Распечатать: Первый ректор. И самый главный РаспечататьОставить комментарий: Первый ректор. И самый главный Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Первый ректор. И самый главный Посмотреть комментарии

30 мая 2006

КАРЬЕРА

Первый ректор. И самый главный

    К 100–летию со дня рождения Г. А. Сухомлинова
    Его не стало 16 февраля 1975 года. До 70–летия он не дожил чуть больше года. Говорят, Сухомлинов не вынес отлучения от дела, которому служил верой и правдой двадцать с лишним лет. Сердце, привыкшее к напряженному ритму бурной университетской жизни, остановилось через тринадцать дней после того, как ему пришлось оставить пост ректора.
    Георгий Акимович Сухомлинов принадлежал к тому многотысячному десанту российских ученых и специалистов, благодаря которому в послевоенные годы прошлого века форсировалось создание промышленных объектов, научных, культурных центров и вузов, сформировалась научно–педагогическая элита, интеллектуальный потенциал Кыргызстана. Без преувеличения, профессор Сухомлинов внес особый вклад в развитие инженерного образования и научной мысли нашей страны, подготовку и воспитание национальных кадров: инженеров–исследователей, ученых, организаторов производства.
    Родом он был из села Медвенка, что под российским Курском. Умению жить в коллективе, ладить с людьми он научился в большой семье, в комсомольской юности, в студенческом кругу мехмата Московского государственного университета им. М. Ломоносова. Там же, в Институте математики, закончил аспирантуру и защитил кандидатскую диссертацию. Был докторантом знаменитого Математического института им. Стеклова при АН CСCP. В 1937 году по направлению ЦК ВКП (б) прибыл на научно–педагогическую работу в Киргизию. Заведовал кафедрой математики, был деканом факультета, зав. аспирантурой, зам. директора по научной и учебной работе Кирпединстита (ныне университет им. Арабаева). Особую закалку Сухомлинов получил на фронтах Великой Отечественной войны: участвовал в боях под Витебском, Кенигсбергом, в Манчжурии, редактировал газету 19 гвардейской стрелковой дивизии. С войны вернулся в звании майора, кавалером ордена Красной Звезды и других боевых наград. После восьми лет работы на руководящих должностях в Кирпединституте и Киргосуниверситете в сентябре 1954 года был назначен ректором первого инженерного вуза страны.
    Годы сухомлиновского руководства стали для Фрунзенского политехнического института поистине звездными. В первый год на два факультета (горнотехнический и строительно–энергетический) было принято 350 студентов, которых обучал 31 преподаватель, среди них были всего 4 кандидата наук. К своему 20–летию ФПИ выпустил 13227 специалистов. Более 70 процентов преподавателей были его выпускниками. Подготовку будущих инженеров вели 12 факультетов, по 26 специальностям с 15 тысячами студентов. На 60 кафедрах работали 350 преподавателей, 200 — с учеными степенями и званиями. Было создано 12 студенческих конструкторских бюро (СКБ), где нарабатывали класс более 500 студентов. Именно в эти годы ФПИ приобретает имидж института, входящего в десятку лучших вузов СССР. Диплом Политеха становится сертификатом качества высшего инженерного образования.
    Бесспорно, этой славой вуз обязан Сухомлинову. Фактически судьба Георгия Акимовича, его образ жизни являют собой убедительный ответ на вопросы, которыми задаются многие, посвятившие себя вузовской работе: что такое честность, добросовестность и ответственность педагога, каким должен быть ректор? Тридцать с лишним лет минуло с тех пор. Но основанный им мир под названием Фрунзенский политехнический институт, а сегодня Кыргызский государственный технический университет им. И. Раззакова, его бывшие студенты, коллеги, нынешнее поколение профессоров и преподавателей бережно хранят память о талантливом организаторе науки и образования, об этой уникальной личности, созданной из редкого человеческого материала.
