Распечатать: Орзубек НАЗАРОВ: На ринге я был как дома РаспечататьОставить комментарий: Орзубек НАЗАРОВ: На ринге я был как дома Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Орзубек НАЗАРОВ: На ринге я был как дома Посмотреть комментарии

12 сентября 2006

СПОРТ

Орзубек НАЗАРОВ: На ринге я был как дома

    30 августа замечательному нашему боксеру, заслуженному мастеру спорта СССР и Кыргызстана, многократному чемпиону Советского Союза и Европы среди юниоров и взрослых, победителю Игр доброй воли, семикратному чемпиону мира среди профессионалов WBA Орзубеку Назарову исполнилось 40 лет.
    Ныне он директор Торгово–промышленной компании “Эльвест–плюс”, вице–президент Федерации бокса КР.
    В преддверии юбилея с ним встретился наш внештатный корреспондент Канай АЛАМАНОВ.

    — Орзубек, со дня моего первого знакомства с тобой прошло 22 года. Тогда тебе было 18 лет, и мы со съемочной группой встречали тебя по возвращении из Финляндии с чемпионата Европы среди юношей…
    — Да, это было в 1984 году, я впервые стал чемпионом Европы. Там я провел четыре поединка. Первые два выиграл по очкам, в третьем нокаутировал поляка, а в финале с венгерским боксером выиграл бой с явным преимуществом — техническим нокаутом. Сборную молодежную СССР тогда тренировал Константин Кобцев. Это было мое первое серьезное боевое крещение на ринге, хотя до этого победил на первенстве СССР и других турнирах в Союзе. То был мой первый всеевропейский успех.
    — А придя впервые в боксерскую секцию к Геннадию Федоровичу Аноприеву в Канте, ты строил какие–нибудь планы на чемпионство?
    — Когда я пацаном выиграл первые состязания у нас, а потом в Союзе на ЦС, никаких планов не было. Было одно желание — поездить и посмотреть города СССР. Например, я знал, что первенство ЦС будет в Новороссийске… Это же классно — увидеть Черное море! Стать чемпионом там совсем не думал. Пусть об этом Геннадий Федорович думает — это дело тренера… Это первое. Во–вторых, я научился драться — это было важно. Почувствовал себя уверенно. В то же время перестал драться на улице, мне этого хватало на ринге. Вот тогда появились планы! Я стал чемпионом ЦС и получил звание мастера спорта СССР. Меня с тренером в 1982 году пригласили на сбор в составе команды юношей СССР в Цахкадзор. Представляете?! Я там воочию увидел Ягубкина, Александрова, Нурказова, Степанова, Конокбаева… у меня были вот такие глаза (показывает). Тогда понял, что я тоже хочу таким стать, чтобы обо мне говорили. Появилось стремление быть известным.
    — А что дальше?
    — Дальше была трудная, плодотворная работа. За два года я выиграл четыре титула чемпиона СССР (юноши, юниоры), плюс Европа и ряд международных турниров… Нагрузка была колоссальная. В январе 1985 года у меня был первый выезд в составе сборной СССР в США на матчевые встречи с американскими боксерами. Утром приехали на олимпийскую базу в Колорадо–Спрингс, а вечером… я сломал ногу.
    — Как так? Может, подвернул? Сколько тебя знаю, об этом впервые слышу.
    — Не подвернул, а сломал лодыжку, в футбол играли (смеется). Мне загипсовали конечность, и я на костылях смотрел матчевые боксерские поединки — я же не участвовал в боях. Говорят же: не было бы счастья, да несчастье помогло. У меня получился вынужденный перерыв, в котором я так нуждался. Приехал в Кант, а там все — и врачи, и друзья — смотрят на мой “сапог” и удивляются: что это за гипс с каблуком? Такого качества гипса у нас не было… А самое главное, он у меня был очень дорогой, в том плане, что на нем было море автографов боксеров на разных языках, где мне желали выздоровления и побед на ринге. А еще кто–то с юмором запустил “пулю”, что это меня специально подбили (ведь время холодной войны между США и СССР еще имело место)… Затем поправился и меня призвали в армию (САВО — Среднеазиатский военный округ, в Алматы).
