Распечатать: Тим Хант: В Великобритании журналистика жесткая. Она не дает расслабиться правительству РаспечататьОставить комментарий: Тим Хант: В Великобритании журналистика жесткая. Она не дает расслабиться правительству Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Тим Хант: В Великобритании журналистика жесткая. Она не дает расслабиться правительству Посмотреть комментарии

20 июня 2006

ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ

Тим Хант: В Великобритании журналистика жесткая. Она не дает расслабиться правительству

    Этого англичанина ждали в Министерстве экономики и финансов. Именно главный финансист страны Акылбек Жапаров год назад обратился к руководству местного представительства DFID порекомендовать ему опытного специалиста в области налаживания связей государственных структур со СМИ. Министр, видимо, нутром чувствовал, что чем быстрее будет расти и формироваться общественное сознание граждан — а этот процесс уже происходит сегодня в республике, — тем строже с его ведомства будет спрос. Созревшие до понимания не только своих прав, но и обязанностей правительства перед ними, налогоплательщиками, кыргызстанцы все увереннее и строже станут требовать с чиновников более эффективной работы.
    DFID — организация, много времени и средств уделяющая оказанию помощи Кыргызстану в реформировании госуправления, остановила свой выбор именно на Тиме Ханте, политологе, эксперте по СМИ. Его послужной список говорит сам за себя. Он в начале своей карьеры работал помощником главного советника правительства Великобритании по информации, сотрудником по связям с общественностью Вооруженных сил АНЗЮС, потом дослужился до директора по связям с общественностью штаба ВМС и заместителя начальника пресс–службы Министерства обороны Великобритании, позже руководил отделом новостей в Секретариате кабинета министров. Роли СМИ, взаимоотношениям журналистов и власти — этой неисчерпаемой и одновременно злободневной теме была посвящена наша беседа с Тимом Хантом.
    — Цель моей командировки — предпринять попытку улучшить коммуникационную работу в Министерстве экономики и финансов. У меня было много встреч и бесед с персоналом не только этого ведомства, но и таможенной и налоговой служб. Мы говорили и по отдельности с руководителями министерства и управлений, и с участием работников пресс–служб. Надеюсь, что консультации, идеи и материалы, которыми я поделился с ними, принесут пользу. В первую очередь хотелось бы, чтобы они осознали всю важность такой работы, что правительство ответственно перед обществом, оно должно отчитываться, как распоряжается деньгами налогоплательщиков. Мне кажется, некоторые ваши государственные структуры это понимают. Но в целом создалось впечатление, что вашим чиновникам есть еще чему учиться.
     — Хочу уточнить: они поняли, как правильно дозировать и отбирать информацию, которая пойдет в СМИ, или то, что надо быть более открытыми?
     — Я обучал их, как нужно правильно преподносить одну и ту же информацию различным категориям людей. Например, простым налогоплательщикам и бизнесменам. Ключевой фокус моей работы — осознание необходимости прозрачности в работе правительства. Но это, все мы понимаем, должно исходить от высшего руководства. Сотрудники, какими бы они ни были хорошими профессионалами в своем деле, люди подчиненные.
    — Должны ли управленцы среднего звена брать на себя ответственность давать информацию в прессу, не дожидаясь команды шефа, если тот, предположим, в отъезде, а журналисты теребят, требуют дать подтверждение или комментарий?
    — Самый лучший выход в таких случаях — предоставить общение со СМИ пресс–службе. Ее сотрудники должны обладать кругом полномочий и хорошей подготовкой. И, что важно, иметь доступ к руководителю. Только в таком случае можно быстро отреагировать на запросы и вопросы журналистов по каким–то важным событиям.
     — Кто, в таком случае, может лучше исполнять работу? Бывший журналист, знающий специфику СМИ, или госслужащий, четко соблюдающий субординацию и дисциплину?
    — Мне этот вопрос задают особенно часто. В идеале нужны и те и другие. В правительстве должны быть люди, разбирающиеся в деятельности телевидения, радио, газет. Но и ценны сотрудники, знающие структуру и механизм работы исполнительной власти изнутри.
    — Ваши советы были бы интересны и пресс–службе — как ей случайно не выдать секреты нам. И журналистам — как обойти барьеры в поисках необходимой информации. Кому вы больше поможете?
    — Я постараюсь ответить на все вопросы как той, так и другой аудитории.
    — У нас госструктуры по старинке воспринимают СМИ как какой–то подручный инструмент для достижения своих задач и целей.
