Распечатать: Тапио Саавалайнен: Я вернусь в Кыргызстан, но в качестве туриста РаспечататьОставить комментарий: Тапио Саавалайнен: Я вернусь в Кыргызстан, но в качестве туриста Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Тапио Саавалайнен: Я вернусь в Кыргызстан, но в качестве туриста Посмотреть комментарии

25 ноября 2005

ВЫ ХОТЕЛИ ЗНАТЬ?

Тапио Саавалайнен: Я вернусь в Кыргызстан, но в качестве туриста

    Последняя ноябрьская миссия Международного валютного фонда отбыла в Вашингтон на прошлой неделе. Она была короче обычного рабочего визита ровно наполовину. Восемь дней дали новому руководителю Департамента стран Ближнего Востока и Центральной Азии Пауло Ньюхаусу, заменившему на этом посту Тапио Саавалайнена, чтобы познакомиться с руководством Кыргызстана, войти в курс дела. Отныне этот человек будет главным рекомендодателем нашего правительства от международной донорской организации и координатором ПРГФ-2. Как это заведено в МВФ, нового главу миссии представлял его предшественник.
    Тапио Саавалайнену последнее пребывание в нашей стране запомнится, наверное, калейдоскопом встреч и приемов, как официальных, так и неформальных. По старой ли привычке советоваться с ним либо потому, что он роднее, но члены правительства, депутаты парламента, руководители международных организаций и бизнес-структур искали встреч именно с отставным главой миссии МВФ. Было еще немало тех, кто просто хотел с ним увидеться, поговорить, услышать экономический прогноз на ближайшее будущее и сказать на прощание несколько теплых слов. Я впервые столкнулась с явлением, когда иностранный гражданин, пусть даже высококлассный эксперт, может быть так популярен в нашей стране.
    СМИ, которые валом валят на пресс-конференции МВФ, на сей раз оказались за бортом информационного поля. Традиционное общение с журналистами, что сопровождало финал каждой миссии, на сей раз было отменено. Профессиональное любопытство и неудовлетворенность из-за дефицита новостей заставляло требовать «сатисфакции» от Тапио Саавалайнена. Однако тот отказал в интервью всем СМИ, включая и нас. Но потом передумал, за что мы ему очень благодарны, и сделал исключение, согласившись ответить на вопросы корреспондента «МСН».

