Распечатать: Поэт на все времена РаспечататьОставить комментарий: Поэт на все времена Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Поэт на все времена Посмотреть комментарии

19 сентября 2008

КУЛЬТУРНЫЙ СЛОЙ

Поэт на все времена

    На заре туманной юности познакомился и с той поры с удовольствием перечитываю стихи Роберта Бернса, находя их вне зависимости от прожитых лет очень злободневными и современными, хотя написаны они были во второй половине XVIII века.

    По молодости нередко повторял запавшие в душу и ставшие моими слова:

    Я славлю мира торжество,

    Довольство и достаток.

    Создать приятней одного,

    Чем истребить десяток!

    С возрастом и накоплением житейского опыта открывал для себя нового Бернса, чьи строки затрагивали другие струны, находили иные созвучия в моей душе. Словом, менялся я сам, менялся со мной и шотландский поэт.

    А когда с распадом Союза в ставшем независимом Кыргызстане вдруг резко изменился характер привычного бытия, для нас стал, к огорчению, актуальным "Заздравный тост" великого шотландца:

    У которых есть, что есть -

    те подчас не могут есть,

    А другие могут есть,

    да сидят без хлеба.

    А у нас тут есть, что есть, да

    при этом есть, чем есть, -

    Значит, нам благодарить

    остается небо!

    Но это частности. Во всех англоязычных странах любят и почитают Роберта Бернса за его стихи, песни и баллады. Исследователи творчества поэта утверждают, что строки из его произведений широко используются в качестве надписей на плакатах и лозунгов, будь то в борьбе за мир или призывах любви к ближнему, их охотно цитируют члены английского парламента и оксфордские профессора. Песни и баллады распевают не только завсегдатаи пабов в Шотландии, но и английские шахтеры, австралийские скотоводы, американские фермеры, канадские лесозаготовители.

    В Россию поэзия Бернса пришла примерно через полвека после смерти поэта в 1796 году. Как и Пушкин, он прожил всего 37 лет. Был вольнодумцем, бунтарем, большим жизнелюбцем, страстно влюбленным во все прекрасное на земле и, пожалуй, более всего в лучшее творение природы - женщину.

    Я в жизни лучшие деньки

    Провел среди девчонок, -

    признавался он в одном из стихотворений и риторически вопрошал в другом:

    Что милей человеку на свете,

    Чем свобода, покой и любовь?

    И это при том, что судьба была к нему не очень благосклонна. Невеселое и несытое детство, тяжелый труд в юношеские годы, постылые, изнуряющие душу обязанности акцизного чиновника в зрелом возрасте, постоянная боязнь лишиться даже этой рутинной работы из-за своего вольнодумства и чувство страха за большую семью, если она вдруг останется без средств к существованию, таковы нити, из которых было соткано полотно его жизни.

    Как писал он сам, любовь и поэзия начались для него одновременно и его стихи - это "голос его сердца".

    Первые стихотворения юного Бернса посвящены таким же молоденьким девчонкам, с которыми он знакомился в школе, на танцевальных уроках, а также деревенским подружкам, с которыми целовался "в ячменном поле".

    Влюбчивость и любвеобильность молодого Роберта серьезно осложняли его личную жизнь. Роб Моссгил, как звали Бернса по названию его фермы, с ранних лет испытал, что любовь несет человеку не только минуты радости и наслаждения.

    У молодой служанки Бетти от их скоропалительного романа родилась дочь. Легкомысленная и глуповатая мать уехала, оставив девочку Роберту. И он, воспитав с помощью матери и сестер дочку, написал о ней и о себе удивительно проникновенные и искренние стихи "Моему незаконнорожденному ребенку":

    Дитя моих счастливых дней,

    Подобье матери своей,

    Ты с каждым часом мне милей,

    Любви награда,

    Хоть ты, по мненью всех церквей, -

    Исчадье ада.

    Ханжество и лицемерие пуританского общества постоянно преследовали Бернса. В приходской церкви его место было на особой "покаянной скамье". За ним неусыпно шпионили, писали на него доносы. А он отвечал на это язвительными эпиграммами и продолжал писать стихи и песни о любви.

    Несмотря на многие увлечения, в жизни Бернса была одна большая непреходящая любовь, одна женщина, имя которой звучит во многих стихах

    Люблю один я городок,

    А в нем люблю я дом один, -

    За то люблю я этот дом,

    Что в нем живет малютка Джин.

    История любви и женитьбы Роберта на Джин Армор - дочери богатого подрядчика, ярого противника ее встреч с бедным фермером, полна не только радостей, но и горьких обид. Узнав о тайном браке Роберта и Джин, старый Армор не только отослал дочь в другой город, но и отнял у нее брачное свидетельство и уничтожил его.

    Бернс уехал в Эдинбург, пытался забыть "предательницу", "потом задурил не на шутку", увлекался другими женщинами, среди которых была светская дама, которую он называл  Клариндой, танцевал с герцогиней Гордон, подолгу гостил в замке богатой миссис Денлоп. Женщины баловали красивого темноглазого пахаря, удивлялись его глубокой образованности, непринужденным манерам.

    Однако вскоре пустая светская жизнь ему наскучила, его потянуло домой. Вернувшись на ферму, он вновь увиделся с Джин и понял, что она его судьба. Он вторично женился на ней, стал строить их первый дом, и в этот год написал лучшие свои стихи и песни.

    Роберт Бернс обладал особым даром согревать каждую поэтическую строку теплом своей души, вбирать в себя весь огромный мир, делая его неотъемлемой частью своего поэтического "я". Именно оттого он стал поэтом на все времена, именно в этом - залог его бессмертия.

    Честная бедность

    Кто честной бедности своей

    Стыдится и все прочее,

    Тот самый жалкий из людей,

    Трусливый раб и прочее.

    При всем при том,

    При всем при том,

    Пускай бедны мы с вами,

    Богатство -

    Штамп на золотом,

    А золотой -

    Мы сами!

    Мы хлеб едим и воду пьем,

    Мы укрываемся тряпьем

    И все такое прочее,

    А между тем дурак и плут

    Одеты в шелк и вина пьют

    И все такое прочее.

    При всем при том,

    При всем при том,

    Судите не по платью.

    Кто честным кормится трудом, -

    Таких зову я знатью.

    Вот этот шут - природный лорд.

    Ему должны мы кланяться.

    Но пусть он чопорен и горд,

    Бревно бревном останется!

    При всем при том,

    При всем при том,

    Хоть весь он в позументах, -

    Бревно останется бревном

    И в орденах и в лентах!

    Король лакея своего

    Назначит генералом,

    Но он не может никого

    Назначить честным малым.

    При всем при том,

    При всем при том,

    Награды, лесть

    И прочее

    Не заменяют

    Ум и честь

    И все такое прочее.

    Настанет день, и час пробьет,

    Когда уму и чести

    На всей земле придет черед

    Стоять на первом месте.

    При всем при том,

    При всем при том,

    Могу вам предсказать я,

    Что будет день,

    Когда кругом

    Все люди станут братья!

    Вячеслав ТИМИРБАЕВ.


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/24548/


Распечатать: Поэт на все времена РаспечататьОставить комментарий: Поэт на все времена Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Поэт на все времена Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.8492

EUR 79.0658

RUB   1.0485

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007