    Моим первым победным чемпионатом СССР среди взрослых стал турнир в Ереване, где я провел пять поединков.
    После этого я стал первым номером сборной СССР в весе до 60 кг. В начале 1986 года в чемпионате СССР в Алматы я не участвовал и чемпионом стал Владимир Степанов. А в мае проходил чемпионат мира в г.Рено (Италия). Артем Александрович Лавров — главный тренер сборной Союза — объявил мой спарринг–бой со Степановым. Я победил, и Лавров сказал, что в Рено едет Назаров. До этого я отправился в Таиланд на Кубок Короля, где провел пять трудных поединков в весе до 63,5 кг. Выиграл Кубок Короля Таиланда и был признан лучшим боксером турнира.
    Затем был чемпионат мира в Рено, где я также провел пять боев, проиграл кубинцу Адольфо Орте в полуфинале и стал третьим…
    — Тогда в прессе писали, что эта победа трехкратного чемпиона мира Орты была сомнительной…
    — Мне от этого не легче. Я был хорошо готов. Не знаю, пошла политическая игра или то были командные интересы американцев, но победу у меня украли. Затем в Польше на Спартакиаде дружественных армий я у Орты убедительно выиграл. После Рено приехал домой, а меня тут же вызывают в Москву на сборы к I Играм доброй воли. И я стал готовиться, а позже стал чемпионом игр. А тут ко мне подходят наши: “Давай выступи за Кыргызстан на Спартакиаде народов СССР”. Еду из Ленинграда в Москву и провожу четыре поединка. В полуфинале — с азербайджанцем, очень тяжелый бой (у меня спад пошел). Честно говоря, я “на зубах”, на силе воли у него выиграл. А в финале меня ожидал Валерий Литвинов из Ленинграда. Но как такового финала не получилось — он почему–то от меня бегал. Я не понял, почему. Выиграл со счетом 5:0. Только потом, когда я в профессионалах тренировался под руководством Александра Васильевича Зимина (тогда он был главным тренером сборной Ленинграда), он рассказал, что предупредил Литвинова: “Ты не зли его, нормально отбоксируй. Если разозлишь, то он тебя уронит”. Так я стал чемпионом Спартакиады народов СССР — тогда единственным из кыргызстанских спортсменов.
    — А как со звездностью? Тогда она у тебя “просвечивалась”?
    — Да, что–то было… Чуть не заболел ею. Но мои близкие друзья и мой старший брат дали мне жесткий “подзатыльник” и поставили на место. Помню слова моего друга Артура Матейса: “Орзубек, ты начал зазнаваться. Запомни одно: в боксе ты взлетел высоко, но когда будешь падать вниз, то тебе никто, кроме друзей, не подставит плечо, не поддержит тебя, и ты так шарахнешься… Неизвестно, поднимешься или нет?”. Я вначале огрызнулся и только потом переосмыслил эти слова. Ведь оно так и есть!
    — Итак, мы приближаемся к неприятному моменту в твоей спортивной биографии — поединку с Костей Цзю во Фрунзе на чемпионате СССР.
    — Да. Тогда я был первым номером в сборной СССР в течение четырех лет! В голове уже были мысли об Олимпиаде 1988 года в Сеуле. К чемпионату СССР во Фрунзе подошел не в лучшей форме, сказалась загруженность. Мы с Геннадием Федоровичем пришли в наш Госкомспорт и заявили, что не готовы к турниру. А там схватились за голову: да вы что! Дома и не выступить? Надо!!!
    В полуфинале я боксировал с нашим Адылканом Бекболотовым — это очень серьезный боец по тем временам, который вымотал меня на нет. Он мог “попить крови” у любого чемпиона, так вот он “попил” эту кровь у меня. В финале Костя Цзю меня просто сломал… Это был для меня тяжелый бой. После этого я целый месяц из дома не выходил — на глазах всех земляков проиграл! Но ничего, за один месяц дома я страшно поправился. Я любитель булочек и тортов. У меня были вот такие щеки! Но тут опять звонок: вызывают в Москву — долго, мол, там будешь отсиживаться?..