    — Оценка деятельности Международного валютного фонда в Кыргызстане разная — президента, правительства и парламента. Почему?
    — Я попробую ответить на этот вопрос, процитировав спикера парламента Омурбека Текебаева, который, в свою очередь, цитировал президента Финляндии Мауно Койвисто. Тот как-то сказал, что любая экономическая политика порочна. Насколько? Это зависит только от угла зрения. Существуют разные воззрения на работу МВФ в вашей стране — это и понятно. Я постараюсь быть объективным. Любые явления в обществе подвергаются интерпретации со стороны разных людей. Но, с другой стороны, и президент, и правительство, и парламент рассматривают экономическую ситуацию в Кыргызстане с одной точки зрения. Могут расходиться взгляды на конкретные меры в политике, но никто не будет спорить, что целью всех трех ветвей власти является благосостояние кыргызского народа.
    — МВФ часто подвергался критике за то, что чрезмерно “опекал” правительство, диктовал ему свои правила игры, не зная при этом всех тонкостей местных условий. Вы согласны, хоть отчасти, со своими оппонентами?
    — Я вспоминаю в связи с вашим вопросом слова бывшего заместителя генерального директора-распорядителя МВФ господина Фишера, который говорил, что, “путешествуя по самым разным странам мира, он был потрясен тем, как много стран считает, что обычные законы экономики к их конкретной стране не применимы, что у нее свои особенности. Думается, споры, касающиеся экономической политики в Кыргызстане, сравнимы с открытиями коллеги Фишера.
    Членами МВФ являются 183 страны, поэтому наша организация хорошо знакома с самыми разными экономическими экспериментами, включая и эксперименты, схожие с теми, что предлагает Кыргызстан. Если нам заведомо известно, что то или иное направление политики не сработало в других странах, то какой смысл его использовать у вас? Но, впрочем, согласен с тем, что МВФ должен проявлять определенную скромность и учитывать специфику страны.
    Приступая к работе в вашей стране, при первой же возможности попытался узнать ее изнутри и с этой целью побывал почти во всех регионах республики, за исключением Нарынской области. Я никогда не использовал готовых шаблонов, хотя активно применял тот опыт, который был признан успешным в других странах.
    — После вашего предпоследнего визита в нашу страну создалось впечатление, что МВФ значительно смягчил свои рекомендации, особенно в части фискальной реформы. Это новое революционное правительство оказалось таким твердым или валютный фонд скорректировал свою политику в связи со сменой политического режима?
    — Во время недавнего разговора с президентом и премьер-министром я вспомнил, что моя работа здесь началась с весьма печального события. Тогда, пять лет назад, я был вынужден отменить заседание совета директоров исполнительного совета МВФ, на котором должна была утверждаться программа. Причина? Из-за того, что без консультации с МВФ правительство Кыргызстана снизило ставки подоходного налога и налога на прибыль. Символично, что завершилась деятельность на этом посту подписанием последнего соглашения, связанного как раз с уменьшением подоходного налога и налога на прибыль, а также введением единой ставки налога.
     Однажды знаменитого экономиста Кейнса спросили, почему тот изменил свою позицию по одному из экономических вопросов. Он ответил: когда изменяются обстоятельства, я меняю свое мнение, а вы как поступаете?
    Так вот, когда в 2001 году обсуждалась фискальная реформа, программа сотрудничества с МВФ была прервана уже примерно больше чем на год и бюджет находился в не самом лучшем состоянии. Когда мы подводили итоги выполнения ПРГФ, то по части реализации фискальной программы все критерии были выполнены.
    В 2005 году пришло время для реформ в налоговой системе. Налогоучетная сфера находится в таком состоянии, что страна может позволить себе пойти на определенный риск. Мы надеемся, что реформа принесет свои плоды в бюджет 2006 года, потому что любой налог вводится как инструмент, искажающий механизм рынка, чем меньше налогов, тем лучше.
    — Но, несмотря на такие радикальные меры, многие экономисты, не говоря уже о бизнесменах, считают их недостаточными и предлагают еще больше смягчить налогове бремя.
    — Сейчас ставки налогов в Кыргызстане уже ниже, чем у соседей. Ну и ни для кого не секрет, что для бизнсменов и рядовых налогоплательщиков самая лучшая ставка это ноль. С другой стороны, страна ведь не может отказаться от социальных услуг, таких, как медицина, образование, поддержание безопасности страны. А все эти услуги нуждаются в финансировании.
