Распечатать: Директор фабрики чемпионов РаспечататьОставить комментарий: Директор фабрики чемпионов Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Директор фабрики чемпионов Посмотреть комментарии

25 октября 2006

СПОРТ

Директор фабрики чемпионов

    Как в сказке: “все красавцы молодые… все равны, как на подбор”. Сильные, ловкие, доброжелательные, выпускники и студенты престижных вузов страны. Опять по Пушкину: “все равны, как на подбор, с ними…”. С ними — “дядя Саша”.
    — Кто и что он для вас, кроме того, что он тренер?
    Мирбек Суюмбаев, Шабан Шадманов, чемпионы мира по кикбоксингу:
    — Отец. Мы с ним уже лет по десять–двенадцать.
    Айбек Дуйшембиев, подросток, мастер спорта:
    — Отец. Он меня кормит, одевает, воспитывает. Мой родной нас с матерью бросил, я его четыре года вообще не видел.
    Н.Н., подросток, мастер спорта:
    — Отец. Я “на улице” лет с пяти. Потом — спецшкола. Я думал: освобожусь, но за “колючкой” та же среда, приятели… А дядя Саша все изменил. У меня есть и настоящее, и будущее, и братья, и семья.
    “Многодетный отец”, “дядя Саша” — это Александр Воинов. Почетных титулов и должностных званий, что у него, на многих достойных людей хватило бы. Мастер спорта международного класса, чемпион мира по ушу–саньда. Заслуженный тренер Евразии и Кыргызстана. Вице–президент Национального олимпийского комитета. Организатор и президент республиканской ассоциации по кикбоксингу “Гермес–профи”.
    Есть и неофициальное звание: “директор фабрики чемпионов”. Десять чемпионов мира по кикбоксингу подготовлено им. А семеро молодых грезят о таких победах, как старшие.
    Но для Александра Воинова эта юная “семерка” значит больше, чем спортсмены, из которых он готовит мастеров высокого класса.
    А. Воинов:
    — Первый раз, шесть лет назад, я попал в Беловодскую спецшколу случайно. МВД проводило там какое–то воспитательное мероприятие. Пригласило и спортсменов. Я взял с собой четверых своих ребят. Они решили показать детям–правонарушителям, что есть спортсмены–чемпионы. Оделись — блеск, подъехали на шикарной машине. Часа два мы говорили о спорте. Затем: “Теперь сами задавайте вопросы”. И — полное молчание. Я потом уже понял, почему. Дети там от гостей ждут конфет, а не наставлений. Ну приехали крутые парни. И уедут. Все.
    — Но один мальчик вопрос задал, — продолжает Александр Хусаинович, — знаю ли я такого–то “авторитета”? Я ответил, что для меня авторитеты — это мои родители, учителя, тренеры, люди, которых я уважаю и люблю. А не тот человек, о котором он спрашивает. “Задели” меня эти ребята.
    В этом “задели” был не только характер, мировоззрение Александра Воинова, но и его личная трагедия. Год назад погибла жена. Трое его сыновей, младшему из которых было всего три годика, остались полусиротами.
    — Через неделю я снова поехал в спецшколу. Повез продукты. Встретил того мальчика. “Почему ты спросил меня об “авторитете”?” Тот сказал: “Скоро меня переведут в колонию для несовершеннолетних, и он за меня будет заступаться”. Меня потряс этот ответ. Дети, подростки видят свое будущее так: колония, преступный мир. Другие пути для них закрыты. И я сказал себе: “Ты умеешь работать с детьми и взрослыми людьми. Сделай что можешь и для этих”. И стал ездить в спецшколу постоянно.
    — Заниматься с ними спортом?
    — Нет, подкормить. И быть рядом с ними… А летом мы всех ребят — семьдесят четыре человека — вывезли на два месяца в спортивный лагерь “Гермес–профи”. На следующее лето тоже. Беловодских ребят нельзя было тренировать — они были истощены, с пороками в физическом развитии и от перегрузок, которые полагаются для их сверстников, их организмы просто рассыпались бы. Я и взрослые спортсмены занимались с ними оздоровительной физкультурой. Возил их (в сопровождении восьми конвоиров из спецшколы) в цирк, на футбол и все соревнования, в которых принимала участие команда из “Гермес–профи”. А с большим спортом они знакомились, глядя на взрослых — как те тренируются, соблюдают режим, как по–братски относятся друг к другу.
    — Я стал понимать, почему эти ребята в спецшколе и что ждет большинство из них потом. И вместе с тем понял то, что, давая от себя многим, а значит, понемногу, я ничьей судьбы не изменю. И решил: для нескольких ребят в меру моих сил сделаю все, чтобы вывести их в большой мир.
    — Когда воспитаннику спецшколы исполняется шестнадцать лет, его или освобождают, или переводят в спецучилище. Я договорился с руководством: если кто захочет прийти ко мне, я их беру под свою полную ответственность. Захотели семеро. Один из них потом ушел — у него нашлись родственники и взяли в семью. После пришли — не из спецшколы! — ко мне… не в “Гермес–профи”, а ко мне двое ребят. Остался один. Вот это моя семья: эти семеро и мои три сына.
    (Сейчас шестеро из них — мастера спорта, один — кандидат.)
    — Так вы не отбирали наиболее способных к спорту ребят?!