    Ситуация в сборной такая: в весе до 60 кг прочно Костя Цзю, а Игорь Ружников (63,5 кг) на взлете (пока я залечивал травму, полученную в спарринге с ним), выигрывает все — Европу, мир и Союз. Я могу с ним соперничать, но он в фаворе — его будут брать на все турниры. Это не мое!
    И вот тогда Слава Яновский, чемпион Олимпиады 1988 года в Сеуле (возрастник), говорит: хочешь в профессионалы? Много было предложений — США, Канада, Голландия, Япония… Выбрали Японию. Прихожу к Кобцеву (он тогда главным тренером был): ухожу в профессионалы. А он говорит: как это, Орзубек? У тебя еще возраст хороший для любительского ринга. Подумай! А я в ответ: “Ну на ринге мне никто ничего плохого не сделает. На ринге я дома”. — “Ну тогда желаю удачи!” — сказал тренер.
    В ноябре 1989 года Орзубек Назаров с группой известных боксеров — Арбачаковым, Яновским, Тарамовым, Мирошниченко и другими под руководством Александра Зимина уехали в Японию, где начался взлет нашего земляка на профессиональном ринге. Назаров — обладатель многих золотых поясов чемпиона Японии, Азии и мира. Впервые пояс чемпиона мира WBA (Всемирная боксерская ассоциация) он надел после победы над трехкратным чемпионом мира южноамериканцем Динганом Тобелой в Йоханнесбурге, а затем в матче–реванше Тобела вновь потерпел неудачу. Потом в Портленде (США) Назаров во втором раунде нокаутировал американского чемпиона Джо Гамачио. Следующей жертвой Орзубека также во втором раунде стал южнокорейский боксер Парк Вон. Таким образом, Назаров стал четырехкратным чемпионом мира, проведя на профессиональном ринге 21 поединок и во всех одержал победу, причем в 16 нокаутом.
    С филиппинцем Динга Каноэ пришлось боксировать все двенадцать раундов. И здесь победа! Следующий соперник — индонезиец Андреаус Торера — в Токио был повержен уже в четвертом раунде. В мае 1997 года в г. Коконат–Гроув (США) против кыргызстанца боксировал темнокожий американец Левандер Джонсон (его промоутер — знаменитый Дон Кинг). В седьмом раунде нокаутом выиграл Орзубек Назаров. Однако у нашего земляка случились проблемы с японской фирмой “Куоэй–боксингджим” (президент Канэхира), хозяева не хотели пересматривать устаревший контракт с Назаровым, который не позволял ему драться за звание абсолютного чемпиона мира среди профи. И японцы хотели перепродать Орзубека американскому миллионеру Дону Кингу без согласия кыргызстанца. Очередной конгресс WBA в конце 1996 года персонально рассматривал дело Назарова, который хотел остановить свой выбор на Европе. С ним подписали контракт известные промоутеры братья Мишель и Луи Акариесы (Франция) из фирмы “AB–старт продакшн”. Журнал “Америкэн ринг” назвал Назарова лучшим легковесом среди профессионалов. В промежуточном поединке с аргентинцем Оскаром Лопесом в г.Карбей–Эссен (Франция) Орзубек Назаров отстоял свой титул, нокаутировав аргентинца в четвертом раунде. И вот 16 мая 1998 года в Париже кыргызстанец — семикратный чемпион мира WBA — встретился с чемпионом мира 1996 года по версии WBC (Всемирный боксерский совет) темнокожим французом Жаном Батистом Менди. В третьем раунде француз нанес Орзубеку “корявый” удар в левый глаз, который был травмирован еще в 1994 году и его “запаивали” лазером. Накануне парижского боя глаз воспалился, но Назаров не придал этому значения. В итоге 12–раундовый бой, который мужественный Орзубек довел до конца, был проигран. Профессиональная карьера в силу серьезной травмы глаза была завершена со следующим итогом: 27 поединков, из которых выиграно 26, в том числе 20 нокаутами.
    — После травмы ты пережил тяжелое время, о тебе многие забыли.
