Распечатать: Правда – всегда одна РаспечататьОставить комментарий: Правда – всегда одна Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Правда – всегда одна Посмотреть комментарии

3 апреля 2009

КУЛЬТУРНЫЙ СЛОЙ

Правда – всегда одна

Кто сейчас помнит свердловскую группу "Урфин Джюс"? А вот это?

    Хлебное поле затянул плевел.

    Жаркое пламя гасит ветер.

    Раковая опухоль меня встретит

    На другой стороне холма...

    Поэт, философ, литературный критик, переводчик с трех языков - английского, итальянского и французского - Илья Валерьевич Кормильцев написал эти строки в 1982 году, а умер 25 лет спустя "на другой стороне холма" - в Лондоне - от рака позвоночника. Вот как охарактеризовал Кормильцева журналист Роман Сенчин: "С его смертью мы потеряли, наверное, одного из последних несдавшихся, неприрученных бунтарей поколения перестройки".

    Здесь можно играть про себя на трубе,

    Но как ни играй, все играешь отбой.

    И если есть те, кто приходят к тебе,

    Найдутся и те, кто придет за тобой.

    Так же скованные одной цепью,

    Связанные одной целью...

    Сейчас кажется странным, но от сотрудничества с Ильей Кормильцевым лидера группы "Наутилус Помпилиус" Вячеслава Бутусова отговаривали многие. Поэт слыл в родном Свердловске человеком с весьма тяжелым характером. Но Бутусов решил по-своему и, как показало время, вовсе не прогадал. Хотя нужно было обладать известной смелостью, чтобы в эпоху застойного безвременья спеть такое:

    В нашей семье каждый делает что-то,

    Но никто не знает, что же делают рядом.

    Такое ощущение, словно мы собираем

    Машину, которая всех нас раздавит.

    Благодаря поэзии Ильи Кормильцева "Наутилус Помпилиус" стала культовой группой русского рока. Друзья вспоминают: "У Ильи был уникальный талант - говорить о самых страшных вещах простыми, обыденными словами". В самом деле, вроде бы все нормально, не происходит ничего особенного, пока не всмотришься в эту картинку поближе:

    Костлявые дети пустыни

    Стучатся в двери и просят объедков.

    Страна умирает, как древний ящер

    С новым вирусом в клетках.

    Или вот так:

    Она читала мир, как роман,

    А он оказался повестью.

    Соседи по подъезду -

    Парни с прыщавой совестью...

    Поэзия Кормильцева - это не тексты, а именно стихи, переложенные на музыку. В них есть все: предупреждение, протест, страдание, горечь потерь, смерть, любовь - темы, к которым всегда обращалась русская поэзия:

    Я хочу быть с тобой, и я буду с тобой

    В комнате с белым потолком,

    С правом на надежду.

    В комнате с видом на огни,

    С верою в любовь...

    Сам же Илья был человеком весьма неординарным. Когда посчитал, что русскому року пришел конец, занялся переводами таких же неординарных авторов, как и сам. Открыл свое издательство "Ультра Культура", и чего только потом про себя не узнал. Дескать, он пропагандирует фашизм. А что он сделал? Напечатал сильно нашумевший роман Дмитрия Нестерова "Скины".

    Однако адекватные критики сразу заявили: "Это - предупреждение власти: если вы не хотите, чтобы вся Россия обрилась наголо, не унижайте ее". Замечу, тогда скинхеды еще не были в РФ такой проблемой, как сейчас.

    "Я не чувствую за собой миссии, - признался Илья незадолго до ухода из жизни. - Просто так случилось, что я с этим живу и не могу это в себе ни сдержать, ни замалчивать. Я постоянно должен высказываться, постоянно должен лезть на рожон, если я вижу иначе и считаю иначе. Даже если это мне не очень полезно, скажем так, и ведет к каким-то нежелательным последствиям. Я не могу не свидетельствовать того, что я вижу, того, что я слышу, и того, что внутри меня происходит".

    А когда власти города Барнаула - и это в 2002 году - "порекомендовали" тамошним книготорговцам не продавать роман нашего выдающегося земляка Чингиза Айтматова "Плаха" (в ней-де - пропаганда наркотиков), Илья Кормильцев написал статью, где были слова: "Нет опасных книг. Зато полно читателей и "литературоведов", которых надо гнать в шею". Поэт понял: маразм застоя возвращается.

    А полковник думал мысль

    И разглядывал пыль на ремне:

    "Если воры ходят по небесам,

    Что мы делаем здесь, на земле?

    Дети смотрят на нас свысока,

    И собаки плюют нам вслед.

    Но если никто мне не задал вопрос,

    Откуда я знаю ответ?".

    О своей издательской работе Илья говорил: "Сегодня в мировой культуре сложилась ситуация, когда очень многие альтернативные способы восприятия действительности и отношения к ней оказываются в поле молчания. Наша задача - предоставить возможность высказаться этим альтернативным взглядам на существующую реальность: общественно-политическую, социальную, философскую, религиозную. Другими словами, наша политика заключается в том, чтобы развивать традиции подлинного либерализма, отстаивать свободу слова даже в том случае, когда она не совпадает с нашими собственными убеждениями". К тому же вряд ли убежденный фашист пообещал бы набить морду режиссеру Алексею Балабанову за фильмы "Брат" и "Брат-2".

    И когда убийцы остались одни

    В середине кровавого круга,

    Чтобы чем-то заполнить тоскливые дни,

    Они начали резать друг друга!

    Когда хоронили Илью, российский писатель Дмитрий Быков в своем прощальном слове отметил: "Кормильцев всем доказал еще при жизни, что он достоин продолжить ряд великих русских поэтов. Для этого нужно, чтобы твои стихи ушли в народ и стали частью его речи. И это случилось, когда ему не было еще тридцати". Думается, стихи Ильи будут помнить и те, кто после нас, потому что

    "Правда - всегда одна" -

    Это сказал фараон.

    Он был очень умен,

    И за это его называли Тутанхамон.

    Рассказ об Илье хочется закончить еще одной его песней-предупреждением - "Титаник".

"Титаник"

    Я видел секретные карты, я знаю, куда мы плывем.

    Капитан, я пришел попрощаться с тобой,

    С тобой и твоим кораблем.

    Я спускался в трюм, я беседовал там

    С господином - начальником крыс.

    Крысы сходят на берег в ближайшем порту

    В надежде спастись.

    На верхней палубе играет оркестр

    И пары танцуют фокстрот,

    Стюард разливает огонь по бокалам

    И смотрит, как плавится лед.

    Он глядит на танцоров, забывших о том,

    Что каждый из них умрет.

    Но никто не хочет и думать о том,

    Пока "Титаник" плывет...

    Матросы продали винт эскимосам за бочку вина,

    И судья со священником спорят всю ночь,

    Выясняя, чья это вина.

    И судья говорит, что все дело в законе,

    А священник - что дело в любви.

    Но при свете молний становится ясно:

    У каждого руки в крови.

    Я видел акул за кормой, акулы глотают слюну,

    Капитан, все акулы в курсе,

    Что мы скоро пойдем ко дну.

    Впереди встает холодной стеной

    Арктический лед.

    Но никто не хочет и думать о том,

    Куда "Титаник" плывет.

    Никто не хочет и думать о том,

    Пока "Титаник" плывет.

    Дмитрий ОРЛОВ.


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/27211/


Распечатать: Правда – всегда одна РаспечататьОставить комментарий: Правда – всегда одна Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Правда – всегда одна Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.8400

EUR 79.2474

RUB   1.0583

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007