Распечатать: Обычная жизнь Тани Захаровой РаспечататьОставить комментарий: Обычная жизнь Тани Захаровой Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Обычная жизнь Тани Захаровой Посмотреть комментарии

19 января 2007

КАРЬЕРА

Обычная жизнь Тани Захаровой

    Она педагог–психолог, преподаватель английского языка. Ее уважают родители и обожают дети.
    “Тетя Таня — необыкновенная учительница, — уверен одиннадцатилетний Атай. — Она самая лучшая: умная, добрая, терпеливая, а еще она очень красивая”.
    — Что вы, — смеется Татьяна. — Я самая обычная. Просто очень люблю детей. И, наверное, не так замотана жизнью, как, например, школьные учителя. Поэтому для меня каждый урок — это творчество, удовольствие от общения с детьми.
    — Конечно, она — обычная девчонка, — согласен Владимир Никитич Захаров, отец Тани и ее главный помощник. — Ну, может быть, более целеустремленная, чем другие в двадцать шесть лет. А в остальном все как у всех. Она, как и положено в этом возрасте, мечтает, стремится к чему–то неизведанному, экспериментирует. Много общается с друзьями, иногда ленится, а иногда работает так, что приходится останавливать.
    Родилась Таня нормальной здоровой малышкой, с небольшой родинкой у позвоночника. Когда девочка стала делать первые шаги, пятнышко начало расти. Врачи настаивали на удалении родинки. “Это простая процедура”, — убеждали они родителей…
    После операции общее состояние Тани резко ухудшилось, а самое страшное, у нее парализовало нижнюю часть тела. Врачи лишь развели руками: “Вероятно, это врожденный дефект. Поломка на генетическом уровне”.
    — Диагноз поставили, когда мне было уже пять лет, — говорит Татьяна. — Дистрофия чего–то там, сейчас уже неважно, чего. Родители долго не сдавались. Таскали меня по разным врачам. Те лечили всевозможными способами, даже болевым шоком пытались заставить мои ноги работать. После этого, с позволения сказать, лечения я впала в состояние клинической смерти. Вернувшись с того света, поняла, что у меня отнялась еще и левая рука, а также деформировалась челюсть.
    — То есть у вас работают только правая рука и голова?
    — Еще прекрасно работает язык. Вообще он у меня подвешен что надо. Но главное, конечно, это мои мозги. Ведь, в конце концов, именно мозги отличают нас от животных и других людей.
    — А у вас нет обиды на судьбу? Чувства, что жизнь обошлась с вами несправедливо?
    — Я просто не задаю себе такого вопроса. К чему тратить время на бесплодные размышления? Воспринимаю жизнь как объективную действительность. И если Богу было угодно сделать меня такой, значит, на то были особые основания.
    — Вы верите в Бога, значит ли это, что считаете, что наша жизнь предопределена?
    — Нет, мы сами творцы своей судьбы. Каждый из нас волен выбирать, по какому пути пойти.
    — Но вы ограничены в своем выборе.
    — А кто не ограничен? Знаете, я очень не люблю слово “инвалид”. Не потому, что общество считает нас ущербными. Очень часто происходит наоборот. Человек говорит сам себе: “Я инвалид. Меня все должны жалеть”. После этого опускает руки и ждет повышенного внимания и бережного обращения. А этого не происходит, потому что на самом деле все живут своей жизнью и, по большому счету, интересуются только собой.
    — И как вы делали свой выбор?
    — О, хотела быть бизнесменом, маркетологом… А потом просто реально оценила ситуацию. Кем я могу работать? И решила стать педагогом–психологом. Поступила в Бишкекский филиал Московского психолого–социального университета. Учеба в вузе была очень важным периодом в моей жизни. Именно там я поняла, что мне никто ничего не должен, но и я никому ничего не должна. В вузе мне впервые пришлось бороться за право получить образование и вообще за свое право быть. Но зато там же я познакомилась с Лилией Михайловной Кацевой. Она преподавала у нас психологию и культуру речи. Именно Лилия Михайловна помогла мне понять, чего я хочу. Во многом благодаря ей я научилась идти к своей цели.
    — А как вы учили английский язык?
    — Как все. Сначала ходила в среднюю школу № 11. Конечно, это я только говорю, что ходила. На самом деле меня привозил и отвозил папа. А по школе таскали мои одноклассники. Мы очень любили друг друга. Потом мне стало тяжело сидеть за партой. И я стала учиться дома. Учителя приходили ко мне и учили всему, что знают сами. Я до сих пор благодарна им всем. В вузе продолжила изучение языка. Потом это стало моей профессией, но не сразу. Сначала я зарабатывала тем, что продавала свои картины.
