Распечатать: Без паники и во всеоружии РаспечататьОставить комментарий: Без паники и во всеоружии Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Без паники и во всеоружии Посмотреть комментарии

8 февраля 2006

ПРИРОДА

Без паники и во всеоружии

    Кыргызстан находится в сейсмоопасной зоне. Все жители Центральноазиатского региона с детства знают о вероятности землетрясений и должны быть к ним психологически готовы.
    На сегодняшний день ни одна страна в мире не может с абсолютной точностью предсказать, где и когда произойдет этот природный катаклизм. Хотя сейсмологическая наука развивается с большой скоростью, и, возможно, день точного предсказания и соответственного упреждения населения о такой беде недалек.
    О том, как развивается сегодня кыргызская сейсмология, что ждет нас в ближайшем будущем, о развитии сейсмологической науки, о моделях поведения в случае возможных землетрясений любезно согласился поведать и.о. директора Института сейсмологии, доктор геолого–минералогических наук Канат Абдрахматов.

    — Начнем с главного. Ожидают ли нас в ближайшем будущем землетрясения, что предсказывают исследования наших ученых и приборы?
    — Ежегодно у нас происходит около трех тысяч землетрясений. Но люди ощущают примерно десять–двадцать из них, обладающих средней мощностью. В конце прошлого года с 26 декабря в течение трех дней произошло сразу четыре умеренных землетрясения. Это довольно аномальное и тревожное явление. Согласно правилам, на основании наших наблюдений мы подготовили прогнозную информацию для МЧС. Это ведомство, в свою очередь, информировало нас, что оно также готово реагировать на возможное ухудшение сейсмической ситуации.
    Мы прогнозировали в Бишкеке землетрясение силой до семи баллов, что специалисты не относят к особо опасным случаям. Есть, правда, опасение, что в результате землетрясения такой мощности могут пострадать близлежащие села, новостройки, где, как вы знаете, строительство ведется с ужасающими нарушениями строительных норм.
    Удручает нас как специалистов в области природных катаклизмов качество строительства. Давно надо установить и строго выполнять нормы, запрещающие перестраивать нижние этажи. Не секрет, что некоторые горе–бизнесмены или квартировладельцы в целях бизнеса или расширения жилплощади покупают несколько квартир на одном этаже, убирают перегородки, делают громадные холлы. Такие умельцы и их соседи — под угрозой в первую очередь. Но запретительные нормы будут действовать лишь в условиях крепкой власти. К примеру, для перестройки квартир в большинстве случаев требуется разрешение в строительно–архитектурном ведомстве. Не понимаю, какие специалисты дают эти разрешения, но подозреваю, что в большинстве случаев не бесплатно. Примеры мы видим на каждом углу.
    — А что вы скажете насчет сохранности традиционных саманных домов частного жилого фонда, давно построенных в Бишкеке?
    — С ними дело обстоит также неважно. У нас, если проанализировать годовые наблюдения, всплески сейсмоактивности происходят циклично. Наиболее активными являются месяцы с декабря по февраль, апрель — май и июль — август. Мы предположили, что всплеск активности в декабре может привести к землетрясениям большой силы. Но никакая наука не может предсказать, когда это будет. Единственное, что мы сейчас можем сделать и считаем своим долгом — предупредить население о такой возможности.
    МЧС при содействии американского посольства в республике и Центрального командования армии США выпустило памятку на русском и кыргызском языках “Землетрясения: меры предосторожности, советы по поведению”. Знание этих правил может спасти жизни людей.
    Какие это правила? Не нужно пугаться каждого слабого землетрясения. Относительно слабые, до четырех баллов, случаются неоднократно и не причиняют ущерба. Но если ощущается пять — шесть баллов (общее сотрясение зданий, колебание мебели, расплескивание воды в сосудах), то зачастую эти толчки приводят к более мощным. К примеру, землетрясение выше семи баллов может образовать трещины в стенах, падение карнизов и дымовых труб. Между толчками в пять — шесть баллов и более сильными (семь — восемь баллов) проходит обычно 15–30 секунд. И каждый человек должен знать, что при этом можно и нельзя делать. В квартирах нельзя загромождать вход, коридор, лестничную площадку. Если человек находится на втором и выше этажах, вряд ли он успеет покинуть помещение. Здесь надо выбрать наиболее безопасные места — проемы капитальных стен, место под балками каркаса, но не застекленные проемы окон, не лифты и не угловые комнаты. Чаще всего люди погибают не от разрушения зданий, а от неразумных панических действий, оголенных проводов, обломков мебели и осколков стекол.
    — Как же минимизировать возможный урон от вероятных землетрясений?
    — В Японии и других странах с высокой сейсмоактивностью население с детства изучает модели поведения при различных катаклизмах. Японские острова гораздо более сейсмоактивны, чем наши горы. Тем не менее эта страна относится к категории высокоразвитых и процветающих, а люди живут нормально, спокойно относясь к возможности катаклизмов. Почему? Потому что там разрабатываются долгосрочные образовательные программы для школ, вузов, которые позволяют японцам жить уверенно.
    Спросите у любого ребенка в нашей стране, знает ли он, куда бежать и как себя вести при землетрясении? Нет у нас, к сожалению, государственной программы обучения детей, студентов, административных служащих. И такая недальновидность ужасает. Она может привести к жертвам, которых можно было бы избежать.
