Распечатать: Интервью длиною в жизнь РаспечататьОставить комментарий: Интервью длиною в жизнь Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Интервью длиною в жизнь Посмотреть комментарии

14 марта 2008

КУЛЬТУРНЫЙ СЛОЙ

Интервью длиною в жизнь

    Наш земляк Рустан Рахманалиев - доктор исторических, философских, военных наук, академик РАЕН, автор двадцати восьми книг. В издательстве "Туркестан" недавно увидело свет его литературно-художественное произведение "Откровения Р. Оссейна: интервью Рустану Рахманалиеву".

    Конечно, у этой уникальной в своем роде книги должен быть подготовленный читатель, желательно такой, который отменно разбирается в мировом киноискусстве и театре. Сейчас, в период засилья масскультуры и духовного упадка, таковых знатоков почти не осталось. Но Рустан Рахманалиев заведомо взял вместе с героем своего произведения самую высокую литературно-художественную, а если еще шире - классически-энциклопедическую планку в надежде и вере в то, что непреходящие творения духа чаще всего дожидаются своего часа и своего читателя.

    Я вовсе не считаю себя знатоком театра или кино, любя их и трепетно к ним относясь, поскольку магистраль моя в искусстве пролегла в другой творческой области. Может быть, кстати, в силу работы в русской поэзии, как раз не исключающей близкого знакомства с мировой живописью, музыкой, явлениями театрального и киноискусства, я давно считаю "своими" творения Тулуз-Лотрека и Дега, Мане и Матисса, Дебюсси и Джо Дассена. Помню, в шестидесятые годы в столичном кинотеатре "Ала-Тоо" шли фильмы "Гром небесный" и "Рокко и его братья". Не знаю почему, но я обожал тогда престарелого уже французского актера-легенду Жана Габена с его бьющим прямо в душу взглядом глаз слегка навыкате, подкупающей иронически-грустной полуусмешкой. В нем уже было нечто этакое старчески-жабье, дряблое, ему явно не хватало воздуха, его мучила одышка. Но все это не отталкивало, а магически притягивало к Габену, потому что можно было только позавидовать его мужеству и житейской мудрости, когда он наставлял на путь истинный проститутку Симону - героиню незабываемой Мишель Мерсье.

    На двухсерийный фильм "Рокко и его братья" с Аленом Делоном (Рокко) и Анни Жирардо (Надя) мы ходили в летний зал под открытым небом на вечерний поздний сеанс, который (вместе с киножурналами) заканчивался заполночь. Автобусы в нашу родную Лебединовку уже, естественно, не ходили, и мы совершали многокилометровый беговой кросс до своих калиток, торопясь к домашнему огню и желая побыстрее успокоить родителей своим появлением на пороге. С тех пор я отлично помню тех молодых Делона и Жирардо, а в сердце моем до сих пор порой воскресает божественная музыка Нино Рота, написавшего музыку к этому кинофильму... Франсуа Вийон и Артюр Рембо, Франсуаза Саган и Анатоль Франс, Иван Бунин и Илья Эренбург, Виктор Гюго и Луи Арагон, Гийом Аполлинер и великая Эдит Пиаф - божественный, богемный, древний и вечно юный Париж. Благословенная Франция, Монмартр и Елисейские поля. Земля обетованная многих гениев.

    Конечно, эти и другие воспоминания о творчестве выдающихся деятелей французского искусства (Марина Влади - первая жена Робера Оссейна, с которой он прожил четыре года, Анук Эме, Жан Марэ, Ив Монтан, Жан- Поль Бельмондо, Жак Превер, Жан Лефевр, Шарль Азнавур, Брижит Бардо) так и жили бы во мне под спудом, не прочти я, что называется, на одном дыхании "Откровения Р.Оссейна...".

    Надо сказать, я почти ничего не знал (или не помнил) об этом выдающемся киноактере и режиссере театра и кино. Собственно, со страниц книги Рустана Рахманалиева ко мне пришел Оссейн на протяжении всей его невероятно богатой на взлеты и провалы творческой жизни. То есть "Откровения..." - это не фрагментарный этакий эстетический интерес автора к одной из звезд европейской культуры, а потрясающий своей яркой фактурностью, художнической правдой, энциклопедической выверенностью рассказ о нашем гениальном современнике, вдохновенном мечтателе и созидателе.