    Валерий ЖИВОГЛЯДОВ, академик HAH KP, доктор технических наук, профессор, зав. кафедрой Кыргызско–Турецкого университета “Манас”, почетный профессор КГТУ:
    — Впервые я увидел Георгия Акимовича, став студентом энергофака. Он читал нам вводную лекцию по математике, которая стала для нас своеобразной путевкой в жизнь. На его занятиях не было места скуке и ординарности. Просто и доступно, четко и ясно излагал он даже самый сложный материал. Чувствовалась добротная московская высшая школа — школа МГУ. От него веяло надежностью и обаянием человека, выросшего на земле, способного не только выстоять в трудной ситуации, но и других поддержать. Фактически вся жизнь Сухомлинова и была посвящена этой задаче. Он многим помог и профессионально, и по–человечески. Последняя моя встреча с ректором состоялась уже в конце его жизни. К тому времени я уже был профессором, он относился ко мне как к равному. Такие люди не забываются, молодежь должна знать о них непременно.
    Сарбагыш АБДРАХМАНОВ, проректор по науке КГТУ, доктор физико–математических наук, профессор:
    — Георгию Акимовичу тогда было уже за шестьдесят, но предпочтение он всегда отдавал молодым кадрам, добивался для них максимальных льгот. Но и требования к нам предъявлял строгие. Сухомлинов любил повторять: “Я своих преподавателей никому в обиду не дам”. И на самом деле мы всегда находили у него отеческую поддержку. Надо ли говорить, каким отличным стимулом стало для меня, молодого специалиста, получить в 1972 году трехкомнатную квартиру буквально через полгода работы в ФПИ! В ней я живу по сей день и благодарю Сухомлинова и родной Политех. Талантливый ученый–математик, специалист по механике жидкостей и газа, наш первый ректор всегда подчеркивал, что преподаватель вуза, особенно технического, не имеет права не заниматься наукой. Без собственного интереса к науке он не может выявить в студентах талант исследователя и изобретателя. Научно–педагогическая школа Сухомлинова, его стремление приобщать студентов к исследованиям для нас одна из главных традиций.
    Калыйман АБДЫКЕРИМОВА, учебный мастер Кыргызского государственного университета строительства и архитектуры, председатель профкома ФПИ в 1965—1976 гг.:
    — Мне посчастливилось работать, как теперь говорят, в тесном тандеме с Сухомлиновым одиннадцать лет. Вне всяких сомнений, сухомлиновский период для университета был самый мощный и плодотворный. Интересы студентов, преподавателей и сотрудников для нас были на первом месте. Даже не верится, что только за 1970 год нам удалось получить от государства шестьдесят квартир! Именно в те годы нашими стараниями был создан первый студенческий санаторий–профилакторий на сто мест. За лучшую организацию труда, быта и отдыха по итогам всесоюзных конкурсов, где участвовало девятьсот тридцать вузов, в том числе и сто технических, мы завоевали второе место. Тогда же сборная КВН Политеха была в числе первых среди вузов СCCP. Каждый год мы отправляли по десять тысяч студентов на отдых в спортивно–оздоровительный лагерь, заготавливали для него на зиму по четыре–пять тонн картошки и моркови.
    Сухомлинов уделял особое внимание подготовке национальных кадров, наставлял преподавателей: “Лучше поставить тройку, чем двойку. На четверку и пятерку ми сами должны научить”. Надо ли говорить, каким большим стимулом это было для студентов–кыргызов! И они действительно старались учиться лучше и нередко к старшим курсам делали успехи, и Сухомлинов ставил их в пример остальным. Институт в те годы рос буквально на глазах. Быстро возвели главный корпус на проспекте Мира, общежитие, спортивный городок. Студентов никто не обязывал принимать участие в строительстве, но они помогали добровольно, желая сделать приятное ректору, дневавшему и ночевавшему на стройке. Для него их старание было самым ценным подарком. Георгий Акимович в вопросах строительства и других хозяйственных делах разбирался не хуже профессионалов. Он не уставал повторять, что мы живем и работаем для студентов. Всячески поощрял их тягу к знаниям, к книге. Постоянно подчеркивал, что инженер должен быть настоящим интеллигентом, и убеждал в этом собственным примером.
