравом никак и нигде не прописано? Непонятно, кто оплатит операцию и каким образом должна быть обеспечена конфиденциальность. То же самое и со сменой паспорта. Соблюсти конфиденциальность при получении нового документа тоже практически невозможно. А переселить в целях безопасности свидетеля из одного города в другой в нашей стране и вовсе никто не пытался. Да и вряд ли в маленьком государстве, где все у всех на виду, а руки у криминала очень длинные, в этом есть смысл.

    Говорить о полной беззащитности свидетеля в Кыргызстане все же неправильно. Охрана в зависимости от обстоятельств может быть почасовой, круглосуточной и длиться несколько месяцев. Но это в исключительных случаях. По сути, кыргызстанцы беззащитны.

    С одной стороны, сейчас на дворе уже давно не начало нового тысячелетия, и времена “быков” и разборок, казалось бы, закончились. Большинство серьезных преступников уже стали рядиться в костюмы серьезных бизнесменов, а то и политиков. Но опасность есть, и охранять людей все равно надо.

    Вот недавний пример. Как сообщил журналистам представитель одной из партий, на только что прошедших парламентских выборах он вместе со своей семьей и единомышленниками, естественно, проголосовал за свою партию. Но вечером при подсчете голосов на этом избирательном участке выяснилось, что за его партию якобы вообще никто не пожелал отдать свой голос. После устроенного скандала три голоса удалось отстоять, но впоследствии в официальном протоколе опять появилась цифра ноль — люди под угрозами со стороны местных криминальных структур были вынуждены отказаться от своих подписей.

    Не меньшую угрозу, чем преступники, нередко представляют для свидетеля и сами сотрудники правоохранительных органов. Например, согласно действующим законам, кыргызстанцы имеют право отказаться от дачи показаний против своих ближайших родственников. Однако опытный следователь может “построить диалог” таким образом, чтобы свидетель сказал все, что ему нужно, и только потом разъяснит допрашиваемому все его права. Допрашивать кого бы то ни было ночью без крайней необходимости тоже запрещено, но этими нормами следователи зачастую пренебрегают. В итоге, прошедший первую “свидетельскую школу”, человек во второй раз будет лишь упорно молчать.

    В последнее время сотрудники МВД зачастили с пресс-конференциями и брифингами. То крупную партию наркотиков найдут, то серьезных “черных” или “маслокрадов” прихлопнут. Все это, конечно, похвально, вот только чтобы выиграть битву в суде, нужны свидетели. А это для кыргызстанских правоохранительных органов пока непозволительная роскошь.

    Юрий ГРУЗДОВ.


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/33576/


Распечатать: Осведомлен — значит уязвим, или Насколько опасно в Кыргызстане быть свидетелем РаспечататьОставить комментарий: Осведомлен — значит уязвим, или Насколько опасно в Кыргызстане быть свидетелем Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Осведомлен — значит уязвим, или Насколько опасно в Кыргызстане быть свидетелем Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.8473

EUR 78.4769

RUB   1.0320

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007