    — В моей стране журналистика довольно жесткая. Она строго отслеживает все, что делает и обещало сделать правительство. И правительство, в свою очередь, прекрасно сознает значение и роль средств массовой информации. Правда, мало найдется в правительстве людей, любящих работать с журналистами. Но важно отметить, что и пишущая, и снимающая братия старается честно и правдиво освещать деятельность правительства. Поэтому, несмотря на критичность, хорошие, опытные журналисты всегда отметят и позитивные моменты в работе правительства, если они имеют место.
    Но бывает, что просачивается в прессу и дезинформация, тогда в дело вступает комиссия, состоящая из очень авторитетных и компетентных главных редакторов популярных изданий, которая разбирает жалобы на авторов ошибок. Комиссия редко принимает решения, но если она вынесла вердикт, то СМИ обязано опубликовать опровержение и понести финансовое наказание.
    — Финансовое наказание может обанкротить издание?
     — Нет, штраф по размеру невелик, но это сильный болезненный удар по имиджу, который не восстановить никакими деньгами. Представьте себе, что ваши конкуренты к месту и нет то и дело цитируют решение комиссии…
    — Предположу, что к пониманию великой миссии прессы и необходимости добровольно делиться с ней информацией правительство Великобритании тоже пришло не сразу.
    — Вы абсолютно правы. В 1965 году, когда я только начинал свою карьеру журналиста, отношение к СМИ было дифференцированное. Не было закона о свободном доступе к информации. Журналистам работать в таких условиях было сложно, но времена менялись. В 1997 году произошел перелом. К власти пришли левые, и они существенно подняли роль СМИ, стали приглашать к себе на работу журналистов. И что интересно: работники пресс–службы из их числа вели себя гораздо жестче с коллегами, нежели чиновники, так как знали “кухню” из-
    нутри.
    — У нас сейчас бытует мнение, что в пресс–службах министерств работают в основном те, кто не проявил себя в журналистике. За исключением администрации президента и правительства, работа в таких структурах не считается престижной. А как у вас?
    — Чтобы попасть в пресс–службу правительства, необходимы навыки, специальное образование, опыт. Это не так–то просто.
    — А она работает с так называемой желтой прессой?
    — На пресс–конференции и брифинги приглашение получают все без исключения издания. Но часто используется и такой метод: если сообщение касается здравоохранения, то на отдельный брифинг могут быть приглашены только авторы, специализирующиеся на этой теме. Существует еще группа лобби–журналистов при парламенте, куда входит ограниченное число людей, представляющих одно или целую группу изданий. Лоббисты решают, кто пойдет на брифинг главы правительства или важную встречу с ним. Они отбирают наиболее важные и интересные вопросы, которые потом зададут премьер–министру. При этом, как правило, сохраняют паритет — одинаковое количество вопросов от изданий, поддерживающих как правых, так и левых.
    Каждый месяц пресс–служба премьер–министра проводит широкую пресс–конференцию, вся информация о ней — вопросы и ответы — сразу же вывешивается на веб–сайте. К тому же любой британец может послать свой вопрос на форум, и, будьте уверены, он получит ответ на него в течение дня.
     — Использует ли пресс–служба премьер–министра Великобритании в пропагандистской либо с другой целью пиар? У нас, например, это практиковалось.
     — Я никогда не сталкивался с такой практикой. Нам было важно, чтобы издание не столько поддерживало то или иное начинание правительства, сколько чтобы оно давало достоверную, объективную информацию. Явная пропаганда может иметь и обратный эффект. Читатели не глупы, чтобы этого не понять. Пиар в таком случае может вызвать недоверие к действиям самого правительства. От себя добавлю, что считаю недопустимым, когда правительственное издание льет грязь на оппозицию.
    Взаимоотношения между властью и СМИ должны всегда строиться на борьбе, здоровом оппонировании существующему политическому режиму. Правительство не должно ждать, что журналисты будут писать о его работе только хорошее, но и те не должны критиковать власть без повода только ради красного словца. Задача СМИ гораздо шире и ответственнее — заставить правительство работать прозрачнее, быть подотчетным обществу.
    Лариса Ли.

    


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/14448/


Распечатать: Тим Хант: В Великобритании журналистика жесткая. Она не дает расслабиться правительству РаспечататьОставить комментарий: Тим Хант: В Великобритании журналистика жесткая. Она не дает расслабиться правительству Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Тим Хант: В Великобритании журналистика жесткая. Она не дает расслабиться правительству Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.8500

EUR 78.6581

RUB   1.0345

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007