Распечатать: Ситуация с номинацией РаспечататьОставить комментарий: Ситуация с номинацией Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Ситуация с номинацией Посмотреть комментарии

29 мая 2009

ПРИРОДА

Ситуация с номинацией

    Вот уже седьмой год подряд Кыргызстан пытается добиться внесения в список Всемирного наследия ЮНЕСКО хотя бы одной из своих  достопримечательностей. Средств на содержание памятников у государства не хватает, поэтому международная поддержка пришлась бы как нельзя более кстати. В качестве первого номинанта было избрано озеро Иссык-Куль, позже вместо него стали продвигать священную гору Сулайман-Тоо. Почему же за столько лет Кыргызстан так и не получил столь необходимой номинации ЮНЕСКО? Поделиться своим мнением по этому поводу мы попросили директора научно-исследовательского проектного института "Кыргызреставрация", доктора архитектуры Джумамеделя Иманкулова.

- Джумамедель Джумабаевич, известно, что Кыргызстан начал номинировать свои достопримечательности в список Всемирного наследия ЮНЕСКО с Иссык-Куля, и эта работа велась под вашим непосредственным руководством. Расскажите, почему она так и не была доведена до логического завершения?

    - В 2002 году ЮНЕСКО выделила грант на разработку номинации Иссык-Куля. Ее принятие было призвано поставить заслон хищнической эксплуатации озера. По принципу междисциплинарного сотрудничества была сформирована команда специалистов, деятельность которой курировал наш институт. Выдвижение номинации - это подготовка комплекса документов, в которых дается научное обоснование историко-культурной или природной ценности данного памятника, определяются зоны его охраны и менеджмент-план. После того как мы подготовили и направили все эти бумаги в Центр всемирного наследия, ЮНЕСКО выслала к нам эксперта международной неправительственной организации ИКОМОС Сьюзен Дени. Осенью 2004 года она дала официальное заключение, что Иссык-Куль достоин включения в список всемирного наследия, но предложила отозвать номинацию для доработки ряда недочетов. В декабре того же года была создана специальная национальная комиссия при бывшем президенте, которая, даже не успев начать свою деятельность, перестала существовать. К сожалению, работы по выдвижению номинации Иссык-Куля не были завершены. Если бы озеро подпало под международную защиту, то сейчас там бы не творились нынешние безобразия, когда идет неконтролируемая застройка, непомерно усиливается нагрузка на экологию, исторические памятники не охраняются и разрушаются. Если данные процессы вовремя не остановить, то Иссык-Куль в скором времени лишится своей уникальности. Этот проект можно возобновить и сейчас, эксперты ЮНЕСКО до сих пор недоумевают, почему все застопорилось.

    - Как обстоит дело со второй номинацией - Сулайман-Тоо, насколько успешно идет ее продвижение?

    - Выдвигать вторую номинацию начали где-то 5 лет назад. Организовать эту работу поручили Институту истории Национальной академии наук. Группу возглавила археолог Бакыт Аманбаева. По положению ЮНЕСКО разработкой номинации может заниматься любая организация, причастная к истории, археологии, сохранению наследия, но к этому процессу в обязательном порядке должны привлекаться заинтересованные специалисты: археологи, историки, реставраторы, градостроители, экологи. Каждый отвечает за свой сегмент работы. Весь процесс должен быть открытым: общественность и специалисты вправе знать, что предпринимается. Эта информация должна предоставляться в виде заседаний и отчетов, но ничего такого не было. С самого начала вся работа велась келейно. Даже Министерство культуры и информации, будучи государственным органом охраны памятников, по сути, оставалось в неведении относительно всего происходящего. В результате был допущен ряд серьезных промахов, которые и сказываются на процедуре продвижения номинации. Материалы уже дважды возвращались на доработку.

    - В чем заключаются промахи, о которых вы упомянули?

    - Первая ошибка связана с развитием скандала с канатной дорогой. Некий бизнесмен заключил договор со швейцарской фирмой, готовой инвестировать строительство подъемника. Многие кыргызстанцы, в том числе и специалисты, сразу выступили категорически против возведения на священной горе данного инженерного сооружения. Разработчики номинации должны были немедленно отмести спорную идею, но этого не произошло. История с "канаткой" вызвала резонанс по всей стране. В Центр всемирного наследия посыпались письма из Кыргызстана с диаметрально противоположными мнениями. Кстати, проект строительства подъемника в то время поддерживала мэрия Оша, специально выделив для этого территорию в охранной зоне Сулайман-Тоо. Уверен, что в ЮНЕСКО от всей этой истории просто пришли в ужас. Имидж страны был дискредитирован. Точку в этом деле в мае прошлого года поставил президент страны, выпустив указ, запретивший строительство канатной дороги.

    Вторым крупным промахом стало создание необоснованных по размеру зон охраны Сулайман-Тоо. Этот раздел номинации должен был готовить наш проектный институт как единственная специализированная организация в стране, имеющая соответствующую лицензию и специалистов. Но разработчики номинации почему-то предпочли обойтись без наших услуг. В итоге в буферную зону, которая налагает значительные ограничения на развитие города, была включена неоправданно большая территория, никак не связанная с Сулайман-Тоо. Документы по номинации были отправлены в ЮНЕСКО, и теперь в заложниках оказался весь город, который фактически лишили возможности перспективного развития. А ведь Ферганская долина - густонаселенный район, где каждый клочок земли на счету. Бакыт Аманбаева утверждает, что в разработке охранной зоны участвовали специалисты, в частности эксперт ЮНЕСКО архитектор-реставратор Елена Хорош из Алматы. Но зарубежный эксперт, видимо, перепутала просторы Казахстана с территорией нашей республики. Стоит отметить, что для ЮНЕСКО не так важен размер охранной зоны, сколько наличие согласованности в вопросе всех заинтересованных сторон. В нашем случае единодушия не было. Так мы во второй раз стали заложниками ситуации, созданной неграмотными действиями разработчиков номинации.

