Распечатать:  “Урановый Кумтор” пока не нашли РаспечататьОставить комментарий:  “Урановый Кумтор” пока не нашли Оставить комментарий

Посмотреть комментарии:  “Урановый Кумтор” пока не нашли Посмотреть комментарии

20 июля 2007

ЭКОНОМИКА

“Урановый Кумтор” пока не нашли

    Геннадий Аркадьевич Савченко - генеральный директор ОсОО Stans Energy KG, профессор, кандидат геолого-минералогических наук. До развала Союза занимался поисками, разведкой и отработкой месторождений урана в Кыргызстане, Казахстане, Восточной Германии, Китае, прошел путь от рядового до главного геолога Кара-Балтинского горнорудного комбината (КГРК).

    Г. Савченко, как и представители других геологоразведочных компаний, ведущих поиски урановых руд в Кыргызской Республике, серьезно обеспокоен разворачивающимся ажиотажем, направленным против выявления месторождений урана - важнейшего энергетического сырья, способного заменить иссякающие мировые запасы угля, нефти и др.

    - Расскажите о целях вашей компании в республике.

    - ОсОО Stans Energy KG, дочерняя фирма канадской компании Stans Energy Corp, создана в марте 2006 года. После изучения геологической ситуации и выбора перспективных площадей мы разработали проекты на проведение поисков, подвергнутые тщательной экспертизе в надзорных ведомствах и министерствах республики. При выборе лицензионных площадей наша компания в первую очередь руководствовалась возможностью выявления в Кыргызстане месторождений урана, которые могут отрабатываться наиболее экологически безопасным методом подземного выщелачивания через скважины (ПСВ).

    После получения лицензий в Госгеол-

    агентстве и разрешений на ведение работ от местных айыл окмоту Stans Energy KG приступила к поискам урана в Ошской, Джалал-Абадской и Чуйской областях. Цель поисковых работ - геолого-гидрогеологические, геохимические и геофизические исследования, которые позволяют выделять перспективные ураноносные структуры. Значительная часть объемов поисковых работ выполняется подрядным способом с помощью местных организаций и частных компаний (ЦНИЛ ОАО "КГРК", ОсОО "Шер и Ко", ОсОО "КТК", ЮКГЭ и др.).

    Только в этом году наша компания планирует вложить в поисковые работы до полутора-двух миллионов долларов. Очевидно, примерно по столько же и другие компании.

    Если получим положительные итоги, перейдем к более детальной оценке объектов, включая лабораторные и полевые геотехнологические исследования возможности применять экологический метод ПСВ. Конечно, потребуются время и немалые затраты, чтобы изучить влияние подземного выщелачивания на окружающую среду в конкретных районах, но мы готовы к этому.

    Кроме того, наша головная компания наряду с поисками урана активно участвует в работе по реабилитации района поселка Минкуш, где имеется несколько старых радиоактивных хвостохранилищ, и планирует провести за свой счет технологические исследования материала "хвостов", а также оказать помощь местному населению в решении некоторых социальных проблем.

    - Чего вы опасаетесь на сегодняшний день?

    - Сегодня некоторые политики и ряд НПО начали запугивать население, что в случае развития добычи золота, урана или других полезных ископаемых горы разрушатся, природа зачахнет, народ деградирует, вымрет и прочее. Такой популистский подход для нашей республики, имеющей достаточные запасы самого различного минерального сырья и слабую экономику, крайне вреден.

    Как специалист, проработавший более 35 лет в горнодобывающей отрасли, уверен, что опасность эта сильно преувеличена. Объясню почему. Во-первых, обыгрываемая тема угроз обусловлена допущенными более полувека назад нарушениями при добыче, переработке урана и сооружении хвостохранилищ, когда в горном деле и металлургии применялись несовершенные и экологически опасные технологии. Именно поэтому сегодня мы имеем проблемы с радиоактивным загрязнением поверхности и подземных вод. Но они уже не имеют тех масштабов, которые им приписывают, например, по известному району г. Майлуу-Суу, где основная опасность сейчас связана не с радиоактивными отходами, а с возможными сходами многочисленных оползней. Во-вторых, почему-то никто не вспоминает, что на КГРК, который уже более 50 лет успешно занимается ураном и имеет крупное

    (37 млн. м3) хвостохранилище в самом центре густонаселенной Чуйской области, почему-то и работники здоровые, и семьи у них большие. А в-третьих, внедрение прогрессивного и экологически безопасного (по сравнению с традиционным горным способом) метода подземного выщелачивания для добычи урана (и других металлов) позволит значительно снизить риски загрязнения окружающей среды в Кыргызстане. Не говоря уже об экономических выгодах применения этого дешевого (по сравнению с традиционным горным способом) метода.

    - Расскажите подробнее, чем отличаются прежние и современные технологии добычи урана?

    - Раньше руда добывалась обычными способами (открытым или подземным): ее взрывали, перевозили, складировали, дробили и истирали, а продукт переработки сбрасывали в отвалы, хвостохранилища, при этом повышался радиационный фон, загрязнялись почвы и подземные воды.

    Еще в 70-х годах КГРК на рудниках, находящихся в Южном Казахстане, успешно внедрил метод ПСВ-урана, о котором мы уже говорили. Он заключается в том, что в рудное тело через скважины подается серная кислота, которая выщелачивает и переводит в технологический раствор уран и другие ценные элементы (рений, скандий, иттрий и др.) Затем раствор поступает на сорбционную установку, где получают урансодержащий концентрат, который на гидрометаллургическом заводе (ГМЗ) в г. Кара-Балта доводят до конечного продукта - закиси-окиси урана.

