Распечатать: Что оставим в прошлом РаспечататьОставить комментарий: Что оставим в прошлом Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Что оставим в прошлом Посмотреть комментарии

5 января 2007

ЭКОНОМИКА

Что оставим в прошлом

    Вот и закончился 2006 год. Отзвучали куранты, отзвенели бокалы, отгремели салюты и фейерверки, отшумели застолья с тостами и поздравлениями. Оторваны первые листки нового календаря. Можно подвести итоги года минувшего и поразмышлять о проблемах и перспективах года наступившего.
    Помнится, провожая 2005 год, мы отмечали, что объективно он не мог быть успешным в экономическом плане. Слишком много было потеряно времени. И выражали надежду, что наступивший 2006 год будет удачным во всех отношениях. Тогда казалось, что уже ничто не помешает стране успешно двигаться вперед по пути реформ.
    Не получилось. Вновь сработало правило: общественная жизнь и экономика полны противоречий и парадоксов.
    Победа мартовской революции породила иллюзию, что если еще немного поднажать, чуть–чуть прибавить обороты, особенно в борьбе с коррупцией и теневой экономикой, достижения будут более впечатляющими.
    В действительности ушедший год выдался одним из наиболее непростых для Кыргызстана во внутриполитическом отношении, что не могло не сказаться на экономике, на хозяйственных делах. Главные сложности проистекали из искусственно нагнетаемых страстей группы политиков, которые, находясь в свое время среди лидеров оппозиции первому президенту А. Акаеву, после победы мартовской революции оказались обойденными достойными (как им кажется) их роли и вклада почестями, а главное, местами на пирамиде власти. Обиженные и оскорбленные, они срочно сгруппировались в новую оппозицию, к которой примкнул и кое–кто из вчерашних сторонников свергнутого президента.
    Разумеется, лидеры оппозиции прекрасно понимают: заяви они открыто и прямо о своих коренных интересах, никто из здравомыслящих людей за ними не пойдет. Для выхода на митинги и марши протеста нужен более веский довод. В наших условиях — это, естественно, много раз переделываемая и подогнанная, как фрак, под первого президента Конституция.
    В том, что в нашем случае Основной закон оказался лишь удобным предлогом для борьбы за власть и разменной монетой в политической игре, убеждает то, как и в каких условиях он принимался и каким оказался в результате.
    Принятие в пожарном порядке новой редакции Конституции страны наводит на весьма серьезный и вместе с тем грустный вывод: к согласию и компромиссу противоборствующие стороны пришли, руководствуясь не столько идеями развития и процветания государства и интересами общества, сколько инстинктом самосохранения. Сегодня становится все более очевидным, что столь поспешное соглашение, достигнутое между властью и оппозицией в ночь с 8 на 9 ноября, было обессмыслено неясностью и невразумительностью последующих действий как с той, так и с другой стороны.
    Как и следовало ожидать, достигнутый компромисс не ликвидировал политический кризис и разногласия, а лишь затушевал их на весьма непродолжительное время. Не прошло и двух месяцев, а оппозиция вновь заявила о своей готовности выйти на очередной бессрочный митинг. Нам же остается сожалеть, что лидеры оппозиции не могут уяснить одной простой истины — они уже в 2006 году исчерпали собственный потенциал дестабилизации. Сегодня не только кыргызстанцам, но и внешним силам становится совершенно очевидно, что современная оппозиция в Кыргызстане дефектна и маловразумительна. Она не имеет ни сколько–нибудь понятной программы, ни толковых идей, ни ярких и авторитетных лидеров, ни достойных сил в гражданском обществе. Сил в качестве поддержки и опоры, которые бы выходили на митинги и марши протеста не за плату, не за каждодневную чашку плова и шурпы, не из меркантильных соображений, а действовали сообразно личным принципам и идеям.
    Кстати, возможно, ошибаюсь, но все явственнее замечаю, что увлечение оппозиции стихией митинговщины, стремление к внутренней дестабилизации начинают уже сильно раздражать не только кыргызстанцев, но и наших ближайших соседей и даже дальних партнеров по Содружеству и инвесторов. Впрочем, как раздражает в этой ситуации и паралич власти, отсутствие взвешеннных адекватных действий президента и правительства. Именно адекватных, а не спонтанных, не судорожных и не поддающихся подчас пониманию с точки зрения логики и здравого смысла.
    Положение усугубляет то, что в то время как в интересах дела необходим поиск компромисса и согласования позиций, лидеры оппозиции сознательно идут на обострение конфронтации. Вместо стабильности развития, стабильности взаимопонимания и согласия мы наблюдаем стабильность эскалации напряженности. Практика же многократно доказывала, что подобная ситуация в коридорах власти создает угрозы благополучию государства и общества.
