Распечатать: Планетарные катаклизмы в горных регионах Центральной Азии РаспечататьОставить комментарий: Планетарные катаклизмы в горных регионах Центральной Азии Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Планетарные катаклизмы в горных регионах Центральной Азии Посмотреть комментарии

1 февраля 2006

ПРИРОДА

Планетарные катаклизмы в горных регионах Центральной Азии

    После публикации интервью академика Советбека Токтомышева “Кто определяет контуры XXI века” (“МСН” от 7 декабря 2005 года) некоторые читатели спрашивают, есть ли озоновая дыра над Кыргызстаном, как обстоят в республике и в Центральноазиатском регионе дела с ультрафиолетовой радиацией и вообще,
    что происходит с экологией в нашем регионе. Чтобы ответить
    на эти вопросы, мы вновь встретились с С.Токтомышевым.

    — Прежде чем начать наш разговор по существу, хотелось бы, Советбек Жайлообекович, узнать, каким образом выходец из Кыргызстана вдруг занялся научными проблемами планетарного масштаба?
    — Волею судьбы в 1973 году я оказался на ракетно–космическом полигоне СССР и стал свидетелем, как разработанный нами и изготовленный в Союзе детекторный прибор зарегистрировал, вопреки убеждениям и научным представлениям коллег из США и Канады, в стратосфере озоновый слой.
    В 1978 году “озоновый” эксперимент был в точности повторен в космосе. Эти исследования захватили меня, я увлекся ими. В дальнейшем они привели меня к защите в 1983 году докторской диссертации в Институте космических исследований АН СССР. Впоследствии кыргызские исследователи, обнаружившие локальные озоновые дыры, всплески ультрафиолетовой радиации в условиях гор, обрели широкую известность в научном мире. В 1985 году было сделано поистине сенсационное открытие — была обнаружена озоновая дыра над Антарктидой.
    Кстати, ученым, установившим причину истощения озонового слоя стратосферы, в 1995 году была присуждена Нобелевская премия.
    — Коль скоро вы затронули тему озоновой дыры, хотелось бы узнать, насколько эта проблема серьезна и чем истощение озона в стратосфере грозит землянам?
    — Озоновый слой находится в верхних слоях атмосферы Земли на высоте 10–30 км. И служит единственной защитой нашей планеты от ультрафиолетовых лучей Солнца. Через этот щит проходит лишь несколько десятых процента излучаемого ультрафиолета. Если бы озоновый слой вдруг исчез, появление людей на солнце означало бы неминуемую и мучительную смерть от солнечных ожогов. Исследованиями установлено, что снижение объема озона только на один процент приведет к двупроцентному увеличению ультрафиолетовой радиации, что, в свою очередь, повлечет четырехпроцентное увеличение заболеваний раком кожи. Но тут я должен заметить, что понятие “озоновая дыра” весьма условно. Речь идет не о дыре как таковой, а о разреженности озонового слоя, уменьшении в нем количества озона. Скажем, по данным разных лет наблюдений, толщина озонового слоя в 1985–2004 годах уменьшалась на 50–70 процентов от предыдущих средних многолетних значений. Что касается локальных озоновых дыр, то тут отступления от средних значений колебались в пределах 6–40 процентов.
    — Есть ли прямая связь между озоновой дырой и парниковым эффектом, и если есть, то что влияет в большей мере: потепление климата на уменьшение объема озона в стратосфере или наоборот?
    — Я бы сказал, что чересчур активная промышленно–техническая деятельность человечества крайне негативно влияет и на объем озона в стратосфере, и на ускорение парникового эффекта на поверхности Земли. Думаю, здесь вполне уместно сослаться на мнение французского эколога Бенжамена Дессю: “Мы сталкиваемся с настоящим парадоксом: создается впечатление, что чем очевидней становится опасность, тем равнодушнее мы к ней относимся”.
    Одной из главных причин истощения озонового слоя и усиливающегося парникового эффекта следует признать выбросы углекислого, угарного, других вредных газов. Чем больше их содержится в воздухе, тем больше отраженного солнечного тепла задерживается атмосферой Земли. Разрушение озона происходит, в первую очередь, за счет хлорфторуглеродов (фреонов), используемых в качестве хладагентов в холодильниках, а также в аэрозольных дезодорантах.
    — Но, насколько мне известно, мировое сообщество пришло к соглашению о сокращении использования фреонов при производстве аэрозолей.
    — Это действительно так, однако эксперты Российской академии наук полагают, что при сохранении нынешнего (сокращенного) уровня выбросов фреонов в атмосферу озоновая дыра начнет уменьшаться лет эдак через 50–60.