    Чем же хорош и безопасен метод ПСВ? Практически не загрязняется поверхность, а небольшие утечки трубопроводов легко ликвидируются. При выщелачивании создается баланс закачки-откачки технологических растворов, что позволяет избежать загрязнения водоносных горизонтов: есть возможность контролировать количество закачанного и извлеченного раствора. Из-за своей дешевизны этот способ позволяет вовлекать в отработку бедные и убогие руды. А из растворов наряду с ураном можно извлекать и другие ценные попутные компоненты.

    В США, России, Казахстане, Узбекистане этот метод широко и успешно применяется вот уже более 25-30 лет.

    Мировой опыт показывает, что при жестком исполнении экологических норм даже применение традиционных горных способов добычи и технологий переработки урановых руд позволяет сохранять экологическое равновесие даже при эксплуатации объектов в густонаселенных районах, национальных парках и курортных зонах. Так, известная компания Сogema (Франция) отрабатывает в течение многих лет несколько золотых и урановых месторождений, расположенных в курортной зоне вблизи побережья Средиземного моря, и прекрасно сосуществует с местным сообществом, морем и сельским хозяйством.

    - Сколько у нас урановых месторождений?

    - Оценки урановорудного потенциала Кыргызстана различны, но в целом перспективы неплохие. Часть месторождений в советское время была отработана, другие в экономически значимом смысле относились к непромышленным и не были востребованы. Поэтому правильнее говорить о месторождениях и рудопроявлениях урана, которые после проведения значительных геологических исследований и при положительной технико-экономической оценке можно перевести в разряд промышленных. Таких объектов у нас действительно много - несколько десятков, причем разных генетических типов, но положение большинства из них (высокогорье, отсутствие электричества и дорог, удаленность и проч.) не позволяет легко и быстро оценить их и подготовить к освоению.

    Хочу сказать, что уран сегодня, пожалуй, единственная альтернатива истощающимся топливным ресурсам. Поиски его и разработка - не только наша прерогатива, но и мировая тенденция.

    К примеру, в Китае с помощью России ведется строительство нескольких АЭС. Вкладываются огромные деньги в поиск, разведку новых месторождений, строительство рудников даже с небольшими запасами. Там охотно используют опыт специалистов-уранщиков из Узбекистана, Кыргызстана и других стран. Если мы не будем серьезно заниматься ураном, то очень скоро эту нишу полностью перекроет Казахстан, запасы которого для отработки указанным дешевым методом огромны.

    Поскольку у нас имеется определенный урановорудный потенциал, для изучения которого иностранные инвесторы привносят значительные инвестиции, почему бы им не воспользоваться? К тому же сегодня практически простаивает ГМЗ КГРК с его кадровым и научным потенциалом, ранее выпускавший урановый концентрат. Перспективы выявления новых урановорудных объектов позволяют надеяться, что мы сможем осваивать их с применением новых технологий, не загрязняя среду или минимизируя вред экологии.

    - А что вы скажете о медицинском вреде?

    - Я знаю, что до развала СССР отраслевыми институтами проводились серьезные исследования по воздействию радиоактивности на человеческий организм, на всех рудниках, основных и вспомогательных производствах комбината регулярно проводился медицинский мониторинг, что позволяло выявлять и предупреждать случаи профзаболеваний. Много внимания на КГРК в связи с выпуском урановой продукции уделялось и уделяется мероприятиям по снижению выбросов в атмосферу и подземные воды, уровня радиации и др., что наряду с переходом на доводку урановых концентратов позволило значительно снизить влияние хвостохранилища ГМЗ на окружающую среду и здоровье населения в Жайылском районе республики.

    - Сколько в Кыргызстане было комбинатов по переработке урана и сколько осталось? Сколько компаний сейчас ищут в республике уран?

    - На территории Кыргызстана с 1951 года существует только один комбинат - КГРК. Им отработаны уран-угольные месторождения Джильское, Туракавак, Агулак и др. на севере республики. Расположенные в кыргызской части Ферганской долины месторождения Шекаптор, Майлисай и Майлуу-Суу эксплуатировались Ленинабадским горно-химическим комбинатом (Таджикистан).

    За последние два года в Кыргызстане создано 15 частных геологоразведочных компаний по поиску урана, среди них - российские, американские, канадские, австралийские и смешанные, с участием кыргызской стороны, предприятия. Соответственно возрос и приток прямых инвестиций в республику на эти цели, создано много рабочих мест. Однако, если противодействие развитию горнодобывающей отрасли (как по Джерую, Андашу и др.) не прекратится, вложения в этот важнейший для нашей страны сектор экономики иссякнут. И без того риск финансирования геологических исследований изначально высок.

    - Каковы результаты их поисков?

    - Информация о работе частных геологоразведочных компаний регулярно поступает в Госгеолагентство, но она является конфиденциальной. Конечно, положительные результаты есть, хотя "уранового Кумтора" пока не предвидится. В основном подтверждаются результаты поисков советских геологов, которые прогнозировали открытие здесь средних и мелких по запасам урана месторождений, вполне достаточных для оптимальной загрузки гидрометаллургического завода КГРК. В этом году между Национальной корпорацией "Казатомпром" (Казахстан) и КГРК подписано соглашение о возобновлении поставок уранового концентрата на Кара-Балтинский комбинат. И если к этому прибавятся поставки своего урансодержащего сырья, увеличится количество рабочих мест в горной промышленности республики, занятость местного населения, будут построены новые ЛЭП, дороги, поселки, больницы и школы, то разве от этого станет хуже?

    Беседовала Елена МЕШКОВА.


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/19273/


Распечатать:  “Урановый Кумтор” пока не нашли РаспечататьОставить комментарий:  “Урановый Кумтор” пока не нашли Оставить комментарий

Посмотреть комментарии:  “Урановый Кумтор” пока не нашли Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.8300

EUR 79.7354

RUB   1.0579

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007