Распечатать: Рыцарь печального образа РаспечататьОставить комментарий: Рыцарь печального образа Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Рыцарь печального образа Посмотреть комментарии

24 июля 2009

ЭКОНОМИКА

Рыцарь печального образа

    Самое интересное в этой истории то, что Юрий Александрович Ким прав. Но самое поразительное - он долгие пятнадцать лет свято верил в то, что справедливость восторжествует, чиновники от государства устыдятся своей вечной болтовни и займутся наконец  решением проблем. В том числе и той, которая не дает покоя нашему герою. Теперь, кажется, и этот человек утратил веру и надежду...

Коротко суть проблемы: был такой завод ЭВМ, продукция которого высоко котировалась в тогдашней большой стране, потом его преобразовали в АО "Жанар": государственная промышленность подверглась массированной атаке, ее спешно стали реорганизовывать, преобразовывать и так далее. А потом предприятие сделали банкротом. Такая схема "хозяйствования" прокатилась по всему Кыргызстану, в результате чего мощные и приносящие прибыль заводы и фабрики исчезли из нашей жизни как сон, как утренний туман. Сколько при этом было пролито слез, сколько случилось инфарктов и сколько поломано судеб, никто не считал. Наверное, никто не подсчитывал и утраченную выгоду. Зачем? Никто и никогда, вероятно, не подсчитает и те барыши, какие при этом заимели отдельно взятые граждане. Просто вдруг то один человек стал сильно богатым, то другой. Точно так же никто и никогда не составит списки тех, кто в результате такой "деятельности" остался без работы, впал в нищету, уехал или опять-таки просто умер.

    Юрий Александрович после преобразования завода ЭВМ в акционерное общество "Жанара" вместе со своим подразделением создал внутри его акционерное общество "Кимбек", и полагал, что раздробленный на части завод, теперь уже в новом своем состоянии, в иных экономических условиях по-прежнему останется флагманом отечественной промышленности. Наивный? Безусловно. Не сумел вовремя сообразить, что все вокруг для того и рушится, чтобы не существовать вовсе, а совсем не для кипучей и выгодной деятельности. Однозначно. Но верил. Почему? Потому что для него слова "государственные интересы", "работа во имя страны", "ответственность за каждый свой шаг и поступок" - не пустые звуки. И с этими своими принципами он практически в полном одиночестве существует и сегодня.

    Но сначала в "Жанар" пришли управленцы, о которых наш герой отзывается так: "руководителями назначались фактически неподготовленные люди", и завод, занимающий 25-30 га земли практически в центре столицы, умевший выпускать бортовые вычислительные машины "Улан", был продан келейно за 1 миллион долларов и сейчас выпускает... кирпичи.

    Что такое этот "Улан"? Это аналог, а по сути предшественник комплексов "Искандер", которые взяты на вооружение Россией. Ей такие комплексы нужны, нам - нет? А деньги за них?

    Восемь тысяч человек, выпускавших в год продукции на $150000000, после санации, реабилитации и последующего банкротства остались без работы. Кыргызстан - без денег.

    В это время наш герой и стал протестовать, защищать хотя бы свой "Кимбек" и работающих в нем специалистов. Но ясно, что только мешал чиновникам осуществлять их схему. Их вообще раздражал этот "Кимбек". Специалисты, видите ли, там собрались, о деле пекутся, о стране, да кто они такие в свете новых и решительных реформ? Да никто. С тех дней вот уже 13 лет Юрий Александрович ходит по судам. Он принял участие в трехстах с лишним судебных заседаниях и говорит об этом так: "Кроме чувства омерзения ничего не испытываю". И еще: "Такое ощущение, что два последних года сужусь с... судами". Сегодня у него на руках масса судебных решений, в которых легко обнаруживается, как Верховный суд, к примеру, может принять совершенно разные, диаметрально противоположные решения по одному и тому же обстоятельству!

    Чтобы остановить Кима, в 2006 году Верховный суд признал недействительной регистрацию АО "Кимбек", произведенную в 1994 году Национальным статистическим комитетом. Он также признал недействительной перерегистрацию, произведенную в 1995 году Октябрьской районной госадминистрацией, а также недействительной перерегистрацию, произведенную в 1995 году Бишкекским городским статистическим управлением. Замечательно, не так ли? И все это спустя тринадцать лет после регистрации и трех государственных перерегистраций! Пострадали в результате всего этого Ким и его работники. Активы "Кимбека" проданы, заработная плата работникам не выплачена, не возвращены вклады акционерам "Кимбека".

    Спрашивается, если регистрация и перерегистрации, которые производили государственные службы, признаны недействительными, то почему бы и не спросить с этих государственных служб? Они куда смотрели, а если зарегистрировали, то пусть сегодня и держат ответ. Или их решения звук пустой? Почему бы не взыскать с них хотя бы заработную плату и вклады акционеров? И почему бы не начать такую работу с этого конкретного случая, ведь нужно же нашему государству когда-то наводить порядок в том хаосе, который накопился за последние пятнадцать лет, не так ли? Может быть, и сегодня кто-то получил "решение", которое через десять лет окажется пустой бумажкой. Почему такое происходит в принципе? Неизвестно. Зато предприниматели с большим опасением относятся даже к самым благим инициативам государственных служащих, вполне объяснимо ожидая от них того или иного подвоха.