    — Давайте перейдем от планетарных проблем к региональным. Есть ли различия в процессах, происходящих на равнине и в горах?
    — Несомненно. Постоянные наблюдения за содержанием парниковых газов, спектральной прозрачностью атмосферы и ультрафиолетовой радиации, которые ведутся на научной станции “Иссык–Куль” КНУ с 1979 года, представляют ценнейший материал не только для отечественной или региональной, но и мировой науки. В частности, нами установлено, что истощение озонового слоя над горными регионами Центральной Азии, расположенными на высоте 1640 и более метров над уровнем моря, идет на 33 процента быстрее, чем над центральным районом казахстанской степи, и в 8,5 раза быстрее, чем над центральным районом Тихого океана. Усиление парникового эффекта над горным регионом происходит на13 процентов быстрее, чем над Тихим океаном. Отчасти это объясняется тем, что значительная часть Центральной Азии слишком удалена от океанов, которые сглаживают температурные колебания атмосферы. В полной мере это относится и к Кыргызстану.
    Считаю нужным сказать, что станция “Иссык–Куль” зарегистрирована в Мировом центре данных по озону в канадском Торонто и в Мировом центре данных по парниковым газам в Токио. Это единственная в центральной части Евразийского континента станция, на которой вот уже четверть века проводятся непрерывные комплексные исследования парниковых газов, УФ–радиации. Это также единственная станция в Центральной Азии, на которой проводится регулярный синхронный контроль за озоновым слоем и за парниковым эффектом.
    Программа научных исследований на станции “Иссык–Куль” перекликается с идеями в этой области президента США Дж. Буша, и мы полагаем, что интеграция нашей станции с программами исследований по климату NASA наилучшим образом позволила бы совмещать наши измерения с измерениями, полученными с искусственных спутников Aura, UARS и других.
    — В последнее время мы наблюдаем заметный рост природных катаклизмов в различных частях планеты. Достаточно вспомнить прошлогодние небывалой мощи цунами в ряде стран Юго–Восточной Азии, сокрушительные ураганы в американской Флориде, разрушительные землетрясения в Пакистане, Японии. Нет ли тут связи с глобальным потеплением?
    — Ученым еще предстоит доказать наличие связи между этими явлениями. Пока же замечу, что с 1990 по 1999 год на территории Кыргызстана был зарегистрирован 1251 геоморфологический процесс, в том числе 117 лавин, 337 селевых потоков, 182 оползня, 113 землетрясений. Причем локальные природно–климатические изменения наблюдаются не только у нас, но и у наших соседей, к примеру, в Китае, в Таджикистане.
    Могу также сказать, что парниковый эффект ведет к такому тревожному и опасному явлению, как сокращение площадей и объемов ледников, вечных снегов. Это, в свою очередь, вызывает уменьшение стока горных рек, запасов влаги в почве, что может привести к необратимому сдвигу природно–климатических зон. Пока это всего лишь гипотеза, но не учитывать ее, сбрасывать ее со счетов, думается, нельзя.
    На основе полученных данных также можно предположить, что при образовании локальных озоновых дыр над регионом возрастают потоки жесткого ультрафиолетового излучения, достигающие поверхности земли. Повышенные уровни УФ–радиации нарушают баланс концентрации парниковых газов в атмосфере, что вызывает смещение установившегося энергетического баланса в системе Земля–Атмосфера, а возможно, и даже в системе Земля–Стратосфера. Это может привести к резким изменениям климата, вызвать опасные природные явления и геоморфологические процессы.
    При образовании локальных озоновых дыр, которые все чаще стали появляться в Северном полушарии, в том числе и над Кыргызстаном, повышается риск отрицательного воздействия солнечной УФ–радиации на все живое на Земле. Повышенная УФ–радиация угнетает рост растений, что ведет к сокращению потребления ими углекислого газа из атмосферы, усилению тем самым парникового эффекта.
    — Опять–таки давайте обратим взор на наш регион. Как повышенная УФ–радиация скажется на высокогорье?
    — Мы пришли к однозначному выводу, жестко продиктованному нам действительностью: отрицательные последствия от увеличения УФ–радиации должны в первую очередь проявиться в горных регионах. Это связано с тремя характерными факторами.
    Во–первых, основная масса пыли и взвешенных аэрозольных частиц сосредоточена в приземном слое толщиной около километра. Большая часть поверхности горного региона чаще всего возвышается над этим загрязненным слоем, а потому здесь характерна высокая прозрачность атмосферы, которая не препятствует проникновению УФ–радиации повышенной интенсивности.
