Распечатать: Как в Кочкорке базар хотят превратить в рынок РаспечататьОставить комментарий: Как в Кочкорке базар хотят превратить в рынок Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Как в Кочкорке базар хотят превратить в рынок Посмотреть комментарии

28 февраля 2006

РЕГИОН

Как в Кочкорке базар хотят превратить в рынок

    Девять месяцев в состоянии то скрытной, то открытой конфронтации находились два влиятельных человека Кочкорки — аким района Курманбек Байтереков и владелец скотного рынка “Кара–Коо” Жаниш Сеитбеков, как считают местные жители, один из самых зажиточных людей поселка.
    Базар в любой азиатской провинции — это чуть ли не главная достопримечательность. В советские времена только там признавали и с уважением относились к личной собственности, и никому не казался крамольным неистребимый дух рыночных отношений, который здесь витал. Сегодня его значение даже увеличилось, ведь один базар, когда производство стоит, создает сотни рабочих мест. Вот поэтому конфликт между руководителем района и базаркомом оказался с самого начала чрезвычайно болезненным — слишком много людей прямо или косвенно оказались вовлечены в него.
    По признанию Курманбека Байтерекова, чуть ли не с первых дней акимства к нему стали поступать жалобы от кочкорцев, живущих поблизости от скотного рынка. “Ну никакого житья нам от продавцов и покупателей, которые загородили машинами все улицы и переулки, устраивают стоянки под окнами и воротами наших домов, так что не зайти не выйти, — говорили они новому руководителю района. — Мы боимся за своих детей, которые могут попасть под колеса, боимся за скот, который некуда выгнать пастись…”.
    “Кара–Коо” находится в черте поселка. Когда–то, десять лет назад, семья Жаниша Сеитбекова приобрела у местной власти участок земли — 0,70 га в собственность. Как это им удалось сделать, местная власть сегодня ломает голову, ибо тогдашние руководители имели право только сдавать эту землю в аренду, но не продавать. Предприимчивый Сеитбеков буквально на пустыре, который считался к тому же “сельным” участком, организовал скотный рынок.
    Торговля шла бойко, в “Кара–Коо” на продажу стали завозить животных не только из сел Кочкорского района, но и Прииссыккулья, соседнего Джумгала. По мере роста популярности рынка самопроизвольно увеличивалась и его площадь. Базар двигался все дальше и дальше в сторону жилья, подминая под себя приграничные земли, предназначенные для общего выпаса скота кочкорцев, проживающих по соседству с ним. Наконец он вплотную приблизился к домам людей, которые в один прекрасный день оказались в самом эпицентре торговой площадки. Став заложником покупателей и продавцов, народ буквально взвыл.
    Рынок работает три дня в неделю, и все эти дни дорога запружена техникой. Раньше базарный люд, не отличающийся чистоплотностью и разборчивостью, естественную нужду справлял где мог: то в соседний огород заберется, то за чужим забором спрячется. Дошло до того, что в общественный туалет превратили кладбище. Курманбек Байтереков, видя, как оскверняются могилы, на свои деньги огородил мертвых от живых людей кирпичным забором. После долгих увещеваний базарком раскошелился и построил уборную. Но надо же, впритык к дому одной старой женщины — прямо под ее окнами.
    Это одно название, что рынок скотный. На самом деле здесь продают все — спиртные напитки, кондитерские изделия, дешевый ширпотреб. Целыми рядами стоят стряпухи, в грязи и пыли торгующие мантами, чаем, самсами, шорпо.
    А куда смотрит власть? И Ассоциация по защите прав потребителей, и санитарные врачи, и районные чиновники пытались навести порядок, но их действия встречали резкий отпор со стороны хозяев “Кара–Коо”, которые находили поддержку у завсегдатаев–торговцев. Те, боясь потерять работу, готовы были в рукопашной отстаивать свое место.
    Аким Байтереков, сразу после назначения его на эту должность, разобравшись с жалобами кочкорцев, предложил Сеитбекову перенести базар на новое место и вести свой бизнес более цивилизованно: огородить территорию, поставить прилавки и навесы, провести четкую границу — где вести торговлю скотом, где промышленными изделиями. Однако эти требования не находили понимания. Хозяин ничего не желал менять и хотел привычно собирать плату даже с тех продавцов, которые торговали ширпотребом с земли. Каждый год “Кара–Коо” платил в бюджет земельный налог 3 тысячи сомов и ни тыйына больше, хотя обороты здесь, по расчетам местных экономистов, были на сотни тысяч сомов ежемесячно.
    Мы в этом убедились сами, в один из базарных дней побывав на рынке. Несмотря на холодный день, там было полно людей. Жующий пряник ребенок рядом с отцом, который приценивается к кобыле или теленку, — типичная картина. Сотни животных, как на ярмарке. Тут же продают корм для них — тюки сена. И все это многоголосое действо происходит под проводами высоковольтных линий электропередачи. Неподалеку река, куда бегают справлять нужду мужчины без комплексов, там же на берегу режут скот, а все несъедобное сбрасывают в нее. Кстати, ниже по течению несколько сел используют в пищу эту воду, потому что другого источника просто нет. Одним словом, картина удручающая. Если бы не техника и ящики с кока–колой, могла возникнуть иллюзия, что на машине времени тебя перенесли в средневековье.
    По беспроводной связи моментально разнеслась весть, что приехала комиссия. Сначала разговор с продавцами и покупателями проходил мирно. Санитарный врач, женщина солидного возраста, пыталась людям объяснить, что грязь, антисанитария — это источники заразных болезней, количество заболевших которыми в районе растет. Но с приходом хозяина рынка мирная беседа перешла на крик и ругань. Кстати, мне стало известно, что по сравнению с 2004 годом в Кочкорском районе в минувшем году на 80 процентов увеличилось число заболевших чесоткой и сифилисом, вдвое стало больше больных туберкулезом и бруцеллезом. Но торговцам, которые не в курсе этой страшной статистики, не до нее. Им кто–то сказал, что аким хочет разогнать базар, и они тогда потеряют заработок. Толпа постепенно стала напирать на чиновников. Кинь спичку, и огонь конфликта бы разгорелся, как сено, которого кругом было много. В толчее задиристые торговки съестным оторвали меховую опушку с рукава пальто санитарного врача, а одному чиновнику порвали дубленку. Пришлось всем срочно ретироваться подобру–поздорову, чтобы не накликать на свою голову беды.
    — Почему вы не подаете в суд на базаркома? — задали мы вопрос Курманбеку Байтерекову.
    — Это вам не Бишкек, здесь другие правила. Я хочу решить проблему без вмешательства судей, надо, чтобы люди сами поняли, какое на дворе время, что им придется рано или поздно жить и работать в новых условиях. Уверен, необходимо, чтобы базар в их головах сменился разумным рынком, иначе мы из нищеты не выплывем, — сказал он на прощание.
    Лариса Ли.
    Фото автора.

    P.S. Когда материал уже был готов, пришла хорошая новость из Кочкорки. На днях там состоялась сессия местного кенеша. Все депутаты единогласно проголосовали за перенос рынка “Кара–Коо” в район аэропорта. За это решение поднял руку и депутат Жаниш Сеитбеков.

    


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/13140/


Распечатать: Как в Кочкорке базар хотят превратить в рынок РаспечататьОставить комментарий: Как в Кочкорке базар хотят превратить в рынок Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Как в Кочкорке базар хотят превратить в рынок Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.8400

EUR 79.2474

RUB   1.0583

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007