    А пока что расплачиваться всегда почему-то приходится тем, кто вынужден выполнять решения, идеи и указания чиновников как законы - без обсуждения. Вот как об этом говорит сам Юрий Александрович: "У меня неоднократно возникало желание плюнуть на все и сказать: да подавитесь. Но каждый раз перед моими глазами возникали события 1993, 1994, 1995 годов, когда для того чтобы выжить, надо было акционироваться, то есть вкладывать в производство собственные средства. Не могу забыть, как люди, проработавшие со мной более 10 лет, с дрожью в руках писали заявления об удержании 10, 20, 30  процентов из их мизерной (200 сомов) заработной платы в счет выкупа акций. Так было до тех пор, пока не сформировали уставный капитал, что и отражено в балансе предприятия и главной книге. Правильность и полноту наполнения уставного капитала подтвердили в 1996 году независимая аудиторская компания "Кыргызаудит" и в 1998 году Национальная комиссия по рынку ценных бумаг при президенте Кыргызской Республики.

    Теперь во всех судах Киму категорично твердят: никаких долей учредителей нет, ничего вы не вносили. Один судья, правда, заметил: "С моим решением согласились вышестоящие организации". А если бы не согласились, то решение было бы другое? Ну что на это можно сказать? Разве что повторить за нашим героем: "Может быть, это что-то вроде коррупции?". Кстати, имена всех судей известны. Правы они были в отношении "Кимбека" или не правы? Кто это определит? А кому наши судьи подсудны? Может быть, Совету судей, который недавно образовался? Так Ким был и там. Цитирую: "Вступившие в законную силу судебные акты Совет судей не рассматривает". Поразительно! Масса судебных организаций, но все они существуют почему-то именно таким образом, чтобы народ наш плюнул и перестал судиться вовсе - бесполезное это дело. Если тебя один раз осудили (приняли судебное решение), смирись - все остальные суды, все судьи и даже советы судей ничего в ваших обстоятельствах не изменят. Так было, пока не создали Совет судей, так и будет, хотя теперь такой Совет есть? А зачем он тогда? Тут профессионалы, вероятно, могли бы дать массу умных и бесспорных объяснений. Но на самый простой вопрос, какая польза от этого Совета нашим гражданам, они, увы, не ответят. Или ответят витиевато и высокопарно, но вне связи с нашей жизнью.

    Трудно не согласиться с Юрием Александровичем, вынужденным детально ознакомиться с нашей судебной практикой в том, что "сегодня ни судьям, ни судебным чиновникам не нужно, чтобы судопроизводство было прозрачным". Попал под суд, так не суетись, а расслабься и постарайся получить хотя бы удовольствие от этого процесса.

    Может, есть смысл для начала на этом частном примере изучить эту глубинную, всереспубликанскую убийственную нашу проблему? У нас имена умеющих жить граждан почему-то всегда неизвестны. Зато людей типа Кима пытаются "срезать" такими, например, заявлениями: "Ким был 10 лет директором, и не может быть, чтобы не было криминала". И это - слова одного из руководителей Госкомимущества! После этого Кимом занялись Генеральная прокуратура, СНБ, МВД, но ничего не нашли. Да и что можно найти у человека, которому за державу обидно и который не просит ничего иного, кроме сохранения отечественной промышленности?

    Он не может говорить без боли в сердце о том времени, когда предприятие было признано банкротом. Пришел спецадминистратор и отметил, что это "предприятие уникальное". Уникальность увенчалась банкротством. На процедуру банкротства было затрачено 41274 тысячи сомов. Акционерам, в том числе ветеранам войны и труда, которым государство выделило через Социальный фонд акции "Жанара", по 100 тысяч сомов выделено не было. Не хватило денег. Документы на погашение дебиторской задолженности спецадминистратор так и не представил, и куда подевались 4411,2 тысячи сомов, неизвестно. Если это хищение, спрашивает Ким, тогда почему судья приняла отчет о завершении процедуры банкротства? К "Кимбеку" администратор подошел без церемоний: инвентаризацию провел без директора, без главного бухгалтера, без материально ответственных лиц, имущество  просто забрали. И на сегодняшний день нет ни ликвидационного баланса АО "Кимбек", ни записи в единый государственный реестр. Фонд Госком- имущества, правда, поручил в то время администратору приостановить реализацию активов АО "Кимбек", но тем не менее не возражал против завершения процедуры. Как говорится, мы знаем, как нужно по закону, но готовы согласиться с любым вариантом.

    Во всей этой истории поразительно несовременным выглядит удивление нашего героя таким вот обстоятельством. Почему и зачем уникальный завод отдают в управление неспециалистам? Почему чиновники выступают от имени государства, но явно во вред ему? Зачем нужно было подводить под банкротство предприятие, которое было оснащено высокоточным оборудованием мировых фирм, построило столько социальных объектов и жилья, сколько никакое иное предприятие? Почему Россия гордится мощными системами залпового огня "Смерч" и комплексом ПВО "Тополь", а мы уже и не помним о том, что наш завод был причастен к созданию этих и не только этих систем вооружения? Он совершенно справедливо полагает, что такие факты сводят усилия правительства по привлечению инвестиций в реальный сектор экономики на нуль.

    Словом, завода уже нет, и вряд ли он восстановим теперь. Но еще живы люди, которые работали на нем. И они хотят, чтобы "Кимбек" наконец закрыли правильно, чтобы им выплатили заработную плату, вернули их вклады. Разве они на это не имеют права, если рассуждать в правовом поле? Что касается промышленности, то тут, надо полагать, и без них разберутся. Пусть тихо вздыхают о былом и надеются на будущее. А Юрий Александрович Ким готов отстаивать конституционные права граждан Кыргызстана, работников и акционеров АО "Кимбек" до конца. Какого?

    Людмила ЖОЛМУХАМЕДОВА.


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/28678/


Распечатать: Рыцарь печального образа РаспечататьОставить комментарий: Рыцарь печального образа Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Рыцарь печального образа Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.8300

EUR 79.7354

RUB   1.0579

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007