Распечатать: “Сижу в тюрьме: все в шоке,  я — в шоколаде!” РаспечататьОставить комментарий: “Сижу в тюрьме: все в шоке,  я — в шоколаде!” Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: “Сижу в тюрьме: все в шоке,  я — в шоколаде!” Посмотреть комментарии

26 февраля 2010

КРИМИНАЛ

“Сижу в тюрьме: все в шоке, я — в шоколаде!”

Заголовок скопирован из анкеты, размещенной на сайте знакомств для людей, отбывающих срок в местах лишения свободы. Там же сделанный на мобильник снимок арестанта, сидящего на нарах. Состояние пользователя - online.

    Не так давно в редакции "МСН" раздался звонок. На мобильник автору этих строк звонил неизвестный. Собеседник без обиняков сразу же уточнил, с кем  он имеет дело. А когда услышал ответ, сразу перешел к главному - мол, у нас в колонии бунт, приезжай...

    Рассказывать о том, где он взял телефон, как узнал фамилию и номер, звонивший заключенный не стал, ограничившись вопросом - тебе нужна дополнительная головная боль? Впоследствии звонил еще несколько раз. Причем передаваемая им информация всегда при проверке находила свое подтверждение. Потом он куда-то исчез - может быть, освободился.

    Еще каких-то 3-5 лет назад мобильные телефоны в зонах были у единиц. Ими пользовались изредка по ночам на пару минут, чтобы осведомиться о здоровье ближних, передать важную информацию.

    А дальше - больше. Дошло даже до самого настоящего телефонного террора, когда зэки от имени высоких чинов стали массово названивать бизнесменам, руководителям крупных предприятий и вежливо настаивать на том, чтобы был пополнен тот или иной телефонный счет.

    Причем продолжалось все это достаточно долго, пока все те же финансовые полицейские, которым был брошен вывоз, не нашли управы на нескольких человек в наших зонах и даже в СИЗО Бишкека. Но и тогда речь об Интернете еще не шла. Неужели сегодня многие наши тюрьмы действительно переместились в онлайн?

    Поиски в зоне KG собственных сайтов и форумов для зэков особых успехов не принесли. Но несколько часов, проведенных в Рунете, показали, что пользователей, обитающих в местах не столь отдаленных, действительно много. Очень много! Это целый сегмент индустрии, о котором мало кто знает.

    Заключенные не только активно общаются на специально созданных форумах, но и просто читают литературу, прессу, ищут интересующую информацию, развлекаются, переписываются и регулярно выкладывают фотографии. А некоторые, готовые раскошелиться на трафик, снимают видео и выкладывают его в Сеть. Все это делается с помощью мобильных телефонов и мобильного Интернета.

    В этом смысле полный прогресс до Кыргызстана пока еще не докатился. Но наши зэки уже успешно освоили зону RU. Они имеют на отдельных форумах свои блоги, тщательно собирая на них анамнез собственной борьбы с несправедливостью. Впрочем, таких суперсмелых арестантов пока единицы. Для основной массы - это прежде всего развлечение.

    Достать, а уж тем более сохранить мобильный телефон на зоне - дело крайне трудное. В некоторых колониях администрации относятся к этому более снисходительно, но бывают и такие, где внутренние порядки в них настолько жесткие, что о мобильниках там и не мечтают.

    Можно, конечно, охранникам заплатить. Но они постоянно сменяются, всем ведь не заплатишь. Постоянно идут обыски - телефоны отбирают. Причем за их использование могут и серьезно наказать, например, в виде нескольких суток отсидки в штрафном изоляторе.

    В СИЗО с мобильниками еще труднее - имея телефон, подсудимый может повлиять на следствие. Кстати, Государственная служба исполнения наказаний в нашей стране не раз обращалась в парламент с просьбой ужесточить наказание за тюремную контрабанду. Например, есть закон, предполагающий уголовную ответственность за контрабанду наркотиков в тюрьму. А за передачу мобильного телефона статьи нет.

    Ситуация еще осложняется и тем, что надзиратели получают маленькую зарплату, а за каждый мобильный телефон, принесенный в камеру, - несколько тысяч сомов. Единственное, что им грозит, - это увольнение и несущественный штраф.

    Но, по большому счету, администрации закрытых учреждений борются с мобильными только тогда, когда им это действительно нужно. А в большинстве случаев закрывают глаза потому, что это способ манипулирования зэками. Те боятся остаться без связи и идут, в свою очередь, навстречу администрации - делают то, что надо.

    И это, пожалуй, центральная мысль материала про тюрьмы в режиме онлайн. Возможность контролировать - это возможность увеличивать денежные потоки. Ведь за деньги, ни для кого не секрет, в тюрьме можно достать почти все: еду, наркотики, алкоголь, проститутку, телефон...

    Что касается самих зэков, то наиболее активные и продвинутые из них пользуются даже электронными деньгами, тратя их на разных интернет-сервисах и в интернет-магазинах.

    Есть любознательная часть аудитории, которая интересуется тем, что происходит в мире. Ее представители много читают, а затем размещают на своих блогах собственные переводы под заголовком типа: "Век бы воли не видать!".

