Распечатать: Мычание в зоне РаспечататьОставить комментарий: Мычание в зоне Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Мычание в зоне Посмотреть комментарии

22 мая 2007

ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ

Мычание в зоне

    Бодрое мычание, столь непривычное для мест не столь отдаленных, с утра доносилось со двора колонии-поселения за номером двадцать шесть. Расположена она в селе Молдовановка по соседству с печально известными тридцать первой и двадцать седьмой колониями.

    Во времена Советского Союза именно на территории этих заведений располагалась "ударная" промзона. Зэки трудились не за страх, а за совесть: изготавливали сиденья для автосалонов, причем продукция была столь высокого качества, что ее поставляли на экспорт.

    Словом, жизнь за решеткой кипела. Сейчас картина взору предстает иная. Вместо процветающих "колючих" заводов - заржавелые конструкции некогда мощных предприятий, гниющие куски арматуры и полуразвалившиеся кирпичные стены.

    - Мы исходим из реалий нашего государства и колоний, - говорит Эльмурат Молдобаев, заместитель начальника ГУИН. - Производство в том виде, каким оно было раньше, нам не поднять. Но мы можем освоить сельское хозяйство. Осужденному трудотерапия просто необходима.

    Ежегодно исправительная система получает из бюджета всего 30% от своих потребностей. Содержание же осужденного влетает в копеечку. Трехразовое питание плюс медикаменты, если речь идет о больном туберкулезом, обходится в 29 сомов, а нужно затрачивать 43. При этом в Кыргызстане 17 тысяч осужденных. Многие из них отбывают наказания за тяжкие преступления, а это от десяти лет и выше.

    - Раньше заключенные сами себя обеспечивали, - продолжает Молдобаев, - не сидели на шее у государства. Сегодня же наши зэки отправляются на зону, как на курорт. Правильно, три раза в день кормят, спать есть где, работать не надо. Малина, а не жизнь.

    В прошлом году, как раз в мае, на грант в размере 17 миллионов сомов, выделенный правительством Германии, в колонии-поселении № 26 решили создать фермерское хозяйство. Светлая мысль пришла в голову начальнику учреждения Абдраиму Досалиеву. Кстати, до сего момента сам глава администрации, равно как и его коллеги по цеху, имели о сельском хозяйстве весьма смутное представление. Но коли деньги выделили, их нужно реализовать. К тому же существует отдельное соглашение между правительствами Кыргызстана и Германии, согласно которому долг нашего государства немецкому народу может быть реструктуризирован, но только при условии, что эти деньги будут направлены на улучшение условий содержания в колониях, где пребывают ныне больные туберкулезом. Решили начать с колонии-поселения № 26. Здесь, правда, нет страдающих этим страшным недугом, но сама колония соседствует с зонами, где содержатся те, у кого в легких прочно засела палочка Коха. А в КП-26 направляются заключенные, совершившие преступления по неосторожности, к примеру, участники ДТП, и "переводники" из других колоний. За хорошее поведение начальство решило их поощрить. Этим заключенным осталось отсидеть всего ничего. Но зато на волю выйдут с новой профессией и накопленным капиталом. Труд зэка оплачивается по закону. Доярка получает 1200 сомов, а скотник - 1000. Конечно, на руки полную сумму осужденным не выдают. Отчисляют лишь на одежду и питание. Оставшиеся же накопленные средства они положат в карман, как освободятся. Так что покинут застенки не только с чистой совестью, но и с тугим кошельком.

     - Мы отремонтировали коровник, закупили скот. Я сельский, - рассказывает начальник КП-26, - хоть корову живьем видел, а другие сотрудники колонии - лишь на картинках.

    Кстати, сам контингент тоже не может похвастаться близким знакомством с буренками.

    А в специализированном коровнике уже 80 голов, кроме того, имеются 160 овечек и 20 свиней. Так что профессии доярок, зоотехников и даже ветеринаров пришлось осваивать буквально на ходу.

    Осужденная Белла Баноева прежде боялась к корове и на километр подойти. Теперь со своими рогатыми подругами на "ты". Она доярка с полуторалетним стажем. В прошлом году даже попробовала себя в роли ветеринара. Пришлось у пестрой крикуньи Звездочки роды принять.

    - Мы никогда не держали скот, - рассказывает Белла, - поэтому я и доить-то корову не умела и, честно говоря, даже не знала, как это делается. Но научилась быстро. Когда выйду, пойду на ферму работать. У меня на воле сын остался, в этом году двенадцать лет исполнилось.

    Беллу, как и остальных двадцать женщин, перевели в КП из женской колонии, что в селе Степном. Среди них и восточная красавица Юля - "Мисс Очарование- 96" на конкурсе красоты в Узбекистане. Мотает срок за мошенничество.

    Юля на ферме редкая гостья. Она дежурит на кухне. Но не потому, что плохо себя ведет, за что получает от начальства три наряда вне очереди в кашеварне. Вовсе нет. Красавица обожает готовить. А плов Юле удается особенно хорошо.

    - Моя визитная карточка - это мои яства. Выйду через полгода, устроюсь в чайхану поваром, - говорит она, - сейчас хоть мясо свое появилось. А то обычно не дождешься. Приходилось голый рис с морковью готовить. А это уже не плов, а какая-то похлебка получается.

    КП-26 обеспечивает с лихвой мясом и молоком не только себя, но и соседям в обязательном порядке поставляет, причем абсолютно бесплатно.

    - По триста литров каждый день отвозим в тридцать первую и двадцать седьмую, - говорит Досалиев, - вообще планируем года так через два уже шесть тысяч коров завести. За рабочие руки не беспокоимся, уж чего-чего, а этого на зонах хватает.

    Своего транспорта для доставки молочных продуктов КП-26 не имеет. "КАМАЗом" служит осел по кличке Торнадо. Каждое утро длинноухий развозчик с пристегнутой тележкой, груженной канистрами с молоком, движется по уже изученному маршруту.

    Кроме сельского хозяйства имеется и приусадебное. И это не конопляные делянки, как в других колониях, замаскированные под грядки со скороспелыми томатами, а самые настоящие аллеи яблонь и груш. Успевай только обрезать вовремя да урожай снимать.

    - Мы хотим постепенно перейти на самофинансирование, - говорит зам. начальника ГУИН, - если развить хозяйство и в каждой колонии поставить это на поток, то осужденные смогут сами себя содержать. Спасибо спонсорам. Вот в шестнадцатой, к примеру, китайцы намереваются кирпичный завод построить, зэки там будут кирпич выжигать. Так что шаг за шагом, но мы реформируем пенитенциарную систему, не придется нам больше с протянутой рукой стоять.

    Сегодня в колонии-поселении № 26 трудятся на ферме 200 осужденных. Бить баклуши здесь не в чести, можно в штрафной изолятор загреметь. Так что работают исправно. А начальство уже строит планы на следующую весну. Собираются пруд расчистить на территории колонии. Некогда здесь водилась рыба. Теперь илистыми лабиринтами брезгуют даже лягушки.

    - А что? - восклицает Досалиев, - вот так станем карасей поставлять на продажу. Рыбешкой и сами к тому же баловаться будем.

    Словом, эта колония-поселение не бедствует. Но учреждений подобного типа в республике насчитывается девятнадцать. Там о фермах да угодьях лишь мечтают. Нет денег, нет и работы. 

    Дарья МАЛЕВАНАЯ.

    Фото Владимира ПИРОГОВА.

    


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/18552/


Распечатать: Мычание в зоне РаспечататьОставить комментарий: Мычание в зоне Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Мычание в зоне Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.2467

EUR 81.0325

RUB   1.0334

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007