    Размышляя над тем, почему многие страны СНГ справились с трудностями переходного периода и встали на путь заметного экономического роста за 4—5 лет, тогда как нам не удалось сделать это и за срок втрое больший, вижу комплекс разных обстоятельств и далеко не в последнюю очередь то, что наше общество в одном случае чересчур доверилось первому президенту, слепо вручив ему всю полноту власти, а во втором, наученное горьким опытом, оно чуть ли не с первых шагов второго президента стало вязать его по рукам и ногам.
    К примеру, никогда страна не была так взбудоражена перспективой списания части внешнего долга, как это произошло с инициативой HIPC. Считаю нужным сказать, что пишу об этом не как сторонник или противник данной инициативы. Просто приглашаю поразмышлять над фактом как таковым. Если в феврале 2005 года списание долга Парижским клубом было преподнесено как выдающаяся победа Акаева, то в последнюю четверть 2006 года противники тандема Бакиев — Кулов, еще по сути совершенно ничего не зная об условиях присоединения к HIPC, повели на него бешеную атаку. Главный довод противников — не дадим закабалить страну. Хотя по здравому размышлению, о чем речь, если Кыргызстан за годы правления Акаева погряз в такой долговой кабале, что этот тяжелый крест будут нести не только наши дети, но и внуки.
    Ведь по прогнозам МВФ, если все оставить как есть, то к 2008 году (период расцвета нынешних наиболее активных противников вступления Кыргызстана в HIPC) внешний долг республики вырастет почти до 4 млрд. долларов. И если это не пожизненная кабала этого поколения, то что в таком случае это такое?
    Здесь считаю уместным сказать вот о чем. В том, что рыночные реформы в Кыргызстане начали изначально пробуксовывать и страна за 15 лет продвинулась по пути к ним крайне незначительно, в немалой степени повинен, как это ни покажется кому–то странным, МВФ.
    Этот влиятельный международный финансовый институт давно подвергается в разных странах серьезной и вполне обоснованной критике. Специалисты и независимые аналитики считают, что на данном этапе МВФ — это сильно политизированная бюрократическая организация, которая при оказании финансовой поддержки большей частью руководствуется не столько финансовыми и экономическими, сколько политическими критериями.
    Для меня совершенно очевидно, что, предоставляя режиму Акаева льготные кредиты на так называемые реформы в финансово–банковском секторе и поддержание национальной валюты, МВФ тем самым искусственно создавал правительству первого президента достаточно комфортные условия в ситуации, когда комфортом ни по каким меркам и не пахло. На деньги фонда Акаев покупал не возможность успешного проведения реформ, оздоровление сома и укрепление экономики, а лишь отсрочку от проведения настоящих реформ и подлинного развития. В итоге деньги были разворованы, проедены, профуканы, время потеряно, ситуация объективно ухудшилась, реформы завязли в зыбучих песках.
    Таким образом, предоставляя Кыргызстану огромные, непосильные для его экономики кредиты, МВФ не способствовал проведению реформ, а тормозил их, сбивал инвестиционные ориентиры, путал рыночные программы. В результате у бизнеса и населения страны было сильно подорвано доверие к отечественным банкам и финансово–экономическим реформам, да и к самой власти в целом.
    Недоверие бизнеса и населения власти ярче всего проявилось в дни бессрочного митинга оппозиции 2—8 ноября. Наученные горьким опытом постреволюционной мартовской ночи вакханалии и мародерства, многие предприниматели и рядовые граждане усиленно вооружались, готовясь с оружием в руках дать отпор бандам погромщиков и расхитителей, если таковые вдруг появятся.
    Наступивший год требует оставить в прошлом бездействие и пассивность, имитацию реформ, превалирование частных и локальных интересов над общенациональными. Чтобы идти вперед, нужны не противостояние и конфронтация, а общенациональное согласие. Это тем более необходимо, потому что 2007 год призван войти в историю Кыргызстана как год Бишкекского саммита ШОС. И надо провести этот саммит так, чтобы не было всем нам перед лицом мирового сообщества стыдно.
    Вячеслав ТИМИРБАЕВ.

    


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/16790/


Распечатать: Что оставим в прошлом РаспечататьОставить комментарий: Что оставим в прошлом Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Что оставим в прошлом Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 68.8080

EUR 81.1487

RUB   1.0386

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007