    Например, из одной такой информации следует, что Норвегию сотрясают тюремные бунты. Такие, что нашим зэкам и не снились. Причины на 100 процентов обоснованы. В первую очередь норвежских сидельцев возмутило то, что в тюремных киосках запретили продавать порнолитературу и что введен запрет на занятия бодибилдингом в спортивном зале.

    Кстати, третья часть заключенных в Норвегии - зарубежные гастролеры из стран СНГ. Естественно, отбывать срок на родине никому из них не хочется. А вы бы отказались жить в камере гостиничного типа и при этом получать 300 евро в месяц на карманные расходы?

    Но норвежских налогоплательщиков в последнее время все это стало сильно доставать. Газеты, выходящие в Осло, запестрели следующими заголовками: "Иностранные преступники отдыхают в наших тюрьмах". Авторы публикаций возмущены тем, что иностранный "криминальный элемент" обкрадывает страну дважды: сначала совершая грабежи и разбойные нападения, а затем вынуждая Норвегию выкладывать круглые суммы за их пребывание в местных тюрьмах гостиничного типа.

    Местные власти попытались было договориться с соседями, чтобы "гастролеры" из СНГ, Польши и Литвы отбывали наказание дома. Принципиальные договоренности были достигнуты, но из-за различных проблем технического характера ситуация так и не изменилась. Граждан одних стран Осло ни за что не хочет высылать домой, поскольку там их ждет менее строгое наказание или вообще лишь устное порицание. Других, напротив, норвежцы с удовольствием выпихнули бы из страны, но это никак не удается. Типичный пример - наркопреступления. Бельгийцы и голландцы рвутся домой, где их ждет куда более мягкий приговор, но норвежцы хотят, чтобы они отбывали срок в их стране. Литовцы, поляки, украинцы, русские, напротив, мечтают сидеть только в Норвегии.

    Не меньшей иронией пропитаны и другие переводы зэков. Например, в прошлом году на юге Англии открылся ресторан арестантской кухни. Об этом сообщает газета The Telegraph, отмечая, что экзотическое заведение под названием "Клинк" расположилось в здании тюрьмы Хай Даун в городе Саттон графства Суррей. В меню ресторана до восьмидесяти блюд по цене от 15 фунтов стерлингов. Любители экстремальной еды подвергаются строгому обыску, прежде чем пройти к своему столику.

    Для любителей суперэкстрима при том же ресторане действует гостиница строгого режима. Постояльцу выпадает уникальный шанс ощутить все прелести заключения. Всего за 45 фунтов стерлингов в сутки он может поселиться в камере с видом на ограду из колючей проволоки. Персонал выдаст ему полосатую именную пижаму. Наутро через отверстие в тяжелой металлической двери новоиспеченный заключенный может получить тюремный завтрак. За отдельную плату.

    Но большинство заключенных, конечно, использует Интернет не для самовыражения, а для элементарного житейского общения. Встречается очень много аккаунтов заключенных, которых явно ждут на свободе. В сообщениях таковых выложены не только нежные послания от жен, но и сообщения маленьких детей.

    Удивителен феномен этого сообщества - коллективный оптимизм, замешанный на коллективном же горе. Оставшись одни, жены выкладывают в блогах страшные истории о том, как они переживали момент внезапного заключения мужа под арест, как шли уголовные разбирательства, сколько было слез, как сил уже не хватает. Активно обсуждаются и такие вопросы, как выбить свидание, как организовать перевод любимого в другую зону, где условия получше, что взять с собой из еды, когда едешь на свидание. При этом все сообщения сдобрены немыслимым количеством улыбающихся и подмигивающих смайликов. Стоит ли говорить, что на каждую жалобную историю выкладывается с добрый десяток подбадривающих ответов.

    Интересно и то, что большинство представителей сильного пола, отбывающих срок (и порой немалый!), мечтают встретить, наконец, милую, добрую, честную девушку и создать семью. Многие говорят, что будут рады и женщине с детьми, лишь бы больше не встречать лжи, предательства, не играть в игры.

    Арестанты обещают претенденткам быть хорошими. Но тем не менее остаются по-своему избирательными: "Я не очень верю в то, что найду на этом сайте близкого человека. Во-первых, мне еще долго сидеть. Во-вторых, мне не нужна первая, кто подвернется. Я не хочу общаться с пожилыми, с лишним весом. Малограмотные дамы, наверное, я - не ваш вариант. Все остальные - пишите. У меня дефицит общения!" - пишет 33-летний уроженец Нарына Асылбек, срок заключения которого заканчивается в 2016 году.

    Юрий ГРУЗДОВ.


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/31320/


Распечатать: “Сижу в тюрьме: все в шоке,  я — в шоколаде!” РаспечататьОставить комментарий: “Сижу в тюрьме: все в шоке,  я — в шоколаде!” Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: “Сижу в тюрьме: все в шоке,  я — в шоколаде!” Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.1133

EUR 81.3325

RUB   1.0446

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007