    — То, что в Казахстане НДС меньше нашего, Россия собирается сделать ставку этого налога 13 процентов, а мы при этом останемся на прежних позициях, не отразится пагубно на торговле?
    — Я хочу подчеркнуть: это правильно, что НДС является главным бюджетообразующим налогом, поскольку, являясь косвенным налогом, он оказывает менее искажающее влияние, чем другие виды налогов. И если в стране будет успешно вестись борьба с коррупцией в таможенных и налоговых органах, то в этих условиях никаких искажений в торговле и товарообороте не будет. В скандинавских странах очень высокие налоги, но при их взимании по принципу страны назначения это никак не отражается на торговле, ибо экспортеры освобождаются от уплаты НДС.
    — Как вы оцениваете сегодня инвестиционную среду? Что необходимо предпринять, чтобы привлечь иностранный капитал в постреволюционную страну?
    — Действительно, инвестиционная привлекательность за последний год несколько понизилась. Думаю, что этот процесс правительству удастся остановить и снова привлекать инвесторов по мере достижения политической стабильности, активизации борьбы с коррупцией и повышения качества госуправления. Я в это верю.
    — Из-за мартовских событий рост экономики Кыргызстана заметно замедлился при том, что соседи по-прежнему развиваются динамично. Нет ли опасения того, что в перспективе, если страна не восстановится, мы превратимся в одну из провинций Казахстана или Китая. Такие предположения делают некоторые политики и экономисты.
    — У нас были такие же ощущения, когда в 60 — 70-е годы постепенно Швеция превращалась в модель экономического развития. Но сегодня доходы финнов не меньше, а, может быть, даже и больше, чем у шведов. Ответ прост: маленькие страны должны быть умнее больших стран. Не хочу ничего плохого сказать о Казахстане и Китае, но я знаю, что Кыргызстан располагает блестящими талантами. Это один из самых ценных ваших резервов.
    — Есть экономисты, считающие, что рост ВВП в три процента, который заложили на этот год, — искусственно заниженный показатель. Их мнение: страна может ничего не делать и достигнуть такого роста.
    — Большую долю ВВП Кыргызстана составляет добыча золота. А это очень неустойчивая отрасль. Еще один крупный ресурс в вашей стране — энергетика. Но для того, чтобы энергию успешно реализовать, нужно тесное сотрудничество с соседними странами. А вы сами знаете, какие существуют серьезные барьеры по политическим причинам. Я думаю, прежде необходимо урегулировать с соседними странами спорные вопросы.
     Если исключить добычу золота и производство электроэнергии, темпы роста во всех остальных отраслях за последние лет десять составили 5 процентов. Я уверен, у страны есть все возможности, чтобы превысить этот рубеж в будущем году. Но должен заметить, что и такой показатель, как пятипроцентный рост ВВП, является неплохим. А при условии использования, задействования всех факторов, таких, как борьба с коррупцией, улучшение менеджмента в госорганах, принятие необходимых нормативных актов, возможен и более быстрый рост.
    — Часть денег от продажи акций “Центерры” правительство собирается использовать под ипотечное строительство. А не целесообразнее было бы пустить их на создание запасов горюче–смазочных материалов, учитывая, что мировые цены на нефть растут, а наша республика 90 процентов нефтепродуктов завозит извне?
    — С “Центеррой” ситуация очень простая. У страны имелся резерв — актив в виде запасов золота. Она обменяла его на акции, которые котируются на международной бирже в Торонто. Замечу, это такой же актив, как любой другой. И можно сказать, что общее богатство республики не изменилось после обмена золота на ценные бумаги. Теперь стоит вопрос, как использовать эти акции. Но в любом случае их нельзя проедать, потому что это народное достояние. А лучше вкладывать в долгосрочные проекты и делать это достаточно медленно, чтобы не обвалить бюджет.
    — В какие именно проекты?
    — В такие долгосрочные программы, которые не изменят общего объема национального богатства. А лучше всего использовать деньги на инвестиции. Вы сейчас опять спросите: какие именно? Я вам отвечаю: этот вопрос нужно тщательно обдумать, поговорить с донорами, которые имеют большой опыт на этот счет.
    — Господин Саавалайнен, вы советуете не проедать “заначку”, а между тем социальная обстановка в стране настолько сложная, что она требует от правительства того, чтобы оно тратило деньги или, иначе говоря, “проедало”.
    — Я повторюсь: главным богатством Кыргызстана является его человеческий капитал, а поскольку он является таким же активом, то я совсем не исключаю возможности использования денег на развитие человеческого капитала. На образование, например. Но не на раздачу подачек.