    Рассказывать о первом ректоре я могла бы бесконечно. Он работал не ради славы, а ради людей, ради института. Недавно я открыла известный биобиблиографический справочник “Кыргызская наука в лицах”, в котором представлены все ученые, кто в той или иной мере способствовал развитию кыргызской науки. Но вот Сухомлинову отведены буквально двенадцать коротких строчек. Более того, перепутано место рождения. Невольно появилась мысль о несправедливости, но следом пришла другая мысль: память человеческая, словно сито золотостарателя, все равно сохраняет крупицы драгоценного металла, вымывая легковесную пустую породу. О некоторых ученых с солидными званиями и степенями сегодня и не вспоминают, а память о Сухомлинове никогда не умрет. Его душа осталась в Политехе навсегда.
    Наиля АБДРАХИМОВА, зав. кафедрой Академии управления при президенте КР:
    — В нем была та самая покоряющая мудрая народность, умная простота и душевная чуткость, которая присуща большинству русских людей. Он никогда не делил нас на способных и неспособных, перспективных и неперспективных, потому что знал: у каждого из нас есть свое время зрелости и преподавателю нужно терпеливо взращивать и помогать проявиться таланту. Всегда учил быть терпимыми, великодушными друг к другу. Он обладал талантом общения с людьми, причем вне зависимости от их национальной принадлежности, возраста, образования и положения в обществе. Шло это, на мой взгляд, от глубокого уважения к человеку, к самой его личности. Никогда не забываю о нем еще и потому, что он, словно ангел–хранитель, спас меня от смерти. Как–то переходила дорогу на углу улицы Турусбекова и проспекта Чуй. Еще секунда, и я очутилась бы под колесами грузовой машины, если бы не Георгий Акимович, который буквально отбросил меня в сторону. До сих пор не пойму, каким образом он оказался тогда рядом со мной.
    Мураталы ДЖАМАНБАЕВ, ректор КГТУ, профессор, доктор физико–математических наук:
    — Все больше убеждаюсь, что у нашего университета счастливая судьба. И прежде всего потому, что основали его такие выдающиеся личности, как Исхак Раззаков и Георгий Акимович Сухомлинов. На мой взгляд, изначально, с математической точностью первый ректор рассчитал траекторию развития первого инженерного вуза страны, которую с успехом продолжили его последователи. В те годы я был студентом КГУ, но общаться с “политехниками” доводилось часто. Жизнь вуза бурлила в полном смысле. Его студенты и преподаватели задавали тон во всем: в учебе, науке, спорте, КВН, художественной самодеятельности. Именно в те годы здесь была заложена мощная материально–техническая база, спортивный комплекс, оздоровительный лагерь на Иссык–Куле, созданы научные школы, сформированы духовные традиции. Сухомлинов создал главное богатство — коллектив единомышленников, который сумел решить важнейшую педагогическую задачу инженерного вуза: не только снабдить студента багажом знаний, но и научить его думать, применять логику технического мышления к решению практических задач. Если бы Сухомлинов посвятил себя только науке, он непременно бы достиг больших высот. Его совместные работы со всемирно известным ученым Франклем стали основополагающими в области механики жидкости. Эти труды помогли многим отечественным механикам стать известными учеными. Говорят, он умел отлично ладить с людьми, разрешать самые сложные конфликты, неизбежные в большом коллективе. Он старался видеть в каждом коллеге и студенте прежде всего человека со всеми его плюсами и минусами. И люди поворачивались к нему, словно подсолнухи к солнцу, своей светлой стороной. Истинный патриот родины, интернационалист, Сухомлинов учил, как важно и в горе и в радости всем быть вместе и сопереживать друг другу. Даже если государство, родина не могут в материальном смысле дать всем то, что бы хотелось. Безусловно, он был человеком чести и достоинства. Его профессиональный и человеческий опыт для нас словно маяк, не позволяющий заблудиться в бескрайнем образовательном пространстве и сложнейшем мире человеческих взаимоотношений. И что особенно важно, бесценный опыт первого ректора еще раз заставляет нас, вынужденных жить по законам рынка и рыночных отношений, понять, что сегодня надо уметь не только покупать и продавать, но и создавать, созидать. Для меня большая честь продолжить вычерченную им траекторию КГТУ, чтобы выйти на новый, современный виток его развития.
