Распечатать: Китай совсем рядом и Китай далеко РаспечататьОставить комментарий: Китай совсем рядом и Китай далеко Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Китай совсем рядом и Китай далеко Посмотреть комментарии

26 декабря 2006

РЕГИОН

Китай совсем рядом и Китай далеко

    Весь мир сегодня пристально следит за тем, как стремительно прогрессирует Китайская Народная Республика практически во всех областях экономики. Не случайно эксперты предсказывают, что недалек тот день, когда самое большое социалистическое государство, не изменившее своего идеологического курса, в отличие от других стран бывшего соцлагеря, станет самым сильным, богатым и влиятельным. Семимильные шаги, которыми идет вперед Китай, одним внушают страх, у других вызывают уважение и восхищение. Можно по–разному относиться к успехам Поднебесной, но одно бесспорно — учиться, перенимать опыт у китайцев нам, соседствующим с ними, необходимо, чтобы совсем не отстать. А дружить и сотрудничать — сам Бог велел.
    С Чрезвычайным и Полномочным Послом КНР в Кыргызстане господином Чжан Яньнянем, не скрывающим своей искренней симпатии к нашей стране, мы беседовали именно об этом.

    — После развала Союза первой страной, которую открыли кыргызские коммерсанты, был Китай. Торговле до сих пор принадлежит приоритетная роль в экономических отношениях между нашими странами, но какие еще направления вы бы выделили?
    — Прежде чем говорить о приоритетных отраслях, мы должны исходить из анализа положения дел в экономике двух государств. В Китае она развивается таким образом, что, с одной стороны, мы запускаем спутники в космос, с другой — народ ездит на велосипедах. Такая вот разительная несбалансированность. С точки зрения регионального развития, если на востоке страны уровень жизни примерно как в Европе, то на западе Китая люди живут достаточно бедно. В этом отношении наши страны похожи: у вас также одни регионы более развиты, другие — менее.
    Приоритетные направления определяются народом и правительством. Приведу пример: развитие гидроэнергетики занимает большое место в народном хозяйстве и в вашей стране. В КНР построен самый современный и самый крупный в мире гидроузел. Если руководство Кыргызстана изъявит желание поработать с нами в этой области, то мы располагаем возможностями, нужными технологиями и готовы к сотрудничеству. О том, что мы умеем возводить гигантские плотины и гидроэлектростанции, говорит пуск в эксплуатацию крупнейшего в мире гидроузла “Санься”.
    Другой пример: правительство Кыргызской Республики назвало сельское хозяйство приоритетным и попросило помочь фермерам с обеспечением техникой. В самые короткие сроки из Китая были поставлены сельскохозяйственные машины. Поэтому, несмотря на несбалансированность нашей экономики, мы располагаем возможностями для сотрудничества в разных отраслях и, повторюсь, всегда готовы участвовать в совместных проектах.
    — Коротко познакомьте читателя с основными макроэкономическими показателями.
    — Масштабы нашей экономики достаточно внушительные. По итогам 2005 года объем ВВП составил 2 триллиона 3,300 миллиарда долларов. За период реформ среднегодовой рост составлял примерно 9,6 процента. А объем внешнеторгового оборота перешагнул рубеж триллиона долларов в год.
    — А как растет торговля между нашими странами?
    — Она развивается достаточно быстро. И в этой области мы можем еще много сделать. Я приехал в Кыргызстан в августе 2003 года, тогда, по нашим данным, в 2002 году товарооборот между КНР и Кыргызстаном составил 200 млн. долларов. В 2003–м — уже 300 млн., в 2004–м — 600 млн., в прошлом году — 970 млн., а в этом году мы преодолеем рубеж в один миллиард долларов.
    Между тем замечу, что часть товаров из нашей страны оседала в республике, другая часть транзитом перевозилась дальше в другие регионы Центральной Азии и России. Следовательно, используя свое географическое положение, Кыргызстан может служить мостиком между КНР и другими странами.
    У нас ведь есть еще ШОС, в рамках которой развиваются многосторонние отношения. Так, намечена реализация таких проектов, как строительство магистрали Китай — Кыргызстан — Узбекистан, автодороги, которая соединит наши три государства, возведение цементного завода. Поскольку политические связи развиваются на высоком уровне, это и есть прочный фундамент для экономического сотрудничества.
    Как известно, КНР определила свою внешнюю политику как политику, направленную на мирное развитие и сотрудничество, на стабилизацию, укрепление добрососедских отношений с сопредельными странами. на соразвитие и сопроцветание. Поэтому если рассматривать наши отношения с разных точек, то ситуация очень благоприятная.
