Распечатать: Первый тайм мы уже отыграли… РаспечататьОставить комментарий: Первый тайм мы уже отыграли… Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Первый тайм мы уже отыграли… Посмотреть комментарии

30 января 2009

КУЛЬТУРНЫЙ СЛОЙ

Первый тайм мы уже отыграли…

Как поэта я открыл для себя этого человека достаточно поздно. Хотя как композитор он был известен и ранее. Все началось с того, что однажды много лет назад я услышал песню, которую пел под гитару приятель:

    Я не знаю, что со мной.

    Где мой берег, где покой?

    В чем я прост, а в чем я сложен для понятья?

    Но быть таким, какой ты есть,

    -В этом мужество и честь...

    "Это твое?" - спросил я. Приятель ответил: "Что ты - мне до такого никогда не додуматься. Это написал Александр Градский".

    Итак, Александр Борисович Градский... Имя, стоящее, думается, выше всех в русской рок-поэзии. Ибо ему русский рок обязан по крайней мере своим появлением на свет. Еще в 1965 году шестнадцатилетний Саша Градский сочинил в электричке такие строки:

    Синий лес до небес,

    Синий лес, пожалуйста,

    Сказку мне расскажи о весне...

    Всего 18 по-детски наивных строчек, но именно они стали первой песней на русском языке, исполненной в стиле рок. А потом появилось другое. Например, фильм "Романс о влюбленных", где Градский (в 23 года, не будучи членом Союза композиторов) написал все песни, кроме той, что принадлежит Александре Пахмутовой и Николаю Добронравову, - "Как молоды мы были":

    Первый тайм мы уже отыграли.

    И одно лишь сумели понять -

    Чтоб тебя на земле не теряли,

    Постарайся себя не терять.

    Несмотря на то что у "Молодых" другие авторы, она давно считается песней Александра Градского. "Без его голоса, без его полушепота, перерастающего в органные раскаты, мы бы не плакали сегодня, вспоминая, как искренне любили, как верили в себя", - писал российский журналист и поэт Сергей Сутулов-Катеринич...

    Сама же картина вышла на экраны в 1974 году. Тогда же - с музыкой из "Романса" - появился и первый диск-гигант Градского. За который американский музыкальный журнал "Биллборд" присудил Градскому титул "Звезда года". О нем начали рассказывать и радиостанция "Юность" и "буржуазные радиоголоса". Причем и те и другие называли его музыкантом, отказывая в стихотворном даре. Впрочем, винить их за это не стоит - как поэт Александр Градский в полной мере проявил себя позже...

    И вот здесь возникает странное. Человек, которому власти давали выступать, преподавать, не гоняли, как иных рокеров, и даже разрешали включать песни в фильмы... стал писать протестные. Причем не в перестройку, когда обличать все и вся стало модно и безопасно, а в самый что ни на есть махровый застой. Появилась драматическая лирика поэта и композитора, а также его трагическая сатира:

    Кто так и не жил, хоть надеялся прожить без забот,

    Кто молчал, на замок закрыв рот,

    Кто и не думал рот от крови отмыть,

    Побуждая верить, заставляя любить,

    Кто так уверенно по трупам шагал -

    Не спасутся от вас Пастернак и Шагал,

    А он шагал, радостною харею горя,

    Прямо в лагеря, прямо в лагеря.

    Это из песни "Новое небо". А когда весь мир умилялся "душкой Горбачевым", Градский написал "Антиперестроечный блюз". Еще были "Песня о друге", "Рассказ человека, который не смог поехать в отпуск на Канарские острова" и "Монолог батона за 28 копеек из муки высшего сорта":

    Кто среду меняет в среду, не приносят много вреду,

    Вред от тех, что на аркане не утащишь из страны.

    Краснобаи, горлопаны, болтуны и шарлатаны,

    Лжепоэты, сверхталанты сильно распространены...

    А кто помнит рок-оперу "Стадион", написанную им совместо с "Металлической Марго", как называют до сих пор рок-поэтессу Маргариту Пушкину? Которая посвящалась гибели чилийского барда Виктора Хары. Это была прежде всего опера-предупреждение. О том, что может случиться, если коммунистический режим себя дискредитирует. Сейчас говорят и пишут разное, но вряд ли кто-то станет отрицать, что "чилийский вариант" для СССР был бы намного хуже. Между прочим, слово "совок", обозначающее человека, закосневшего в коммунистической идеологии и не видящего ничего другого, прозвучало впервые именно из уст Александра Градского...

    Критики писали о "Стадионе": "Театрально-драматургические приемы уступили здесь место поэтическим средствам выразительности - афористичности, метафорической образности, восходящим как к Хлебникову и Маяковскому, так и к латиноамериканской лирике - Пабло Неруде и Габриэлле Мистраль (детская песенка "Солнышко" - один из музыкально-поэтических лейтмотивов оперы - действительно напоминает стихи мексиканской поэтессы)". И дальше: "Нельзя не упомянуть и самого Градского в главной роли Певца. Мы ощущаем значительность этого образа даже тогда, когда Певец и не появляется "на сцене" (вообще в партитуре ему отведено не намного больше места, чем другим героям оперы). В этом, думается, заслуга Градского-композитора, сумевшего представить выразительные средства современной музыки как продолжение классических оперных традиций и музыкального театра вообще".

    А вспомнить поучительную и оттого горькую "Экспедицию" Градского-поэта?

    Были мы правей богов, виноватей чайников,

    Но ждать доброго царя более нельзя.

    Сотворять себе врагов, сотворять начальников...

    Это, честно говоря, глупая стезя...

    На ум приходят параллели с творчеством выдающегося русского поэта Николая Алексеевича Некрасова. "Песня о телевидении" Градского, которая сегодня показана, перекликается с поэмой Некрасова "Кому на Руси жить хорошо".

Песня о телевидении

    Ах, мразь телевизионная, студийная, бесстыжая, родильное мурло,

    Мораль дивизионная, лудильное престижие, рутинное урло,

    Суконное посконие, квасное беззаконие, мышиная возня.

    Власть золотопогония, страстного потогония, доносы да резня.

    А мы не ждали перемен и, с веком шествуя не в ногу,

    Но совершенствуя дорогу, благословляли свой удел.

    Да, мы не ждали перемен...

    Кому быть виноватому? Партийцу ль вороватому, писателю ль вруну,

    Рабочему ль молчальнику, крестьянину ль печальнику, шуту ль говоруну?

    Не каяться б до боли нам, кусавшим и укусанным - народный высший суд.

    Не Андерса да Болена, так Шевчука с Бутусовым с базара понесут.

    Да, мы не ждали зов трубы, мы были клапаны и трубы,

    И в нас не чьи-то дули губы, а ветры духа и судьбы,

    Да, мы не ждали зов трубы...

    Ах, время наше сучее - летучее, ползучее и прочее жулье.

    И партии разучены, и рукава засучены - готовы под ружье.

    Колонны перестроены, удвоены, утроены, штабные штабеля.

    И на вершине случая, в тоске благополучия цепные кобеля...

    Да, мы не ждали перемен, и вам их тоже не дождаться,

    Но надо, братцы, удержаться от пустословия арен

    И просто самовыражаться, не ожидая перемен.

    Дмитрий ОРЛОВ.


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/26338/


Распечатать: Первый тайм мы уже отыграли… РаспечататьОставить комментарий: Первый тайм мы уже отыграли… Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Первый тайм мы уже отыграли… Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.8300

EUR 79.7354

RUB   1.0579

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007