Распечатать: Поэт в России больше чем поэт РаспечататьОставить комментарий: Поэт в России больше чем поэт Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Поэт в России больше чем поэт Посмотреть комментарии

4 апреля 2008

КУЛЬТУРНЫЙ СЛОЙ

Поэт в России больше чем поэт

    Когда я учился в 9-10 классе, любимым и наиболее читаемым журналом моих сверстников была "Юность", редактируемая в те годы Валентином Катаевым. На страницах "Юности" печаталась проза молодых тогда Василия Аксенова, Анатолия Гладилина, Анатолия Кузнецова, Фазиля Искандера, Анатолия Приставкина, Владимира Орлова. Редкий номер журнала выходил без стихов Андрея Вознесенского или Булата Окуджавы, Роберта Рождественского или Владимира Соколова, Евгения Евтушенко или Беллы Ахмадулиной. Все они были ярчайшими представителями русской литературы 50-60-х годов XX века. Того времени, о котором очень точно сказал поэт более старшего поколения Леонид Мартынов: "Удивительно мощное эхо! Очевидно, такая эпоха".

    Из всего этого созвездия поэтов наиболее плодовитым был, пожалуй, Евтушенко.

    В конце прошлого года в Москве в издательстве "Слово" вышел фундаментальный сборник "Весь Евтушенко" объемом 144 печатных листа. Разумеется, это не значит, что под один переплет удалось втиснуть все написанное автором за 70 лет его творчества, с 1937 по 2007 год.

    В предисловии автор пишет: "...Я весьма придирчиво составлял эту книгу, тут только те стихи, которые с чистой совестью я могу подписать и сейчас. Это не означает, что я стыжусь того, что безжалостно отбросил. Все это выброшенное было когда-то написано совершенно искренне, но искренность, сталкиваясь лицом к лицу с истиной, иногда не выдерживает ее прямого взгляда".

    Двумя десятилетиями ранее он признавался в интервью: "Я начинал как волчонок-одиночка. В детстве и юности у меня не было ровесников, которые писали бы вровень со мной".

    В начале своей поэтической карьеры Евтушенко был всеяден. Первые его стихи, публиковавшиеся в газете "Советский спорт", были о футболистах, конькобежцах, хоккеистах, борцах, боксерах, горнолыжниках. По признанию самого поэта, писал он о Дне шахтера, Дне физкультурника, Дне железнодорожника и т. д., им написано штук двадцать стихов, посвященных Новому году, а в 1951 г. он ухитрился опубликовать в один и тот же день пять стихотворений к 1 Мая в разных газетах.

    Еще едва ли не 40 лет назад достаточно точную, как мне кажется, оценку творчеству Евтушенко дал его старший собрат по поэтическому цеху Борис Слуцкий: "Его злоба - это злоба дня. Его любовь - это любовь дня. Поэтому иные из его стихов умирают, как "безымянные на штурмах мерли наши", по слову Маяковского. Впрочем, и сам Маяковский говорил: "Умри, мой стих, умри, как рядовой". Однако двадцать лет без малого минуло с тех пор, как в газете "Советский спорт" стали появляться стихи Евтушенко - ко всем праздникам и ко многим будням. Двадцать лет минуло с тех пор, как он вошел в моду, сперва в московскую, потом всесоюзную, потом мировую. Все эти годы мы слышим: мода, мода, мода. Но двадцать лет быть в моде у огромного народа - нелегко и непросто. А может быть, и не мода это вовсе, а любовь?"

    Было бы ошибочно видеть в Евтушенко эдакого баловня судьбы, триумфально шествующего по широкой столбовой дороге российской словесности. В разные годы он подвергался жестокой и беспощадной критике, он раздражал чиновников от литературы и некоторых собратьев по перу своей неуемной активностью, своими манерами и пристрастиями, не совпадавшими с общепринятыми, своей эстрадностью, своими высказываниями по наболевшим вопросам, своим упрямым нежеланием быть "как все".

    Много позже на упреки, что в свое время ему и его товарищам слишком много позволялось, Евтушенко возразит: "Это неправда. Свои права мы не "качали", а вырывали, иногда обдирая до крови руки".

    А если в чем и повезло поэтам поколения, к которому принадлежит Евтушенко, так это в том, что на пике их творческого расцвета поэзия не только отражала жизнь, но и во многом ее духовно предопределяла. Она помогала становлению в стране гласности, утверждению нового мышления.

    Время - самый строгий, бескомпромиссный и беспощадный судья. Из всего огромного множества стихотворений, поэм, статей, рассказов, киносценариев, пьес, повестей, романов Евгения Евтушенко оно выбрало настоящее, говоря словами Слуцкого, не только своевременное, но и долговременное.

    Дай Бог

    Дай Бог, слепцам глаза вернуть

    и спины выпрямить горбатым.

    Дай Бог, быть Богом хоть чуть-чуть,

    но быть нельзя чуть-чуть распятым.

    Дай Бог, не вляпаться во власть

    и не геройствовать подложно,

    и быть богатым - но не красть,

    Конечно, если так возможно.

    Дай Бог, быть тертым калачом,

    не сожранным ничьею шайкой,

    ни жертвой быть, ни палачом,

    ни барином, ни попрошайкой.

    Дай Бог, поменьше рваных ран,

    когда идет большая драка.

    Дай Бог, побольше разных стран,

    не потеряв своей, однако.

    Дай Бог, чтобы твоя страна

    тебя не пнула сапожищем.

    Дай Бог, чтобы твоя жена

    тебя любила даже нищим.

    Дай Бог, лжецам замкнуть уста,

    глас Божий слыша в детском крике.

    Дай Бог, живым узреть Христа,

    пусть не в мужском, так в женском лике.

    Не крест - бескрестье мы несем,

    а как сгибаемся убого.

    Чтоб не извериться во всем,

    дай Бог, ну хоть немного Бога.

    Дай Бог, всего, всего, всего,

    и сразу всем - чтоб не обидно...

    Дай Бог, всего, но лишь того,

    за что потом не станет стыдно.

    Вячеслав ТИМИРБАЕВ.


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/22403/


Распечатать: Поэт в России больше чем поэт РаспечататьОставить комментарий: Поэт в России больше чем поэт Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Поэт в России больше чем поэт Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.4042

EUR 81.1127

RUB   1.0244

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007