    — Вы еще и рисуете?
    — С тринадцати лет. Ко мне пришла замечательная женщина — Юлиана Владимировна Оболенская, которая где–то про меня услышала, и сказала: “Я буду учить тебя рисовать”. Затем мое мастерство оттачивала Валентина Андриановна (к сожалению, не помню ее фамилии). Сейчас я член Союза художников КР. Когда–то даже думала поступать в Академию художеств. Но потом поняла, что это не мое. Кстати, со своими учениками я и рисованием занимаюсь. Это развивает воображение. Недавно выставку детских рисунков удалось организовать.
    — Вы оптимистка?
    — Скорее, реалистка. Это значит, что не витаю в облаках, а живу обычной жизнью. Работаю, читаю книги, рисую, посещаю церковь, бываю на рок–тусовках, много общаюсь с друзьями. Вообще люди — главное в моей жизни. С ними мне везло всегда. У меня замечательные родители — мама Светлана Васильевна и папа Владимир Никитич. У меня были прекрасные преподаватели, а сейчас есть отличные ученики. А какие у меня друзья! Они очень разные, но все потрясающе интересные. Среди них есть и кандидаты наук, и простые строители. Благодаря им я живу нормальной жизнью. Думаю прежде всего о дне сегодняшнем. Ну и, конечно, немного о завтрашнем.
    — И каким видите свое будущее?
    — Хочу уехать в США. Мне кажется, что там лучше смогу реализовать себя. Здесь я могу зарабатывать лишь частными уроками и продажей своих картин. Большинство сфер деятельности для меня закрыто. Все мои попытки устроиться на работу заканчиваются ничем. Нет, меня не обижают и уж тем более не оскорбляют. Внимательно выслушивают, улыбаются. Потом говорят: “Ты классно знаешь английский и вообще такая клевая и хороший специалист, но, извини, ты нам не подходишь”. А в Америке все по–другому. По крайней мере, я думаю, что там смогу заработать много денег.
    — Миллион?
    — Нет, миллиона мало. Мне надо гораздо больше.
    — Зачем?
    — Чтобы вернуться в Бишкек и открыть частную школу.
    — Для одаренных детей?
    — Я работаю с ними много лет и знаю точно: неодаренных детей не бывает. Просто у нас современная система образования не позволяет развить способности каждого. Я хочу изменить ситуацию. Более того, знаю, как это сделать. Но для этого нужны деньги.
    — Вы работаете только с
    детьми?
    — Есть и взрослые, которым нужно выучить язык быстро и ради конкретной цели. Как–то занималась с мужчиной, который попросил научить его английской нецензурной лексике. Так и сказал: “Научи меня английскому мату, мне хватает”. Но детей среди моих учеников больше. Просто мне нравится учить именно их.
    — Как удается сохранять оптимизм и веру в лучшее?
    — Я очень люблю такую легенду. У одного могущественного и грозного султана был старый садовник, которого никто никогда не видел грустным. “Чему ты радуешься, — спросил однажды султан, — ведь ты старый, бедный человек?” — “Наше сердце — это маленький дом, — ответил старик, — и от нас зависит, что пускать туда — радость или печаль”. Тогда султан решил проучить садовника. Он отдал ему великолепный рубин и велел беречь его как зеницу ока. Затем султан наказал своим людям выкрасть драгоценный камень и бросить его в море. Когда садовник обнаружил пропажу, он понял, что ему не избежать расправы. Он купил двенадцать рыб, собрал всех своих друзей и устроил грандиозный пир. И никто из присутствующих не догадывался, что садовник прощается с ними. Старик и его гости пели песни, смеялись и ели рыбу. И когда они разрезали последнюю, двенадцатую рыбу, то обнаружили в ней рубин султана. Старик отдал драгоценность своему повелителю, и тот воскликнул: “Ты прав, только от нас зависит, чем мы наполним свою жизнь — радостью или печалью”.
    В моей жизни был очень тяжелый период, но это было давно, когда я еще не знала, как выглядит черная полоса. Теперь я это знаю. И когда на моем горизонте возникает печаль, я просто закрываю перед ней дверцы своего сердца.
    Наталья ТИМИРБАЕВА.
    Фото Владимира ПИРОГОВА.

    


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/16934/


Распечатать: Обычная жизнь Тани Захаровой РаспечататьОставить комментарий: Обычная жизнь Тани Захаровой Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Обычная жизнь Тани Захаровой Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.3273

EUR 80.7871

RUB   1.0166

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007