Распечатать: Легкая промышленность уже не легкая РаспечататьОставить комментарий: Легкая промышленность уже не легкая Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Легкая промышленность уже не легкая Посмотреть комментарии

11 ноября 2008

ЭКОНОМИКА

Легкая промышленность уже не легкая

    Я иногда задаю себе вопрос: неужели никого в стране не волнует то, что мы давно потеряли легкую промышленность и не собираемся что-либо предпринять, чтобы ее возродить? Нам же не обойтись без этой отрасли, как не обойдемся без сельского хозяйства и гидроэнергетики. Это жизненная необходимость и насущная экономическая потребность страны. Глубоко ошибочны мнения тех, кто считает легкой промышленностью примитивно организо- ванные швейные цеха, шьющие одежду для ширпотреба. Современная легкая промышленность определяет не только промышленную политику государства, но и социальное самочувствие представительниц самых уязвимых слоев населения - женщин.

Все-таки почему Кыргызстану нужна легкая промышленность? Первое и главное. Мы возделываем хлопок, производим шерсть, у нас традиционно своя шелкопряжа. Необходимо также задействовать шкуры крупного рогатого скота, лошадей и овец. Второе. Настоятельная необходимость обеспечить работой более 200 тыс. женщин, которые сидят без дела. Третье. Простаивающие крупные комбинаты и фабрики. Их более 20. Разве это не подталкивает нас к формированию современной легкой промышленности? Да, мы не знаем, с какой стороны подойти к этой проблеме, и это ставит нас в незавидное положение. Мне кажется, пришло время для решительных действий. Самое плохое то, что мы ничего не делаем, не определились, как выйти из ситуации.

    Эта затянувшаяся проблема стала уже не легкой и не простой. Государство должно использовать любые методы регулирования, которые есть в мировой практике. Например, когда Япония в 1946 году вышла из войны с полностью разрушенной промышленностью, нашлись люди, которые взяли на себя ответственность и бесплатно передали заводы и фабрики американским компаниям под обязательства запустить их для выпуска товаров на японский рынок. А через несколько лет их продукция вышла на внешний рынок. Нынешняя кыргызская легкая промышленность похожа на японскую того периода.

    Госкомимущества за бесценок продал фабрики кому попало, выполнив программу разгосударствления, а в Министерстве промышленности довольны, что освободились от отрасли, как от обузы. Мало печалясь, что исчезли крупные производства и 200 тыс. рабочих мест, служившие источником благосостояния многих кыргызстанских семей.

    Создав на базе фабрик акционерные общества, государство пыталось сохранить производства путем выделения им кредитов. Такая попытка пополнить оборотный капитал предприятий была фатальной ошибкой акаевских стратегов. Для получения каждого транша акционерные общества закладывали в залог производственные и вспомогательные корпуса предприятий. Получилось так, что с одной стороны имущество фабрики в залоге у Минфина, а с другой - большинство ее акций принадлежат директору. Юридический хозяин фабрики ничего не может сделать. Все 20 крупных фабрик в результате подобных действий обанкротились. Они ни одного зарубежного инвестора не привлекают, несмотря на предложения Минфина стать собственником простаивающих фабрик, выкупив долги фабрики по бюджетному и международному кредитам.

    Как должно было поступить государство в такой ситуации? Наверное, взять временно в свое управление фактически обанкротившуюся фабрику и путем различных экономических приемов реанимировать ее. Судебные органы должны были решить вопрос собственности. Но ни Госкомимущества, ни Минфин не собираются осуществить процедуру банкротства и вернуть фабрику в государственную собственность. Это дало бы возможность передать фабрику состоятельной компании, которая подпишет с правительством соглашение о выполнении индивидуального инвестиционного проекта. Были и другие способы реанимирования несостоявшихся производств. В Белоруссии, например, вводили правило золотой акции государства, в других странах применялся метод обратного выкупа предприятий у собственника по специальным правилам. Освободив предприятие от всех пут, государство искало и находило нового эффективного собственника, который восстанавливал производство в новом качестве и имел инвестиционные льготы.

    Крестьянские хозяйства на юге не знают, куда девать выращенный хлопок, а Ошский текстильный комбинат загублен. Только на этом производстве можно было занять около 10 тыс. женщин. Мы не знаем, что стало с Ошским шелкокомбинатом, куда делась Джалал-Абадская фабрика нетканых материалов.

    Мне очень обидно за нас. Рядом с Ошской областью в таджикском городе Худжанде  (бывший Ленинабад) вместо старых создали новые предприятия по переработке хлопка, шелка, шерсти и выпуску швейных изделий. Современную технологию  управления производством привезли туда итальянские, южнокорейские, польские компании и обеспечили работой более 30 тысяч таджикских женщин. А что мы сделали в Оше?

    Узбекистан, объявив развитие текстильной отрасли приоритетным, привлекает иностранных инвесторов стабильной сырьевой базой, высоким качеством хлопкового волокна, доступными ценами на энергоресурсы, недорогими квалифицированными трудовыми ресурсами и благоприятными условиями, созданными правительством. Более 5 тыс. текстильных предприятий перерабатывают свыше 25 процентов выращенного хлопка. Основные производственные мощности сконцентрированы в прядильном производстве. На ткани расходуется более 40 процентов выработанной в республике пряжи. Принята программа модернизации и технического перевооружения предприятий на 2006-2008 годы, в рамках которой реализуется 66 инвестиционных проектов, предложено 88 объектов для прямых иностранных инвестиций. И зарубежные инвесторы идут.