    — Насколько мне известно, перед вашей страной тоже стоит проблема преодоления бедности. Как вы умудряетесь бороться с ней и в то же время столь сильно прогрессировать? Больше 10 лет Кыргызстан решает проблему бедности — выравнивания регионов и не может с ней справиться.
    — Проблема борьбы с бедностью так же остро стоит перед Китаем, это очень сложная и трудная задача. Население огромное — миллиард 300 миллионов человек, из них 70 процентов населения — сельское. Какая–то часть его проживает в отдаленных горных районах. В начале проведения политики открытости, по нашим подсчетам, за чертой бедности проживали примерно 300 млн. человек. Отчет идет с 1978 года.
    В результате кропотливой работы нам удалось сократить это число до 23 млн. человек. Это абсолютные цифры, и этот результат дался нам с трудом. Каждый гражданин приложил для этого большие усилия. Был реализован большой пакет программ мероприятий по сокращению бедности. Первое, что мы сделали при составлении экономических планов — учли специфику каждой конкретной местности. Немного предыстории. В 70–х годах у нас лучше развивалось сельское хозяйство и тогда требовалось, чтобы все регионы сеяли зерновые культуры, потому что население у нас большое и его нужно кормить. Но такая директива не учитывала, что в одних регионах можно сеять пшеницу, в других она просто не приживется. Новая политика уже учитывала специфику каждой местности — это отказ от бездумного посева зерновых в пользу развития лесного хозяйства, пастбищ и развития водного хозяйства. Речь идет о рациональном использовании природных богатств.
    — При правлении Никиты Сергеевича Хрущева в СССР проводился эксперимент — всеобщая кукурузация страны.
    — Так мы же у вас учились (смеется). Советский Союз ведь был нам как старший брат. Что касается нашей политики, то в ее рамках предусматривается субсидирование отсталых регионов. Допустим, если крестьянин отказался сеять зерновые в пользу леса, но пока деревья подрастут, ему надо было как–то прокормить себя и семью. Для этого правительство выделяет средства на существование до тех пор, пока лес не вырастет и деревья можно будет рубить и продавать.
    Кроме того, крупные предприятия из собственной выручки часть прибыли перечисляют в фонд поддержки отдаленных регионов. Еще пример: развитые восточные регионы брали под свое шефство западные районы, определенные местности и помогали им. Наш МИД взял под свою опеку два уезда на юге Китая. Обязанность министерства — помогать им деньгами, привлечь туда передовые технологии, инвестиции
    и т. д.
    Следующий момент, когда принимали одиннадцатую пятилетку на XVI съезде партии, было принято решение об освоении запада страны. И в рамках этой программы предусмотрены огромные преференции. Кроме всего прочего, была реализована программа миграции — из удаленных и горных районов людей переселили на равнину, чтобы снять остроту проблемы. В борьбе с бедностью очень важно уделять внимание тому, чтобы район или местность снова не попали в разряд отсталых. Работы в этой части еще немало, сегодня остаются 23 миллиона бедных в городах, есть слабо защищенные граждане — примерно 20 млн. человек.
    — Кого вы относите к этой категории населения? Какой доход нужен для этого?
    — У нас по регионам существует разный стандарт, по которому определяется бедность для города и деревни и отдельно взятого региона. Если доход отдельного человека ниже этого показателя, то социальные службы должны помочь ему. Несколько лет назад в Пекине было 700–800 юаней в месяц — это примерно сто долларов. В КНР еще проживают 60 млн. человек, считающиеся инвалидами, которые также нуждаются в государственной поддержке. Закругляясь, скажу, что для решения этих проблем нужна мирная обстановка внутри страны и вокруг нее. Мы в этом сильно заинтересованы.
    — Можно узнать, какова средняя продолжительность жизни китайцев?
    — Мужчины живут 70 лет, если мне память не изменяет, а женщины — 74 года.
    — А уровень безработицы?
    — Власти испытывают сильное давление по вопросу трудоустройства. В ходе наших экономических преобразований была проведена структурная реформа, проделана большая работа по трудоустройству высвобожденных людских ресурсов. Часть из тех, кого сократили, направили на другие предприятия и стройки, часть безработных прошли переподготовку. В городе мы делаем упор на развитие сфер услуг, в том числе бытовых. В селе также есть избыточная рабочая сила. Тут предусмотрены две программы — по урбанизации и направлению безработных из села в город на строительные работы и создание инфраструктуры. Руководство страны трезво оценивает ситуацию в этой области и старается проводить разумную политику.