    — Инициировали ли вы создание таких программ?
    — Мы пошли другим путем. В ближайшие месяцы при Институте сейсмологии будет открыт центр по подготовке населения в случае стихийных бедствий. На начальном этапе он создается на деньги Национальной академии наук, но и ПРООН выразила желание помочь. Будем выпускать брошюры для населения, проводить в школах обучающие курсы, как вести себя при землетрясении. Второй уровень деятельности — будем обучать чиновников райадминистраций, как проводить эвакуацию населения, какие меры предпринимать. Хотя, честно говоря, это дело не наше, а МЧС. Но под лежачий камень вода не течет, вот мы и решили сами заняться этой проблемой.
    — Правда ли, что при нарастании подземного напряжения оно может разрядиться двумя способами — либо обширным землетрясением, либо серией мелких толчков?
    — В земной коре действительно накапливаются тектонические напряжения, и они могут разрядиться такими путями. Сегодня мы делаем расчеты, возможен ли более желательный для нас вариант серии слабых толчков? Некоторые ученые склоняются к нему. Но все же надо быть готовыми и к худшему варианту. До сих пор наши прогнозы сбывались с той или иной степенью вероятности. Наши специалисты прогнозировали вероятность землетрясений в Каджи–Сае, Кемине, Ысык–Ате, и не ошиблись.
    — Поговорим о состоянии сейсмостанций в республике. Это правда, что большинство из них давно не действует и раскурочено вандалами?
    — Отвечу сразу — это неверно. Хотя наследство мне досталось в виде тридцати шести сейсмостанций и института, честно говоря, не ахти какое. Тем не менее все станции на территории республики работают, хотя оборудование и приборы в большинстве из них старые и изношенные, кроме десяти станций вокруг Бишкека. Зато эти десять объектов высокого технического уровня, усовершенствованные при помощи США, ведут непрерывный мониторинг тектонических процессов. В отличие от других республик после развала Союза мы смогли сохранить все станции, и наша сеть продолжает действовать без перерывов. В институте сейчас работают пятьдесят шесть научных сотрудников и около двухсот — в экспедициях, то есть на станциях. Зарплату работникам станций обеспечивает бюджет, и она не превышает двух тысяч сомов.
    Как раз сегодня в наш институт приезжают спонсоры, готовые нам помочь переоборудовать остальные двадцать шесть объектов — американцы из Ливерморской национальной лаборатории и авиабазы им. Ганси. Сегодня мы определим, какова будет эта помощь и на каких условиях. Если договоримся, станции будут обновлены в течение нескольких месяцев. В поисках спонсоров мы работаем и с другими международными фондами. Научные организации не должны ждать милостей от государства — все знают, что состояние экономики страны оставляет желать лучшего.
    — О какой сумме инвестиций будет идти речь?
    — Современное оборудование для одной станции стоит сорок шесть тысяч долларов. Следовательно, четыреста шестьдесят тысяч уже затрачено, требуется еще почти миллион двести тысяч на оставшиеся двадцать шесть. Но я прекрасно понимаю, что такие деньги наше правительство нам не выделит. К тому же нужны еще средства на поддержание станций — электроэнергию, ремонт и прочее.
    — Есть ли госпрограммы поддержки сейсмологии, ведь она является наукой, весьма значимой для страны?
    — В 2000 году у нас появился Закон “О защите населения от чрезвычайных ситуаций”. Но, к сожалению, как и многие другие, он не работает. Но сейчас наш институт инициировал создание нового закона — “О сейсмической защите и сейсмостойком строительстве”, который передан на рассмотрение в правительство.
    — А есть ли у наших сейсмостанций связь с другими регионами мира, входим ли мы в мировую сеть наблюдений, получаем предупреждения из других стран о возможной беде в нашем регионе?
    — В нашем институте существуют устойчивые международные научные связи — несколько проектов с Бельгией, США, Германией, Японией, Турцией. Намечается проект с Казахстаном, который готов помочь в переоборудовании некоторых станций. И создаваемый у нас центр, о котором говорилось выше, будет играть роль объединяющего подобные структуры в этих и соседних странах. Нам готова помочь Армения, ведь наша цель — помогать друг другу. Есть задумка объединиться с кавказскими коллегами в одном проекте, по примеру той сети, которая существовала в советское время. Также мы наряду с четырьмя странами региона получили по двести тысяч долларов от Международного научно–технического центра на программу сейсмологической безопасности. На эти деньги в течение трех лет мы создадим карты сейсмической опасности и интернет–сеть для вхождения в мировую сеть станций, пока всего одна наша сейсмостанция “Ала–Арча” входит туда. Но пока, по сути, такая мировая сеть больше носит регистрирующий, но не упреждающий характер.
    Так что еще раз повторю: наша цель — не пугать, а предупреждать о возможной опасности.
    Беседовала Елена Мешкова.

    


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/12915/


Распечатать: Без паники и во всеоружии РаспечататьОставить комментарий: Без паники и во всеоружии Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Без паники и во всеоружии Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.4042

EUR 81.1127

RUB   1.0244

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007