Распечатать: Бесконечность Учителя РаспечататьОставить комментарий: Бесконечность Учителя Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Бесконечность Учителя Посмотреть комментарии

13 января 2009

КУЛЬТУРНЫЙ СЛОЙ

Бесконечность Учителя

Яркий, нетленный вклад в отечественную поэзию сделал блестящий знаток изящной словесности, ведущий наш литературовед и педагог Михаил Александрович Рудов. Его своего рода дебютный и вместе с тем итоговый поэтический сборник "Стихотворной строкой", вышедший в Бишкеке в конце 2008 года, стал знаковым событием в литературной, культурной жизни страны.

В  большинстве своем незабываемые русские поэтические судьбы и творения - удел людей относительно молодых. Видимо, музы Каллиопа, Эвтерпа, Эрато и мифический крылатый конь Пегас охотнее благоволят сердцам, полным силы и энергии, познающим и заново открывающим мир в пору их огненной чистоты и страстности. "До тридцати поэтом быть почетно, И срам кромешный после тридцати", - признавался, например, по этому поводу замечательный советский поэт-фронтовик Александр Межиров. Пушкин, Лермонтов, Есенин, Маяковский, Корнилов, Васильев, Рубцов остались навсегда с нами, уйдя в расцвете лет на самом своем творческом взлете. Многие другие поэты созревали не столь резво и во всю силу основательно заявляли о себе к своему полувековому юбилею. И, пожалуй, редко кому выпало на жизненном большаке сразу и навсегда стать русским классиком на склоне своих лет.

    В 1962 году в издательстве "Советский писатель" увидела свет первая книга стихотворений Арсения Александровича Тарковского "Перед снегом". Ее автору было 55 лет. Поэтический дебют Тарковского - видного советского переводчика ("Ах, восточные переводы, Как болит от вас голова"), положившего немалую часть жизни на то, чтобы зазвучали по-русски Махтумкули, Молланепес, Кемине, Чиковани, Саят-Нова, Чаренц и другие, горячо поддержала Анна Ахматова. Благодарные отклики читателей, видных собратьев по перу вдохновили Тарковского на издание новых книг, окончательно закрепивших за ним ореол классика русской литературы. Выходит, каждая большая поэтическая судьба - всегда загадка, тайна за семью печатями и вершится своенравно под своей неповторимой звездой.

    Михаил Александрович Рудов родился в 1929 году, годы войны провел в детдоме

    им. Крупской во Фрунзе. Здесь же окончил пединститут и аспирантуру, работал в КГУ, ныне трудится в КРСУ, возглавляет НИИ регионального славяноведения. Известен своими работами в области русской и кыргызской литератур, межнациональных литсвязей ("Уполномоченный партии", "Звенья открытий", "Жанр басни в русской литературе" и др.). Он также является составителем и автором предисловий в сборниках кыргызских писателей на русском языке "Горные родники", "Киргизские повести", "Песни небесных гор", вдохновителем и автором литальманаха "Чабыт" и т. д. Заслуженный учитель Киргизской ССР. Член Союза писателей СССР с 1971 года. В 1979 году "Литературная газета" тепло поздравила Михаила Александровича с 50-летием как известного в Союзе критика и литературоведа.

    С двенадцати лет живет Михаил Рудов в солнечном Кыргызстане, в совершенстве владеет кыргызским языком и каждый год своей взрослой жизни неустанно посвящает тому, чтобы множилось духовное богатство республики, чтобы уверенно выходили в жизнь новые и новые поколения гуманитариев, отмеченных Божьей искрой. Вот почему столь судьбоносно бьют в читательское сердце его поэтические строки: "Но, пожалуй, в том цена Нашей личной жизни, Что зависела она От судьбы отчизны". Без всякой помпы, с глубоко осознанным профессиональным достоинством несет Рудов нелегкий крест русского интеллигента-просветителя. Ученый, переводчик, поэт, он всем сердцем верует в бесконечную созидательность бытия, в животворящую силу Слова:

    Бесконечность

    Яркий след метеорита,

    Мимолетный яркий свет.

    Что там в небесах сокрыто?

    Где разгадка? В чем секрет?

    Звездный полог бесконечен,

    Ярким сполохом расцвечен,

    Ни конца, ни края нет.

    Бесконечные спирали

    Мироздание создали.

    Где разгадка? В чем секрет?

    Астрофизики едва ли

    Знают истинный ответ.

    Или знают, что в начале

    Было Слово на скрижали,

    А границ у Слова нет.

    С приходом суверенитета, когда многое в культуре порушилось, Михаил Александрович все в большей мере сосредоточился именно на своем поэтическом творчестве. Вершины, взятые им здесь, стали вехами в современной русской литературе. Надо признать: никто, например, в стране столь кратко, ярко и емко не передал трагедию суверенного соцразлома в умах и сердцах, как это сделал Рудов в известном стихотворении "Соотечественники":

    Россияне в Кыргызстане гости,

    Кроме тех, чьи кости на погосте.

    Их, переселенцев из России,

    Приняла земля на вечный срок.

    Жили-были и детей взрастили,

    А себя оставили в залог.

