Распечатать: Иван САВЕЛОВ: С этим живу, и это греет душу РаспечататьОставить комментарий: Иван САВЕЛОВ: С этим живу, и это греет душу Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Иван САВЕЛОВ: С этим живу, и это греет душу Посмотреть комментарии

23 мая 2008

ПЕРСОНЫ

Иван САВЕЛОВ: С этим живу, и это греет душу

    Адрес сегодняшнего "соседа по времени" нам подсказали его ученики и коллеги, за что мы им очень благодарны. Ведь они познакомили нас с удивительным человеком. Несмотря на свои 80 лет, он молод душой, активен, энергичен. Ему по-прежнему очень интересно жить. Он до сих пор учит других и учится сам. Ему еще столько хочется познать и успеть. А какой он интересный и глубокий собеседник! Сегодня у нас в гостях кандидат технических наук, почетный профессор КГУСТА Иван Георгиевич Савелов.

    - Как заведено, давайте, Иван Георгиевич, знакомиться. Короче, говоря словами вашего бессмертного соплеменника мудреца Гомера: кто ты? Откуда ты родом?

    - Родился я в мае 1928 года в пригороде Сочи по имени Красная Поляна. Сегодня это городской район, где полным ходом идет строительство олимпийских объектов и где поныне живет мой младший брат.

    Родители мои были греками, что, как оказалось, было уже большой виной перед советской властью. Когда мне исполнился год, отца арестовали и отправили на одну из строек коммунизма - Беломоро-Балтийский канал.

    - Но ведь в 1929 году время репрессий вроде еще не наступило?

    - А дело было так. В день Пасхи община пригласила священника провести службу. Кто-то из бдительных "доброжелателей" донес куда следует, и в самый разгар службы заявились представители власти в сопровождении милиции. Священника обвинили в антисоветской пропаганде. Члены общины встали на его защиту. Завязалась перепалка. В результате 10 человек, и среди них мой отец, были арестованы и сосланы на каторгу.

    Надо думать, работником отец был неплохим. Иначе чем объяснить, что, еще не успев толком прийти в себя после рытья канала, он в годы массовых репрессий вновь был невинно обвинен и сослан уже на две пятилетки в знаменитый Карлаг - Карагандинский лагерь для врагов народа. Так что, каким было наше детство, об этом лучше не вспоминать

    - А каким образом вы оказались в Киргизии?

    - История интересная и вместе с тем простая. Но прежде должен сказать, что клеймо сына врага народа я пронес через все детство и юность. Достаточно сказать, что десять классов я окончил едва ли не в 21 год. В ту пору находились доброхоты, которые убеждали, что мне с такой родословной и записью в пятой графе нечего и мечтать о поступлении в институт, что пока не поздно лучше записаться грузином.

    Это меня злило. В запальчивости я отвечал: а если через какое-то время главой страны станет Микоян, кем мне тогда записываться, армянином? Нет, греком я родился, греком и умру.

    Вопреки мнению предсказателей я поехал в Ростов-на-Дону и поступил в инженерно-строительный институт. В 1954 году, когда я получил диплом инженера-строителя, в институте появился представитель Главвоенстроя при Министерстве строительства СССР. Ему нужны были два специалиста для работы во Фрунзе и в Фергане. Из десятка предложенных кандидатур он почему-то (позже я узнал почему) остановился на мне. Предложил на выбор один из этих двух городов. Я выбрал Фрунзе.

    - Потому что столица?

    - Нет, все обыденнее и проще. После окончания ссылки в Карлаге отец не мог вернуться на родину. Родители выбрали для жительства станицу в Краснодарском крае. Но в 1949 году из причерноморской зоны началось насильственное переселение греков. Родители не стали дожидаться, пока очередь дойдет до них, и переехали в Джамбул, где у них были родственники. Мне было без разницы, куда ехать. Но Фрунзе был гораздо ближе к Джамбулу, чем Фергана, поэтому я и выбрал его.

    - И с чего началась ваша трудовая деятельность?

    - Минуло лишь девять лет после войны. Страна еще только залечивала тяжелые раны. Более 30 миллионов человек по Союзу жили в землянках, бараках, времянках. Вся страна была огромной строительной площадкой. Но традиционное возведение зданий из кирпича сдерживало темпы ввода жилья. Требовались новые, нетрадиционные технологии. Именно в те годы возникла идея перевода строительства на индустриальные рельсы: возводить коробки поточным методом в заводских цехах, а на стройплощадках их только монтировать. Так зародилось заводское домостроение.