    Во–вторых, именно во внутренних регионах крупных континентов складывается сухой климат, наблюдается небольшое количество облачных дней, особенно в теплый период года. А отсутствие облаков облегчает доступ ультрафиолетовому излучению к поверхности Земли, которое в летний период наиболее интенсивное.
    В–третьих, чаще всего локальные озоновые дыры располагаются над территориями, которые содержат одновременно равнинные и горные районы. Однако в пределах одной такой озоновой дыры истощение озона над равнинной и горной частями будет различным. Это связано с формированием над горами восходящих воздушных потоков, приводящих к дополнительному сокращению содержания озона в стратосфере. Это явление как бы расширяет озоновую дыру над горами, облегчая доступ к поверхности Земли дополнительным потокам УФ–радиации.
    — Советбек Жайлообекович, в своем первом интервью вы упомянули о космической программе Silksat. Признаться, мне ваша идея показалась утопической. До этого ли сегодня Кыргызстану, реален ли этот инвестиционный проект, и так ли он необходим сегодня нам?
    — При распаде СССР у нас осталось наследство в виде “точек стояния” на геостационарной орбите Земли для запуска собственных кыргызских спутников. Сегодня эти “точки стояния” стали нашей собственностью, они зарегистрированы в соответствующих международных организациях по электросвязи, регистре частот и др.
    Мой учитель академик Роальд Сагдеев еще в 1996 году предлагал нам использовать эти “точки стояния” для запуска телекоммуникационного спутника связи нового поколения при активном участии Росавиакосмоса, Института космических исследований РАН и НПО им. Лавочкина, Мэрилендского университета США для дистанционного зондирования природных и минерально–сырьевых ресурсов, скоростного Интернета, спутникового телевидения, дистантного образования, телемедицины, “спецсвязи”. Реализация данного проекта окажет существенное влияние на развитие экономики и делового сотрудничества Кыргызстана с этими странами.
    Попутно замечу, что в Казахстане в прошлом году запущен казахско–российский проект Kazsat стоимостью 220 млн. долларов США. Сегодня они работают еще над тремя спутниками при непосредственном участии Роальда Сагдеева. Причем запуск первого ожидается уже в марте–апреле текущего года. Окупаемость проекта в течение трех лет.
    Должен сказать, что 13 января мы с ректором КНУ Ишенкуль Болджуровой были на приеме у президента республики Курманбека Бакиева. В ходе встречи состоялся обстоятельный разговор о перспективах кыргызского спутника. С удовлетворением могу сказать, что мы нашли у президента полное понимание и поддержку.
    При реализации данного проекта в Кыргызстане создалась бы единая сеть “Информационной связи” по странам Великого Шелкового пути. Ожидаемая доходность для республики составила бы порядка 200 млн. долларов в год.
    — И последнее. Как бы вы подытожили наш разговор?
    — Хотя сегодня мы не можем четко сформулировать, к чему приведет потепление климата, истощение озонового слоя, увеличение концентрации СО2 и других парниковых газов, сама эта проблема заставляет нас серьезно задуматься. На современном этапе развития цивилизации глобальное влияние человека на окружающую среду становится все заметнее и опаснее. Прозрением нашей эпохи, возможно вынужденным, стала глобализация человеческого мышления. Все большее число землян проникаются ощущением планеты как общей лодки и человечества как одной семьи в этом хрупком “Ноевом ковчеге”. Именно это сознание способно дать нам шанс спасти самих себя от грядущих катаклизмов. Для человечества нет сегодня проблемы более общей, чем состояние атмосферы, которая окружает всю планету, не признавая земных границ. И изменения в атмосфере оказывают влияние не только на все население планеты, но на все живое на Земле. Об этом должны помнить все — и политики, и военные, и ученые, и все жители нашей прекрасной, но столь хрупкой и уязвимой планеты.
    Вячеслав Тимирбаев.

    


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/12823/


Распечатать: Планетарные катаклизмы в горных регионах Центральной Азии РаспечататьОставить комментарий: Планетарные катаклизмы в горных регионах Центральной Азии Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Планетарные катаклизмы в горных регионах Центральной Азии Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.8492

EUR 79.0658

RUB   1.0485

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007