    Время отыгралось на потомках.

    Снова место жительства менять.

    Снова в исторических потемках

    Неизвестно на кого пенять.

    Очередь у консульской конторы.

    Бедный скарб продать - не наживать.

    Желтое пятно на светофоре:

    Оставаться или уезжать?

    Всё за нас решили, не спросили.

    Прошлое - на слом, и всё вверх дном.

    То ли наша родина - Россия,

    То ли Кыргызстан - наш общий дом?

    Лирика Рудова чиста, проникновенна и волнующа, строго соразмерна с сердечным ритмом умудренного эпохой неуемного философа, по-юношески пылко и безоглядно верящего в безграничную силу художественного слова:

    Август

    Срывались с яблони плоды,

    Уже был август на исходе.

    Мерцал вечерний свет звезды

    На полутемном небосводе.   И сердце билось учащенно,

    Как в позабытые года.

    Гори, гори на небосклоне,

    Моя вечерняя звезда!

    В книге "Стихотворной строкой" Михаил Рудов свое лирическое поэтическое творчество выделил в скромный раздел "Из записных книжек". Вполне понятна эта авторская воля искушенного мэтра, волею судьбы, видимо, больше осознающего себя солидным, признанным ученым-литературоведом, досконально знающим чужие яркие поэтические взлеты и падения. Но, собственно, читателю недосуг до этой авторской опаски, потому что записные книжки Рудова являют собой поэтический образец высокой пробы и содержат в себе отдельные творческие шедевры, не снившиеся нашим записным стихотворцам. Такие, например:

    Альтернатива

    Первому альтернатива - второй,

    Тот, кто в затылок идет за тобой,

    Тот, кто в затылок дышит, любя,

    Тот, кто предаст и погубит тебя.

    Новый тогда образуется строй.

    Первым себя объявляет второй.

    Первый ликует, победу трубя.

    Дышит второй в затылок, любя.

    А открывают книгу переводы произведений кыргызской поэзии на русский язык (от древних текстов, Калыгула до Тюменбая Байзакова). "Кыргызское стихотворное искусство, - пишет Михаил Рудов в предисловии, - обширно и многообразно. Оно имеет непреходящее культурное значение, и познакомить с ним русскоязычного читателя - актуальная задача переводчиков. Культурная миссия русского языка и русского мира как раз и состоит в том, чтобы приобщить новый контингент читателей к неизвестным ранее кладам кыргызской поэзии".

    Свою судьбоносную культурную миссию ученого, переводчика Михаил Рудов исполняет давно и с завидным постоянством. В 2001 году, например, в Бишкеке увидел свет "Сборник стихов Касыма" в переводах Рудова и ныне народного поэта Кыргызстана Вячеслава Шаповалова. Многие произведения Касыма Тыныстанова теперь вошли в книгу "Стихотворной строкой". Здесь же, кстати, помещен один из шедевров переводческого творчества Михаила Александровича - "Текущая вода" ("Аккан-суу").

    "Ученые-фольклористы, - пишет М. Рудов, - зафиксировали десятки вариантов "Аккан-суу". Среди них по объему и совершенству стихотворной формы выделяется "Аккан-суу" талантливого акына Женижока (1860-1918). В книге произведений Женижока, изданной в 2006 году, опубликовано более тысячи строк этого эпического дастана о текущей воде. На русский язык в сокращенном варианте "Аккан-суу" переводится впервые". Этот перевод, на мой взгляд, являет собой идентичную с оригиналом, искусно инструментованную русскоязычную оду воде - одной из самых загадочных субстанций во Вселенной.

    И еще одна поэтическая ипостась нашла отражение в новом сборнике Рудова. "Осландия. Книга басен" - так назван заключительный раздел издания.

    Надо сказать, прежде в Бишкеке уже выходили книги басен Михаила Александровича ("Ослы и Волки", 1998 г., "Портрет Осла", 2006 г.).

    Басни Рудова помнятся тем, что они смешны, остры, поучительны и отмечены особым авторским стилем и взглядом на своих героев и их дела. А главное, они кратки и вместе с тем необычайно емки по смыслу. Читательская реакция проявляется мгновенно в иронической усмешке или взрыве хохота. Дальнейшее осознание того, что посмеялся-то в чем-то и над собой, можно также занести в актив искушенному автору, мастерски владеющему древним и вечно актуальным басенным письмом.

    Три самобытные ипостаси - русского переводчика, утонченного лирика, сатирика-баснописца - органично представляют в сборнике профессора Рудова существенную лучшую часть его поэтического творчества. Ощущение того, что отечественная литературная сокровищница пополнилась обретением книги "Стихотворной строкой", не уходит с прочтением ее последней страницы. Учитель дал нам свой новый незабываемый урок, обращенный к сердцу и разуму. Поклон, Учитель!

    Фото Владимира ВОРОНИНА.

    Александр НИКИТЕНКО.


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/26082/


Распечатать: Бесконечность Учителя РаспечататьОставить комментарий: Бесконечность Учителя Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Бесконечность Учителя Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.4042

EUR 81.1127

RUB   1.0244

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007