    — Я никого не “отбираю”. Ни в детско–юношеской спортивной школе, где проработал тренером по дзюдо десять лет, ни в “Гермес–профи”. Любой ребенок может достичь высочайших результатов, если в нем есть сила. Сила эта не зависит от физических параметров. Как объяснить? Спортсмен меня бы сразу понял. Знаешь, что большего не можешь, иссяк. И вот откуда–то из глубины себя вытаскиваешь нечто… это малое присоединяется к твоей иссякающей силе — и ты побеждаешь. Совсем худые, истощенные ребята, кости да мышцы творят чудеса, если в них есть эта сила… стержень, несгибаемость. Уважаю ребят с сильным характером, мне с ними легко. И с моей “семеркой” легко — это моя семья.
    — Слыхала, что двое из этих ребят поначалу жили у вас дома?
    — Да это неважно, кто где живет. Живут они в нашем спортлагере. Главное, мы одна семья.
    Да, вот такая семья: большая, а в ней одни сыновья. Материально ее обеспечивает глава — Александр Воинов. Он же оплачивает учебу. Отношения внутри родственные: “Дядь Саш, я надену вашу куртку?”. — “Пожалуйста”. Убирают территорию, готовят, обслуживают себя сами ребята. Есть у них и бабушка: мать Александра Воинова Майя Андреевна.
    …Ребят я встретила в Республиканской детско–юношеской школе олимпийского резерва, где в минувшую субботу проходил чемпионат республики по рукопашному бою. Воинова рядом не было. Говорили откровенно.
    — В каждой семье есть писаные и неписаные законы, устав. Каков у вас? Бывают конфликты, как вы их решаете? Если в чем–то провинился, как “отец” наказывает?
    Сталбек Дарканбаев:
    — Мы — братья, какие могут быть конфликты? Так, если иногда чуть-чуть: уборка, готовка еды. Решается по справедливости. А дядя Саша никого не наказывает. Он объясняет, помогает. Бывает строгим… но не наказывает, нет.
    Айбек Дуйшембиев:
    — Мы — братья, мы — семья. Помогаем друг другу. Ссор не бывает. Дружим. А вообще–то нас, братьев, не семеро. Тима, Эрик и Жан, сыновья дяди Саши, тоже наши братья. По выходным они бывают у нас, в лагере. И мы бываем у них. “Устав”? Честность, достоинство, дисциплина, взаимоподдержка.
    “Внешний” режим семьи строго определен. Учеба, спортлагерь, тренировки, поездки на соревнования, чемпионаты (были уже в нескольких странах).
    Александр Воинов:
    — Не хочу, чтобы они жили в городе, берегу их от города — там много соблазнов. Их еще легко потерять. Они еще мальчишки. Не тот человек подошел, не туда увлек…
    — И как долго собираетесь их так опекать?
    — Пока не станут зрелыми. Зрелому человеку никакие соблазны не страшны.
    Спрашиваю у ребят (без Воинова): ведь хочется, наверное, иногда нарушить этот строгий режим, поболтаться по городу, сходить на дискотеку, как все?
    Сталбек Дарканбаев:
    — Конечно. Но нельзя.
    — Подчиняетесь дяде Саше?
    — Не подчиняемся, а просто он прав. Если хочешь добиться в жизни важного, нужны самодисциплина, целеустремленность. Да и времени для пустых дел нет.
    Айбек:
    — Всему свое время. Сейчас — тренировки… Да, конечно, мечтаю стать чемпионом мира, все мои братья об этом мечтают. Сейчас — институт. Общения мне там хватает.
    Профессиональный спорт сегодня пропитан коммерцией. Какие огромные деньги, например, за более или менее выдающегося футболиста платят его клубу “покупатели” и сколько получает он сам — это у всех на виду и на слуху (телевизор–то все смотрят). Александру Воинову, создателю самой сильной в мире команды по кикбоксингу, в разных странах обещают золотые горы. Но “Гермес–профи” от нашего государства ничего не получает. И “семью” свою Воинов содержит сам. От грантов, за которые яростно борются легионы людей, а ему просто навязывают, он отказывается: “А то мальчики могут подумать: дядя Саша нас взял для того, чтобы получать деньги”.
    Но Воинов — зрелая личность. А на его воспитанников — и старших, и юных — никто не накладывал вето искать на земле место, где им будет лучше. Они не ищут.
    Александр Воинов:
    — Я патриот своей страны и воспитываю патриотов. Мои ребята от меня никуда не уйдут.
    Спрашиваю у старших, чемпионов мира: делают ли им из–за кордона сногсшибательные предложения перейти куда–то?
    — Дополна! Но мы — патриоты Киргизии. Мы выступаем за ее честь бесплатно. А на жизнь зарабатываем сами, своим трудом.
    Молодые мастера спорта, “семья”:
    — Мы не думаем никуда уезжать. Мы — патриоты. Спорт и деньги у нас не связаны друг с другом. У всех нас будут хорошие профессии и вне спорта.
    Валентина КОРЧАГИНА.
    Фото Владимира ВОРОНИНА.

    


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/16016/


Распечатать: Директор фабрики чемпионов РаспечататьОставить комментарий: Директор фабрики чемпионов Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Директор фабрики чемпионов Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.8500

EUR 78.6581

RUB   1.0345

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007