    Рано или поздно мы обязательно возродим кыргызское тонкорунное, полутонкорунное и полугрубошерстное овцеводство. Задача - перерабатывать шерсть в Кыргызстане. Государство может добиться, чтобы овцеводческие хозяйства сдавали шерсть только отечественным предприятиям. Поэтому нужно восстановить фабрику первичной обработки шерсти и камвольно-прядильную фабрику в Токмаке, ковровый комбинат в Кара-Балте. Если они проданы безадресно, то надо применить государственные меры возрождения этих производств. Очередь должна дойти и до Бишкекского камвольно-суконного комбината, флагмана легкой промышленности страны. Мы обязаны вернуть незаконно проданные, по сути, украденные у народа производства. Это не самоцель, а мера привлечения эффективного собственника.

    В свое время в Бишкеке построили чулочно-носочную фабрику, способную производить до 16 млн пар чулочно-носочных изделий. Она проработала всего 8-10 лет. Приватизация путем акционирования привела к долгу в более 50 млн сомов по различным кредитам, которые не может вернуть. Имущественный комплекс фабрики в залоге у Минфина, и никто не хочет выступить партнером по возрождению производства. О фабрике зарубежные компании имеют полную информацию, что говорит об их желании прийти к нам. Во время работы международной экономической конференции в городе Ханчжоу, провинция Чжейжанг (КНР), меня попросили посетить фабрику чулочно-носочных изделий и женского белья. Руководитель этого потрясающего по современности предприятия задал мне вопрос: может ли наше государство передать им Бишкекскую чулочную фабрику, если они выкупят все ее долги и возьмут обязательство сделать из нее современное производство по выпуску женского белья и чулочных изделий? Я ничего не мог сказать. Потому что знал, что наше государство в нынешней форме не может этого сделать, ее обязательно продадут по частям, чтобы построить на ее территории торгово-развлекательные и игорные заведения и элитное жилье. Только не производство! В таком же положении в центре города простаивают трикотажное объединение, фабрики имени 1 Мая, ВЛКСМ, 40 лет Октября, хлопкопрядильная фабрика и многие другие, которые могли бы обеспечить работой женщин столицы. Здесь исчезли три овчинно-шубные фабрики и кожзавод, обувное объединение.

    Новые хозяева приватизированных предприятий брали обязательства не останавливать производство. Но у них нет средств и нужного потенциала. Нужен зарубежный состоятельный партнер, но он не собирается делить бизнес с кем-либо. Ему нужно право полной самостоятельности. Только тогда он станет инвестировать в производство, если государство этого захочет. Мы должны понять, что другого выхода у нас нет, и надежды на создание совместных производств тоже призрачны. Весь мир существует на этом, а мы не хотим это понять. Непонимание сути вопроса и перекосы в нашем сознании прямо отражаются на реальных делах.

    Легкую промышленность раньше представляли более 50 предприятий, работающих на местном сырье, а сейчас приходится говорить только о 20 комбинатах и фабриках. Возрождение их в новом качестве - дело реальное. Сколько бы мы ни ругали прежних реформаторов, возрождать легкую промышленность нам. В интересах сохранения потенциала оставшихся предприятий государство должно запретить продажу их по цехам, вспомогательным сооружениям, отчуждение территорий. Они нужны для создания будущих производственных комплексов с современной инфраструктурой. По частям проданные объекты должны быть возвращены государству, поскольку предстоит превратить весь имущественный комплекс в современное производство.

    Сумбурный период, когда нас надувала чуть ли не каждая иностранная компания при поставке оборудования в счет внешних займов, проходит. Нам особенно досталось от турецкого многомиллионного заимствования для создания Ысык-Атинской овчинно-шубной фабрики, Токмакского кожзавода, фабрики корпусной мебели в Бишкеке, покупки мукомольного оборудования для сокулукского завода "Торгмаш". Всех не перечислишь. Воспользовавшись нашими ротозейством и продажностью чиновников, турки отгружали демонтированное оборудование, изготовленное в 30-40-х годах в разных странах. Естественно, ни одно предприятие легкой промышленности по турецкому кредиту запущено не было. И мы все это проглотили. Цена наших ошибок по зарубежным кредитам оказалась очень высокой. Сейчас только на обслуживание процентных ставок внешнего долга из государственного бюджета начали отвлекать до 100 млн долларов США ежегодно. Скоро начнем платить по основной сумме кредита.

    Еще раз хочу напомнить, что если мы не будем руководствоваться своим умом, сразу не определимся с путем возрождения экономики, у нас опять ничего не получится. А легкая промышленность в новой экономике лежит на поверхности, ее можно взять без больших усилий. Она нуждается только в новых подходах, в нестандартных решениях и в ответственном поведении руководства.

    Базарбай МАМБЕТОВ, заслуженный строитель Кыргызской Республики.


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/25303/


Распечатать: Легкая промышленность уже не легкая РаспечататьОставить комментарий: Легкая промышленность уже не легкая Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Легкая промышленность уже не легкая Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.8400

EUR 79.2474

RUB   1.0583

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007