    — Да. Сегодня об этом легче говорить! Тогда для меня это было мучительно тяжело. Я перенес две сложнейшие операции глаза, мог вообще лишиться зрения. Вопрос о возврате на ринг вообще не стоял. Возвращаюсь домой, а меня никто не ждет, кроме семьи и родных. Все те, кто за честь считал со мной поздороваться, просто–напросто отвернулись, как будто меня не знают… Не то чтобы выразить слова сочувствия или сожаления, а они просто избегали меня. Очень трудно было. Наступило пассивное время. Мне нельзя было бегать, прыгать, даже наклоняться. Это после активной жизни! Плюс отношение чиновников… Мне тогда не было поддержки ни со стороны правительства КР, ни со стороны спорткомитета — ниоткуда. Но я благодарен человеку, который на сегодня тоже испытал тяжелую судьбу, — Медету Чокановичу Садыркулову, который пригласил меня и поговорил со мной, дал работу. Он уговорил меня пойти в налоговую полицию. Говорил: надо тебе учиться бизнесу. Для многих это был шок, что Назаров мало заработал… Для меня это была сильная школа, я окунулся в круговорот событий вокруг бизнеса, прочитал много книг, ознакомился с законом. За десять месяцев работы я познал то, что люди узнают многими годами. Это стало толчком для того, чтобы что–то делать. Я поверил в себя и в 2000 году открыл свою компанию. Были хорошие и плохие времена, но тем не менее компания растет, а я занятый человек и знаю, что делаю.
    На ринге я был полностью хозяин, а здесь, в бизнесе, есть вещи разные, но помогают друзья–компаньоны, которым я доверяю. Это важно, так как мне и моим друзьям уютно в бизнесе.
    — А вот все время говорилось: будет школа Орзубека Назарова…
    — Она есть, но не такая, как мечталось и хотелось. Если бы в 1999 году меня родное правительство не ударило по рукам, когда я приехал с деньгами, с энтузиазмом… Тогда я мог все сделать за счет своих промоутеров, с кем я работал. Но мне не дали ни земли, ни помещения, хотя прошел столько инстанций и стучался во все двери. А ларчик просто открывался — надо было дать взятку… Я более десяти лет прожил за границей и приехал окрыленный. Ведь не для себя хотел сделать, а для детей, для будущего Кыргызстана.
    — Каково, на твой взгляд, состояние бокса в Кыргызстане?
    — Бокс в нашей стране есть, был и будет. Недавно на турнире видел пять–шесть классных пацанов. Если у нас будет подход к боксу как в Казахстане, будут средства — будут и чемпионы. Ведь были у нас Абдыкалыков, Гришковец, Курнявка! У ребят есть талант, они работают, но им некуда выплеснуть всю энергию — они варятся в собственном соку.
    — А как у самого в личном плане?
    — Я вторично женат. Супруга Оксана и дочь Аделя — ей шесть лет. Старшие дочери Зарина и Карина от первого брака любят ее и играют с ней. Я благодарен первой супруге Ане, что она делила со мной все невзгоды и победы. Я благодарен ей, что она поняла мое состояние, жизнь не стоит на месте, но так получилось… Обе женщины знают друг друга и у них теплые отношения, так же, как у меня с детьми.
    — Тебе сорок, чувствуешь на себе это?
    — Не чувствую, что мне сорок, не чувствую возраста. А как гляну на свою старшую дочь, ей 19 лет, взрослая уже, вот тогда доходит, что время бежит…
    — Чего бы хотел себе пожелать?
    — Наверное, чтобы я был нужен — в первую очередь своим детям, супруге, людям… Если я нужен, тогда у меня и здоровье есть, тогда я жизнерадостный. Когда проснешься и знаешь, что тебя ждут люди, что ты кому–то на земле необходим и каждое твое движение идет на пользу твоим близким, твоему государству, то ради этого стоит жить.
    Канай АЛАМАНОВ.
    Фото автора.

    


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/15438/


Распечатать: Орзубек НАЗАРОВ: На ринге я был как дома РаспечататьОставить комментарий: Орзубек НАЗАРОВ: На ринге я был как дома Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Орзубек НАЗАРОВ: На ринге я был как дома Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.8492

EUR 79.0658

RUB   1.0485

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007