    Высокий темп экономики предоставил широкие возможности для трудоустройства людей и тем самым обеспечил стабильность в обществе. С другой стороны, стабильность способствует развитию экономики. С 1989 года видные западные экономисты неоднократно предсказывали коллапс нашей экономики, но уже столько лет мы живем и здравствуем. А все потому, что в полной мере о положении в Китае может знать только китаец. Недавно МВФ проводил конференцию, и там, когда речь коснулась нас, был сделан прогноз, что к концу года рост экономики Китая достигнет 10 процентов. Что же, это вполне реальная цифра.
    Мы стараемся проводить самостоятельную политику, не поддаваться влиянию извне, сосредоточить все свои усилия на решении собственных проблем. Помните финансовый кризис 1998 года в Юго–Восточной Азии? Тогда все предсказывали большую девальвацию юаня, но мы на этот шаг не пошли, а, наоборот, поддержали свою национальную валюту, чтобы стабилизировать ситуацию в Азии, потому что твердо уверены в том, что должны соразвиваться с другими. В этом мы видим выгоду для всех.
    И только таким образом можно обеспечить устойчивость. На нас оказывают давление, чтобы мы подняли курс юаня. Да, Китай в прошлом году внес коррективы в его курс, но исходя из собственных потребностей. Некоторые западные страны, имея большой дефицит бюджета, хотели бы за наш счет решить свои проблемы, но мы этого не позволим.
    — У вас достаточно хороший опыт по привлечению иностранных инвестиций. Раскройте секрет, что так манит зарубежные компании в Китай?
    — Наша страна на этом пути прошла несколько этапов. С 1978 по 2005 год суммарный объем инвестиций, вложенных в экономику КНР, составил 660 млрд. долларов. Иностранные предприниматели создали 570 тысяч предприятий. В этом году за 8 месяцев объем инвестиций по контрактам превысил 80 млрд. долларов, а освоенных — около 30 млрд. В начале этого пути инвестиции шли от наших соотечественников, проживающих за рубежом. Потом был приток денег из Гонконга, Тайваня и Макао, тоже от соотечественников. Доля таких инвестиций занимала 80 процентов от общего объема. А уже после того как во всем мире увидели, что у нас все работает стабильно, крупные предприятия Запада стали вкладывать капитал в китайскую экономику. Почти 500 крупнейших компаний мира имеют у нас производственную базу и филиалы. Я глубоко уверен, для притока инвестиций, во–первых, нужна стабильность. Во–вторых, правовая база. В–третьих, собственная экономика должна быть сильной и динамично развиваться.
    — Вы предоставляете какие–либо льготы для иностранных инвесторов?
    — Вначале им предоставлялись большие преференции, обеспечивали инвесторов всей инфраструктурой для ведения бизнеса: подводили электричество, водоснабжение, дороги. Но со временем постепенно стали пересматривать сроки освобождения от налогов. Сейчас разница условий для отечественных и иностранных инвесторов сужается.
    — Расскажите о том, как вы искореняете коррупцию. Для нашей страны это зло — один из главных тормозов развития не только экономики, но и общества в целом.
    — В Китае существуют жесткие законы, принятые парламентом, существуют жесткие административные меры, есть партийные организации. Внутри КПК работает дисциплинарный комитет, который осуществляет надзор за поведением высших партийных руководителей. Такая вертикальная система осуществляет контроль сверху донизу. Каждый гражданин, член партии, если у него есть факты на кого–то, может обратиться в комитет с жалобой. В случае подтверждения его слов, дело передается в прокуратуру, которая через суд накажет коррупционера по всей строгости закона. Перед законом у нас все равны.
    — Господин посол, посвятите нас в свою жизнь.
    — Я родился в местечке, что в центре Китая. Это на реке Янцзы. Окончил Пекинский институт иностранных языков, который сейчас стал университетом, потом была служба в МИД. С тех пор прошло 30 лет, и половину из них я провел за границей — в посольстве Китая в СССР, потом в России, на Украине, в Армении и теперь в Кыргызстане. Супруга на пенсии, есть дочь, которая проходила недавно стажировку в МГУ и сейчас работает в Пекине. По утрам немного бегаю, играю, если выпадает время, с женой в настольный теннис. В вашей красивой стране мне нравится все: климат, люди, природа. В канун Нового года хотел бы пожелать народу дружественного Кыргызстана счастья и благополучия.
    Лариса ЛИ.
    Фото автора.

    


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/16711/


Распечатать: Китай совсем рядом и Китай далеко РаспечататьОставить комментарий: Китай совсем рядом и Китай далеко Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Китай совсем рядом и Китай далеко Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.8473

EUR 78.4769

RUB   1.0320

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007