    По счастливому стечению обстоятельств я выбрал в институте, как обнаружилось, крайне перспективную и востребованную временем специальность - технология производства сборных железобетонных конструкций.

    В вышедшем в том же году постановлении Совета министров СССР ставилась задача за три года создать по стране 602 завода полносборного строительства. Уже через два года в Союзе действовали 402 таких завода, а в 1964 году их было уже около шести тысяч.

    В 1954 году во Фрунзе приступили к созданию цеха железобетонных конструкций. Он был введен в феврале 1956 года, и возглавить его поручили мне. Позже этот цех превратился в крупнейший в республике завод ЖБИ-1. Сегодня это АО "Таш-Темир".

    - Можно представить, какое внимание вашему цеху уделяло тогдашнее руководство республики. Наверное, все ваши просьбы и требования удовлетворялись без проволочек?

    - Грех жаловаться. Мне повезло уже в том, что министром строительства республики был в те годы Петр Ефимович Вакулов, умный, компетентный, справедливый руководитель. Позже он стал секретарем ЦК по промышленности и строительству. После него министром стал Суйдумалы Сыдыгалиев. Это был от природы мудрый, рачительный и дальновидный хозяйственник. К тому же решительный и надежный. В сложные моменты, если он видел, что дело стоящее, хотя и не без определенной доли риска, давал добро, непременно добавляя при этом: "Ответственность беру на себя".

    Много ли сегодня найдется таких руководителей, которые готовы вот так прилюдно сказать: ответственность беру на себя?

    Однако и они могли далеко не все. К примеру, в первое время во всей республике не было ни одного промышленного подъемного крана. А как без него в нашем деле? Так мы сделали его из экскаватора. Сняли ковш, нарастили стрелу, закрепили крюк.

    - Иван Георгиевич, вернемся на 54 года назад. Вы 26-летний новоиспеченный специалист без практического опыта начинали новое дело в буквальном смысле на пустом месте, с нуля. Но ведь какие-то кадры, наверное, все-таки были?

    - В том-то вся загвоздка, что не было ни опыта, ни кадров. Днем я пропадал на стройке, вечером садился за учебники, справочники, где хоть что-то говорилось о сборном железобетоне.

    Надо сказать, что в том же 1954 году во Фрунзе был создан политехнический институт с факультетом промышленного и гражданского строительства. Однако нужных нам специалистов он не готовил.

    Я обратился к директору строительного техникума Алексею Кирпиченко с предложением создать на базе нашего производства нечто наподобие филиала техникума. Из абитуриентов, которые не прошли по конкурсу на стройфак в ФПИ, создать спецгруппу и готовить кадры для себя. Идея была поддержана.

    К преподавательской деятельности по спецдисциплинам я привлек своих главного механика, главного энергетика, начальника планового отдела. Основной спецкурс читал я сам. Курсовые работы выполнялись на производстве. Именно тогда я в полной мере осознал, какое это высокое искусство - быть наставником молодежи, преподавать им свой опыт, какая большая разница между словами: "Делай, как тебе говорят" и "Делай, как я".

    Не знаю, что я в те годы делал больше, учил других или учился сам. Объездил всю страну, побывал во всех городах, где были созданы такие же, как наше, производства. Новосибирск, Красноярск, Первоуральск, Нижний Тагил, Свердловск, Волгоград, Киев, Вильнюс, Рига - вот краткая география моих поездок.

    - Не могу не спросить вот о чем. Помнится, в самый разгар строительства ЦУМа "Айчурек" работа вдруг застопорилась. В числе главных виновников тогда называли завод ЖБИ-1 и его директора Савелова. Пролейте свет на ту давнюю историю.

    - Действительно, скандал был тогда грандиозный. Говорили, что из-за моего упрямства строительство ЦУМа превратилось в долгострой. Вопрос был очень принципиальным. Проектировщики настаивали на сборном железобетоне. Я считал это расточительством, поскольку объект уникальный, в единственном экземпляре. Дешевле и выгоднее было выполнить его в монолите. Зачем тратить десятки тонн металла на изготовление опалубки для конструкции в одном экземпляре? Ведь потом эта опалубка годится разве что только в металлолом. В конечном итоге со мной согласились.