    — Ваша миссия в Кыргызстане закончилась. Чувствуете ли удовлетворение от проделанной работы? Нет ли сожаления, что могли сделать больше и лучше?
    — Никто никогда не может быть полностью удовлетворен своей работой. Я думаю, те успехи, которых добилась страна, — это и результат сотрудничества Кыргызстана с МВФ. Хотелось бы отметить, что установление в стране макроэкономической стабильности — заслуга правительства, Нацбанка, Министерства финансов. Мне, конечно, было бы гораздо приятнее, если бы мы достигли больших результатов в области повышения качества госуправлении.
    Я помню, в 2002 году послал памятную записку президенту Аскару Акаеву, которая называлась “Тридцать шагов к добросовестному управлению”. В этом документе выражалась озабоченность по поводу того, что корыстная группа все более активно использует властные структуры — правительство и парламент — своих интересах, и предлагались меры по борьбе с влиятельными лоббистами. Я надеюсь, революционеры нашли эту записку на седьмом этаже “Белого дома”.
    — Кыргызстан, знакомство с его людьми — это еще одна перевернутая страница в вашей биографии или нечто большее? Что у нас и в нас вам импонирует и что вам не нравилось? В данном случае я хочу услышать мнение не только чиновника МВФ, но и просто человека.
    — Я служащий международной организации, а это, знаете, забавное животное, забавный зверь. По определению МВФ, я должен любить все 183 страны, где мы осуществляем свои программы. Но в вашей стране я провел пять лет вместо обычного срока — трех лет. Поэтому могу откровенно признаться, что, конечно же, в моем сердце возникло особенное чувство к Кыргызстану. Теперь я могу говорить об этом без опаски, поскольку ухожу на пенсию. Я обожаю ваши горы, чистый воздух, дивную природу.
    А что мне не нравится, так это то, что на озере Иссык–Куль до сих пор нет яхтклуба. Надеюсь, он будет создан, чтобы я смог вновь приехать в эти края. Когда вернусь домой, засяду за компьютер и начну в Интернете искать дешевые туристические туры в Кыргызстан. Я дочери обещал привезти ее сюда. Обращаю ваше внимание, с 15 по 20 января в районе островов Кивас близ Флориды будут проходить парусные гонки. Проверьте на веб–сайте. Теперь я смогу очень много времени посвятить парусному спорту. Причем заниматься этим серьезно.
    — А от нашего правительства вы не получали предложения поработать в качестве советника? Прежний президент любил окружать себя иностранными советниками, правда, на практике их советы и рекомендации, как мне кажется, не использовал.
    Этот вопрос вызвал у Тапио Саавалайнена загадочную улыбку. И далее наш размеренный разговор перешел в режим блица.
    — Да, были.
    — И что вы решили?
    — Уйти на пенсию.
    — Так рано, вы совсем не выглядите пенсионером.
    — У нас своя шкала начисления трудового стажа, по ней я заслужил отдых.
    — Президент Бакиев наградил вас медалью “Данк”, почему вы заскромничали и сказали, что эта награда всему МВФ?
    — Чиновники МВФ не имеют права принимать награды. Это не принято, но и отказываться от такой чести тоже нельзя.
    — Значит, никто до нас не додумался до этого?
    — В моей жизни такое событие случилось впервые. Поэтому обязательно напишите, что медаль заслужил МВФ.
    — Наверное, чертовски приятно, когда глава иностранного государства надевает на тебя наградную ленту?
    — Конечно, так что, может быть, учитывая, что я без пяти минут пенсионер, МВФ не заберет медаль, а оставит ее мне на память?
    ( Саавалайнен широко улыбается, не скрывая, что шутит.)
    — А вам известно, что в нашей стране люди, чьи заслуги отмечены орденами, почетными грамотами, имеют право на социальные льготы. Например, надбавку к пенсии?
    — Неужели? Тогда надо будет сказать Ольге Лавровой, чтобы она про меня не забыла, когда будет формировать бюджет Соцфонда.
    — Каким будет прощальная рекомендация всем нам от Тапио Саавалайнена?
    — Пожалуйста, придерживайтесь меморандума. Меморандума и еще раз меморандума.
    — И все будет О’кей?
    — Я верю, жизнь в Кыргызстане наладится.
    Лариса Ли.

    


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/12084/


Распечатать: Тапио Саавалайнен: Я вернусь в Кыргызстан, но в качестве туриста РаспечататьОставить комментарий: Тапио Саавалайнен: Я вернусь в Кыргызстан, но в качестве туриста Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Тапио Саавалайнен: Я вернусь в Кыргызстан, но в качестве туриста Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.0754

EUR 81.2361

RUB   1.0494

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007