    * * *
    Есть еще один, пожалуй, самый беспристрастный свидетель жизни Сухомлинова, который в течение двадцати с лишним лет с хронологической точностью фиксировал все этапы его деятельности. Это многостраничный том приказов, заявлений, характеристик и других материалов личного дела первого ректора, где запечатлелся его характерный почерк. Читать без волнения полуистлевшие от времени бумаги невозможно. Как в старом документальном фильме, в нем сменяются фотографии разных лет. С каждой из них смотрит всегда узнаваемое лицо крутолобого русского мужчины с умными, добрыми и смешливыми глазами.
    Говорят, Сухомлинов отличался от многих своих сверстников необыкновенной душевной молодостью, свежестью восприятия жизни. Он был абсолютно лишен присущего многим стареющим людям менторства и консерватизма. С ним было легко и просто и студентам, и преподавателям. Может быть, поэтому ему, обреченному быть молодым, было так трудно смириться с необходимостью поменять нескончаемые заботы ректора на скучные будни советского пенсионера. Для него это стало настоящей личной драмой, которая началась с приказа: “Сухомлинова Георгия Акимовича, профессора, ввиду достижения предельного возраста освободить от занимаемой должности ректора с 3 февраля 1975 года” и зафиксировалась в приказе “Сухомлинова Георгия Акимовича, профессора кафедры прикладной математики, в связи со смертью исключить из списков профессорско–преподавательского состава с 17 февраля 1975 года”.
    Всего тринадцать дней разделяет два документа, но для Сухомлинова эти дни были невыносимо вечными. Сильный, мужественный, мудрый, смело смотревший на фронте в лицо смерти, он не вынес самого тяжкого для себя испытания — испытания покоем, тишиной… Наверное, этот факт не нуждается в каких–либо комментариях. И все же, все же… Как не достает нам сегодня таких — нерасчетливых, не жалеющих себя, не способных даже дышать без любимого дела! Как недостает нам Сухомлиновых! Невольно вспоминаю чеховское: “Подвижники нужны как солнце. Составляя самый поэтический и жизнерадостный элемент общества, они возбуждают, утешают и облагораживают. Их личности — это живые документы, указывающие обществу, что, кроме людей, ведущих спор об оптимизме и пессимизме, пишущих от скуки неважные повести, ненужные проекты и дешевые диссертации, развратничающих во имя отрицания жизни и лгущих ради куска хлеба, есть еще люди иного порядка, люди подвига, веры и ясно осознанной цели…”.
    Георгий Акимович всегда чурался славы, громких слов в свой адрес, но нынче в КГТУ решили, что состоявшаяся недавно научно–практическая конференция молодых ученых, аспирантов и студентов и намеченная на 22 июня международная научно–техническая конференция “Инновации в образовании, науке и технике”, посвященные 100–летию профессора Сухомлинова,— это не только дань признательности первому ректору. Мероприятия в память о нем нужны последователям, молодому поколению преподавателей, студентам как свидетельство того, что они верны базовым ценностям жизни и следуют ее мудрому наставлению: не забывать о прошлом. Ради своего будущего.
    Галина Ким.

    


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/14171/


Распечатать: Первый ректор. И самый главный РаспечататьОставить комментарий: Первый ректор. И самый главный Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Первый ректор. И самый главный Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 68.8111

EUR 80.4539

RUB   1.0352

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007