    "Робер Оссейн, - пишет автор, - актер, кинорежиссер, ведущий театральный постановщик на Западе... И в уникальности такого художника и мыслителя, как

    Р. Оссейн, далеко не последнюю роль сыграло его азиатское происхождение, русский менталитет, западное мышление... Отец его, Аминолах Хусейнов, родом из Самарканда, в 1911 г. в числе двенадцати юношей был отправлен на учебу в Германию, где сначала поступил в университет на медицинский факультет, а затем серьезно увлекся музыкой и в последующем стал известным французским композитором Андре Оссейном. Он женился на красавице Анне, дочери русского банкира, от союза с которой 30 декабря 1927 года родился сын Робер". Далее, касаясь феномена Робера Оссейна, Р. Рахманалиев подчеркивает: "Невероятная активность этого человека, помноженная на восточный темперамент, позволяла брать любые подъемы, быть одновременно и актером, и новатором кино, и театральным режиссером... Парижу он обязан живостью ума, безошибочностью вкуса и чувством современности. В 2000 году он открывает свой театр в самом сердце Парижа - на Елисейских полях - театр Робера Оссейна "Мариньи". Любопытно, что эмблемой этого театра является волк - тотемное животное тюрков - олицетворение силы, мудрости, прозорливости... Театр Оссейна впитал в себя многие теории XX века: театр Стриндберга, театр Пиранделло, сюрреалистический театр, театр жестокости, экзистенциальный театр, театр абсурда, эстетику постмодернизма". И еще: "...искусство для него единственная возможность оставаться свободным. А это дорогого стоит".

    По-моему, как раз эта последняя мысль автора и служит лейтмотивом всей книги, тем более что сам Оссейн постоянно обращается к теме служения искусству.

    Вот, например, один из эпизодов его жизни.

    "Однажды отец сказал:

    - Когда твой дед умирал в Самарканде, он возложил на меня, маленького мальчика, руки и объявил: "От тебя пойдет свет!".

    - И он был прав, - ответил я. Ты большой музыкант, ты большой композитор, и этим ты создаешь свет.

    - Да, это свет... Но и ты там, внутри. Ты часть этого света".

    Подспудно эта светоносная суть художника, похоже, и подвигала Робера Оссейна к ежедневному служению Мельпомене. В конце пути умудренный жизненной дорогой признанный мастер, не утративший творческого огня и присущей ему прозорливости, Оссейн признается: "В каждом человеческом существе есть божественная частица, соединяясь с такими же частицами своих собратьев, она могла бы творить чудеса...".

    Робер Оссейн в книге Рахманалиева - прежде всего живой человек со всеми его страстями и противоречиями, с детства безгранично влюбленный в искусство лицедейства. Его так называемое знание предмета потрясает своей неиссякаемой космогонией: "По отношению к себе у меня есть мучительное ощущение, что я прошел мимо главного. Я бежал, как волк, но я не всегда стремился к другим. Я слишком хотел вернуть свое детство, слишком много мечтал о других планетах. Актерская игра, карьера развлекали меня, но без безумств моего воображения я был бы ничем, просто огромной пустотой. А мне так хотелось стать хотя бы полезным, если уже нельзя быть необходимым!". "Однако есть моменты в моей жизни бродячего артиста, когда я чувствую, как зал дрожит от негодования перед несправедливостью, жалеет "Отверженных", делит хлеб

    "Иисуса", когда я вижу, как вместе с мальчишками Сопротивления зрители обретают мужество, когда я вижу, как они вместе смеются, плачут, любят. Тогда я думаю, что, быть может, и я положил свой небольшой камень в трудное строительство человеческого здания. По крайней мере тем, кто собрался в зале, я помог ощутить момент братства и той любви, на которой основывается надежда".

    Это думы зрелого художника, за которыми - целая жизнь, целая эпоха.

    А вообще, как говорит Рустан Рахманалиев, "Робер Оссейн в постоянной погоне... Мальчиком он бегал от бедности, в которой жили его родители, и от одиночества пансионов; он пробирался в кинозалы, в театры, чтобы там найти "настоящую жизнь" - жизнь выдуманную. Он бродил по Сен-Жермен-де-Пре, он играл "хулиганов" и в жизни, и на сцене; он познал триумф в роли Жоффрея де Пейрака; он любил прекрасных женщин. И вдруг - все бросил: "Я подумал, что отворачиваюсь от своей души", - и был Реймс, затем самые большие концертные залы, способные принять его народный театр, без которого миллионы зрителей, наверное, никогда не пережили бы спасительный катарсис, очищающий человеческую душу. Ибо еще больше, чем Бог, его вдохновляет Человечество...".

    Сам Робер Оссейн вспоминает по этому поводу: "Я никогда ничего не просил, что, кажется, случается нечасто. Многие награды я получил от Министерства культуры, орден Почетного легиона - от канцелярии президента Республики, как я уже говорил, "За заслуги перед Францией". Это объяснение меня очень тронуло. Этой стране я отдал свое сердце. Я никогда не хотел ее покидать. Я люблю ее, не знаю почему. Вероятно, потому, что нахожу у французов славянскую восторженность. Когда они смотрят спектакль, они могут забыть совершенно обо всем. И потом, они любят проявлять недовольство, а это не дает стоять на месте".

    Вот такое оно, в основных чертах разумеется, это интервью длиною в жизнь, с блеском донесенное до читателя его автором. Сердечный творческий свет этих "Откровений..." многому учит, многое озаряет, ко многому подвигает.

    Александр НИКИТЕНКО.


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/22178/


Распечатать: Интервью длиною в жизнь РаспечататьОставить комментарий: Интервью длиною в жизнь Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Интервью длиною в жизнь Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.8492

EUR 79.0658

RUB   1.0485

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007