    - Можно ли исправить допущенные ошибки?

    - При разработке охранных зон памятников мы были вынуждены включить в генплан города Ош границы охраняемой зоны горы Сулайман-Тоо, обозначенные в номинации. Документы уже были в ЮНЕСКО, и если бы мы их изменили, к стране опять бы появилась масса вопросов.

    Данный проект был представлен на градостроительном совете Оша в декабре 2008 года. Перед этим состоялся разговор с мэром Оша. Когда он узнал о размерах буферной зоны, то сильно возмутился, заявив, что, если городу будет некуда развиваться, у него никто не спросит разрешения, где строиться. Он попросил как-то исправить положение и найти компромиссное решение.

    Такой выход мы нашли совместно с институтом КНИИП градостроительства - разделили буферную зону на четыре регламентные подзоны, и в одной из них оставили возможность небольшого развития города, позволяющую возводить строения, ограниченные по высоте. Хотя из-за отсутствия финансирования проект зоны охраны генплана Оша до сих пор не завершен, карту с охранной зоной горы Сулайман-Тоо мы передали Нацкомиссии по делам ЮНЕСКО. Но, как позже выяснилось, она так и не была отправлена в Париж, вместо нее было отослано письменное уведомление о принятых решениях и о продолжении разработки генплана. Глава Нацкомиссии по делам ЮНЕСКО Жыпар Жекшеев рассылает в разные инстанции письма, в которых утверждает, что если номинация не будет принята, то лишь по причине противодействия ее продвижению. В частности, распространется информация, что во всем якобы виновата Кыргызреставрация, которая разработала охранную зону Сулайман-Тоо без учета концепции номинации. Но этого "мифического" документа я и в глаза не видел, мне его никто не предоставлял. При этом не говорится о том, что все ошибки были допущены изначально. К разработке номинации было привлечено множество чиновников, не имеющих требуемой специализации. А нашу организацию, которая должна была быть одним из создателей проекта, представляла сотрудница ошского филиала, не имеющая отношения к зонам охраны, и к тому же давно пребывающая на пенсии.

    - Что дает стране внесение ее достопримечательностей в список объектов Всемирного наследия?

    - Прежде всего это повышение престижа государства. Оно автоматически включается во все мировые справочники, а это увеличение потоков туристов. ЮНЕСКО берет на себя обязательства по контролю за сохранением памятника, но при этом основные усилия должна прилагать сама страна. Сейчас Кыргызстан в привилегированном положении: ЮНЕСКО буквально тянет нас за уши, создавая все условия, чтобы наша страна была представлена в списке Всемирного наследия хоть одним объектом, а мы своими безграмотными действиями лишаем себя этой возможности.

    - Каковы ваши прогнозы, сможет ли номинация Сулайман-Тоо пройти в этот раз?

    - Многие специалисты, и я в том числе, надеемся, что номинация Сулайман-Тоо будет утверждена, даже несмотря на то, что мы уже порядком подпортили имидж страны. Возможно, было бы более правильным самим отозвать номинацию для окончательной доработки и через год представить ее снова. В этом случае шансы на то, что она будет принята, стали бы намного выше. Это нормальная процедура. Например, Россия поступала так неоднократно, и все ее памятники в конечном итоге были утверждены ЮНЕСКО.

    Внесение памятника в список Всемирного наследия предполагает большие организационные и финансовые обязательства государства, к исполнению которых мы сегодня не совсем готовы. Например, Сулайман-Тоо и прилегающие к ней территории должны находиться под постоянным присмотром специалистов и правительства. На эти цели ежегодно должны выделяться немалые средства. У нас же памятники повсеместно разрушаются. В предварительный лист ожидания ЮНЕСКО, помимо Сулайман-Тоо и Иссык-Куля, наша страна внесла Бурану, Саймалуу-Таш, Шах-Фазиль, Узгенский архитектурный комплекс. Все они имеют всемирную значимость, но в последние годы мы их не можем достойно содержать. Система охраны памятников разрушилась после развала Союза. Государство фактически отошло от этих обязанностей из-за отсутствия средств. Чиновники говорят, что памятники могут подождать, но это неправильно. Ведь если мы их потеряем, то уже навсегда.

    P.S. Поговорить с непосредственными разработчиками номинации Сулайман-Тоо и выслушать их мнение нам не удалось. Старший научный сотрудник Института истории НАН КР Бакыт Аманбаева наотрез отказалась комментировать ситуацию. Сослалась на сильную занятость и назвала данный вопрос несвоевременным.

    Фото Владимира ВОРОНИНА.

    Максим ЦОЙ.


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/27926/


Распечатать: Ситуация с номинацией РаспечататьОставить комментарий: Ситуация с номинацией Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Ситуация с номинацией Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.8333

EUR 78.7929

RUB   1.0270

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007