Распечатать: Пакт "Вода & энергетика & экология" для юго-восточной части Центральной Азии РаспечататьОставить комментарий: Пакт "Вода & энергетика & экология" для юго-восточной части Центральной Азии Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Пакт "Вода & энергетика & экология" для юго-восточной части Центральной Азии Посмотреть комментарии

25 апреля 2008

ПРИРОДА

Пакт "Вода & энергетика & экология" для юго-восточной части Центральной Азии

    Жаркие дебаты на тему "Приватизация энергетических и водных ресурсов: да или нет?" - это неверная постановка вопроса. Вопрос следовало бы поставить по-другому: "Как можно иностранный капитал (посредством умного, свободного от коррупции регулирования) подчинить национальным интересам и одновременно обеспечить, чтобы бизнес-планы прямых инвесторов предусматривали достаточную прибыль в экономическом плане?"

    Что касается "умного регулирования", Европейский Союз, прилагая в свое время многолетние усилия для приватизации и либерализации телекоммуникаций, энергосектора и других сфер инфраструктуры, приобрел богатый опыт, который предлагается в рамках партнерской "Стратегии ЕС в отношении Центральной Азии", принятой в июне 2007 года.

    Принципиальный вопрос для Кыргызстана, как и для Таджикистана, заключается в следующем - строить ли в будущем еще более крупные ГЭС (как Токтогульская или Камбарата) или же дополнить крупные ГЭС с мощностью в тысячи мегаватт сетью многочисленных средних и малых ГЭС (до 40 мегаватт), излишки электроэнергии которых можно было бы также включить в общее кольцо. Кроме того, такое решение позволяет вносить вклад в перспективные проекты по поставке электроэнергии в Афганистан и Пакистан, как, например, CASAREM-1000 (Развитие центральноазиатского и южноазиатского регионального электроэнергетического рынка). Наверное, решение в пользу малых ГЭС было бы c точки зрения экологии более разумно, поскольку есть опасность того, что крупные ГЭС нанесут ущерб микроклимату и биоразнообразию.

    Безопасные в экологическом плане малые ГЭС хотя и менее экономичны (из расчета затрат на строительство, эксплуатацию и производство на один мегаватт), чем крупные, но зато обладают преимуществом, которое состоит в интеграции экологии (посадка и восстановление лесных массивов), высококачественного туризма и элитного сельского хозяйства. Каждая долина, в которой находится малая ГЭС с сейсмостойкой плотиной, могла бы стать маленьким раем для сельского хозяйства и туризма. Если строится дорога и коммуникационная система для плотины, то одновременно в красивых горных долинах возникает транспортная и коммуникационная инфраструктура для гостиниц, санаториев (с очистными сооружениями) на водохранилище и для мест производства сельскохозяйственной продукции (своего рода кибуцы). Местное электроснабжение было бы гарантировано, восстановление и посадка леса были бы совместимой целью.

    На самом деле вопрос финансирования, как "горлышко бутылки", то есть узкое место для вышеописанных интегрированных проектов. Чтобы выйти из этого положения, необходимо было бы создать продуктивные финансовые консорциумы, в которые можно было бы привлечь для финансирования банки развития, коммерческие банки, "public-private partnerships", но также и поставщиков и обслуживающие структуры, объединяя их в синдикаты и используя инновационный подход. Проще говоря, речь идет о том, чтобы деньги за воду и электричество, которые поступят завтра, получить уже сегодня, чтобы можно было построить необходимую инфраструктуру. Что удалось в области телекоммуникаций, должно получиться и в случае с водой и электричеством.

    Наряду с устойчивым финансированием это зависело бы от прогрессивного правового регулирования, которое охватило бы антикоррупционные меры, экологические стандарты, тарифы, сельскохозяйственные нормы и меры по безопасности, водное право и защиту инвестиций. Первые пилотные горные долины можно было бы сделать как "хозяйственно-экологическими", так и "институционально-правовыми" инновационными "экономическими специальными зонами". Но прежде всего правовое регулирование стало бы защитой интегрированных проектов как от "дикого капитализма", так и от непрозрачной деятельности групп, преследующих свои интересы.

    Конфликты из-за воды в юго-восточной части Центральной Азии могут принести людям невероятные страдания, мучения, которые уже сейчас вышли за все пределы из-за бедности, организованной преступности, коррупции и наркоторговли, последствий ситуации в Афганистане и тяжелого положения в сфере экологии отчасти как следствие грехов, совершенных в отношении экологии за прошедшие 60 лет.

    "Вода & Энергетика & Экология" может стать устойчивым миротворческим проектом развития для юго-восточной части Центральной Азии, например, в рамках международного Пакта "Вода & Энергетика & Экология", который можно было бы заключить на основе политических переговоров. Точно так же, как после второй мировой войны в Европе "уголь и сталь" стали центральной составной частью миротворческого проекта для европейского объединения. Оппоненты могут возразить, что сравнение "вода и энергетика" и "уголь и сталь" хромает уже потому, что в Европе имелась база для ноу-хау, которая большей частью отсутствует в юго-восточной части Центральной Азии, несмотря на все еще до сих пор положительное влияние инновационных и инженерных достижений Советского Союза.

    Поэтому региональный международный Пакт "Вода & Энергетика & Экология" для юго-восточной части Центральной Азии не в последнюю очередь является также современным учреждением исследований, изучения и так называемым Capacity Bulding. Можно было бы в совместно выбранном подходящем месте, например в Бишкеке, создать Центральноазиатский водно- энергетический и экологический центр с "родственными учреждениями" в соседних странах. Этот центр мог бы предложить исследовательские, образовательные, консультационные услуги, в частности, в следующих областях: здоровье и гигиена воды, электричество на основе гидроэнергии, современные экологические электрические распределительные сети, биоразнообразие, менеджмент проектов, сельское хозяйство и орошение, высококачественный туризм, инновационное финансирование водно-энергетических проектов и не в последнюю очередь также в области международного водного права. В первую очередь внимание этого Центральноазиатского центра, который базируется на региональном консенсусе, дополняет и в профессиональном смысле углубляет идею Водной академии, следует направить на:

    - в общем - на эффективное использование воды, предлагаемое на основе международного права;

    - конкретно - на оптимизацию соотношения больших и малых ГЭС для эксплуатации еще не использованного энергетического потенциала (до 90 %) на Тянь-Шане и Памире и еще точнее - на интегрированные проекты в горных долинах.

    Четкая концентрация центра на этой инновационной и учитывающей интересы соседей форме, совмещающей "интегрированную логистику", "интегрированные проекты" и "интегрированное финансирование", имела бы решающее значение.

    Предлагающийся вниманию центр мог бы, консультируя по различным специальным сферам, также сопровождать конференции, которые положили бы начало региональному Пакту "Вода & Энергетика & Экология" как дальновидному миротворческому проекту для юго-восточной части Центральной Азии.

    Клаус В. Гревлих, Посол профессор, доктор.


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/22671/


Распечатать: Пакт "Вода & энергетика & экология" для юго-восточной части Центральной Азии РаспечататьОставить комментарий: Пакт "Вода & энергетика & экология" для юго-восточной части Центральной Азии Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Пакт "Вода & энергетика & экология" для юго-восточной части Центральной Азии Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.8400

EUR 79.2474

RUB   1.0583

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007