    - А как вы стали деканом, доцентом и завкафедрой ФПИ?

    - Во второй половине 60-х годов республика переживала строительный бум. Ощущался острый дефицит кадров. В те годы ФПИ готовил строителей лишь по одному направлению. Потому в ЦК приняли решение создать здесь еще один профильный факультет. В 1967 году тогдашний ректор ФПИ Георгий Акимович Сухомлинов, с которым мы постоянно общались по работе, предложил мне возглавить работу по его созданию. ЦК его поддержал. Так я стал основателем и первым деканом инженерно-строительного факультета ФПИ.

    Начал работу над кандидатской диссертацией. Однако умные люди мне посоветовали не тратить попусту время, а собрать все мои труды по железобетонным конструкциям и представить в ВАК.

    За совокупность этих работ ВАК Союза присудила мне ученую степень кандидата технических наук. Говоря откровенно, преподавательская деятельность, общение с молодежью мне очень нравились. Горжусь, что из многих бывших моих учеников впоследствии выросли видные руководители в сфере строительства и народного хозяйства.

    В 1981 году я был направлен в распоряжение Госстроя республики для организации НИИ строительства и архитектуры. Создав НИИ, я стал его первым директором.

    - Однако вы скромно умалчиваете о своей еще одной страсти, которую как-то неловко называть хобби, настолько она серьезна. Я имею в виду писательство.

    - Ну, предположим, "писательство" слишком сильно сказано. Просто как-то я подумал о том, что у нас нет ни одной работы об истории строительства в Киргизии. Решил восполнить этот пробел. Но чем глубже я вникал в тему, тем шире расходились концентрические круги, захватывая новые и новые пласты. Так родилась книга "История строительной науки и техники в мире".

    К сожалению, когда работа над ней близилась к завершению, Союз развалился. Стало не до издания. Однако знающие в этом деле толк люди посоветовали повременить. Мол, лет через 10-15 жизнь войдет в русло, тогда и придет черед книги. Словом, 40 лет работы над ней не пропали даром. Книга была издана и пользуется в определенных кругах большим спросом.

    А в бытность мою лидером греческой диаспоры в Кыргызстане я написал небольшую книжку "Греки". Видя, какой популярностью она пользуется у моих соплеменников не только в Кыргызстане, я раздвинул рамки повествования. В результате родилась книга "Греки. История и современность". Моими активными помощниками при написании всех этих книг стали мои дочери Ирина и Елена.

    - Иван Георгиевич, у вас за плечами долгая, далеко не безоблачная и отнюдь не легкая жизнь. Были несправедливость, безотцовщина, бедность, клеймо сына врага народа. Там, где иным все давалось как бы само собой, вам приходилось пробиваться через завалы и барьеры. Нет обиды на власть, досады на время, разочарования в системе?

    - Знаете, я бы очень не хотел походить на того дурака, который пляшет на похоронах, потому что в свое время ему не довелось поплясать на свадьбе. Конечно, можно охаивать прошлое и плевать в него. Это не трудно, но продуктивно ли, много ли проку от этого? Ничего в прошлом, ни одной страницы своей жизни не хочу перечеркивать, ни от чего не намерен отказываться, ничего не хотелось бы переписать набело.

    В жизни есть много охотников путать Гоголя с Гегелем, Бабеля с Бебелем, национальную гордость с махровым национализмом. Я не из их числа. Я прожил богатую на события, насыщенную серьезными делами и интересную жизнь. Имел и имею замечательных друзей, прекрасную любимую семью. Всегда ценил и почитал людей, воздавал им должное за их человеческие и деловые качества, а не за их положение. Никогда не пресмыкался перед вышестоящими, не подличал, уважал подчиненных.

    Кандидат технических наук, заслуженный строитель республики, почетный профессор, пенсионер за особые заслуги перед Кыргызстаном - вот и все мои регалии. Но разве в них дело? Куда важнее сознание достойно, честно и по уму прожитой жизни. С сознанием этого живу на белом свете, и это греет душу!

    Фото Владимира ВОРОНИНА.

    Вячеслав ТИМИРБАЕВ.


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/23026/


Распечатать: Иван САВЕЛОВ: С этим живу, и это греет душу РаспечататьОставить комментарий: Иван САВЕЛОВ: С этим живу, и это греет душу Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Иван САВЕЛОВ: С этим живу, и это греет душу Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.8400

EUR 79.2474

RUB   1.0583

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007