Распечатать: Белая ворона Петербурга РаспечататьОставить комментарий: Белая ворона Петербурга Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Белая ворона Петербурга Посмотреть комментарии

24 апреля 2009

КУЛЬТУРНЫЙ СЛОЙ

Белая ворона Петербурга

Когда его группу "Пикник" зачислили в легенды русского рока, музыкант, поэт, художник Эдмунд Мечиславович Шклярский, по собственному признанию, не впал от этого в дикий восторг. "При чем тут русский рок и "Пикник"? - недоумевал он. - Наша группа к подобному стилю никакого отношения не имеет. Еще в начале своей карьеры мы сознательно отдалились от всей ленинградской рок-тусовки, гремевшей тогда на всю страну, стали белыми воронами".

    Ах, зачем, зачем мне эта земля?

    Зачем мне небо без ветра и птиц?

    Я - пущенная стрела. Прости,

    Я не могу этот город любить.

    Пусть будет сердце из чистого льда.

    И то, что зовут они кровью, - только вода.

    За то, что "Пикник" первым (еще задолго до известных российских электронных команд типа "Форума" и "Технологии") стал использовать в концертных выступлениях компьютер, его творчество "ортодоксальные" рокеры обозвали попсой. Впрочем, так назвали в свое время и "Наутилус помпилиус". Но где теперь эти критики? Как говорится, иных уж нет, а те далече. А Эдмунд Шклярский до сих пор на сцене. В принципе для стоящего музыканта и поэта 53 года не возраст.

    Конечно, в 80-е в среде рок-музыкантов "клавишный" и тем более "компьютерный" звук сразу провоцировал обвинения в попсовости. В почете тогда были социальные и злободневные агитки. А "Пикник" с его синтезаторным звучанием и текстами в восточном стиле и в самом деле выглядел белой вороной. Сейчас же, когда у многих музыкантов, наоборот, котируются всевозможные ремиксы, сэмплы и прочие труднопроизносимые радости компьютерных технологий, легендарная питерская группа сохраняет звучание 80-х.

    Парадокс? Возможно, но, как и 27 лет назад, музыканты "Пикника" берут в руки гитары, выходят на сцену - и мы слышим знакомый, ностальгически отрадный "пикниковский" саунд, который узнается по первым аккордам.

    А ты вошел не в ту дверь, перепутав цвета,

    И теперь, и теперь все как будто не так.

    А здесь немое кино, здесь замедляют шаг.

    Здесь немое кино, здесь забывают дышать.

    А если все на продажу, то где же дно?

    А ничего не скажешь - немое кино.

    Видно, да, в этом городе все заодно.

    Видно, кем-то молчание заведено.

    Когда "Пикник" только начинал играть, признался как-то Эдмунд, группа особого внимания на тексты не обращала - первичной была только музыка. Голос воспринимался им как дополнительный инструмент в ансамбле, и без разницы, какие слова при этом произносились. "Стихи я сочинял, - рассказывал он, - но делал это совершенно параллельно, не собираясь присоединять их к моей музыке. И, только повзрослев, понял, что песня - равноправное сочетание текста и мелодии. Я не могу зафиксировать момент ее зачатия. Рождается слово, которое обрастает образами. Потом продукт созревает, и рождается песня".

    Или ты, или я - уж такая игра,

    Или свет, или звук,

    Или звук, или яд.

    Поднимите им веки,

    Пусть видят они,

    Как бывает, когда

    Слишком много в крови

    Серебра...

    Чем всегда брало творчество Эдмунда Шклярского? Пожалуй, своей "непохожестью" ни на что из творчества других признанных мэтров русской рок-поэзии. Таких образов, как у "Пикника", не встретишь больше ни у кого.

    Глаза очерчены углем,

    И капли ртути возле рта.

    Побудь натянутой струной

    В моих танцующих руках.

    Каких бы слов ни говорил,

    Такие тайны за тобой,

    Что все заклятия мои

    Тебя обходят стороной.

    Как назвать стиль, в котором играет Эдмунд Шклярский? Электроник-рок? Символизм? Декаданс? Некоторые исследователи даже называют Шклярского отцом русского готического рока. Но разве ярлыком ценно творчество? Тот же Юрий Шевчук однажды заметил: "Важно петь, как дышать, а не вякать". В своей песне "Караван" Эдмунд Шклярский говорит:

    Можно вечно бродить без цели,

    Если все время идти.

    Не задавая вопросов

    И не разбирая пути.

    И найти однажды среди пустынь

    Утоление жажды в луже мутной воды.

    Герой всех песен Шклярского - философ по натуре. Он находится в вечном поиске себя. Как герой песни "Недобитый романтик":

    Каково удержаться,

    Каково не упасть,

    Ведь, в лицо ему глядя,

    Насмехаются всласть.

    Говорил ведь ему

    Сам король хиромантии:

    "Быть тебе, по всему,

    Недобитым романтиком!"

    Почти за три десятка лет в жизни "Пикника" бывало всякое. Но его фронтмен говорит:

    - Какого-то гигантского временного отдаления я не чувствую, и опыт десятилетий на плечи не давит. И никогда не возникало желания осмыслить свой творческий путь, как-то подвести итог. Пусть кто угодно считает "Пикник" ветеранами, мы ощущаем себя достаточно молодыми. "Слишком стар для рок-н-ролла, слишком молод, чтобы умереть", - пела когда-то группа Jetro Tull. Уверяю вас: это не про "Пикник".

    Сегодня наш праздник сгорает свечой.

    Играй, музыкант, играй мне еще.

    Я больше тебя не прошу ни о чем.

    Кончается праздник. Играй мне еще!

    Думается, секрет успеха Эдмунда Шклярского прост: он всю жизнь поет только то, что хочет и о чем думает. Благодаря чему навсегда останется вне моды и запросов шоу-бизнеса. Наверное, в этом и заключается секрет того, как остаться предельно искренним, разным и неповторимым среди рок-поэтов. Мало кто нынче может себе это позволить. Поэтому и немного сейчас по-настоящему цепляющих за живое песен. Одна из них  - "Мы - как трепетные птицы".

Мы - как трепетные птицы

    Мы - как трепетные птицы.

    Мы - как свечи на ветру.

    Дивный сон ещe нам снится,

    Да развеется к утру.

    Встаньте в ряд, разбейте окна,

    Пусть всe будет без причин.

    Есть как есть, а то, что будет,

    Пусть никто не различит.

    Нет ни сна, ни пробужденья,

    Только шорохи вокруг,

    Только жжeт прикосновенье

    Бледных пальцев нервных рук.

    Бейте в бубен, рвите струны,

    Кувыркайся, мой паяц.

    В твоeм сердце дышит трудно

    Драгоценная змея.

    Бейте в бубен, рвите струны,

    Громче, музыка, играй.

    А кто слышал эти песни,

    Попадает прямо в рай.

    Мы - как трепетные птицы.

    Мы - как свечи на ветру.

    Сладкий сон ещe нам снится,

    Да развеется к утру.

    Нет ни сна, ни пробужденья,

    Только шорохи вокруг,

    Только жжeт прикосновенье

    Бледных пальцев нервных рук.

    Дмитрий ОРЛОВ.


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/27464/


Распечатать: Белая ворона Петербурга РаспечататьОставить комментарий: Белая ворона Петербурга Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Белая ворона Петербурга Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.8310

EUR 79.8168

RUB   1.0647

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007