Распечатать: Юрген Кюне: Добросовестному человеку в конце концов воздается РаспечататьОставить комментарий: Юрген Кюне: Добросовестному человеку в конце концов воздается Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Юрген Кюне: Добросовестному человеку в конце концов воздается Посмотреть комментарии

4 ноября 2005

РЕГИОН

Юрген Кюне: Добросовестному человеку в конце концов воздается

    Вильгельм Конрад Рентген, Готфрид Даймлер, Роберт Бош, Генрих Гебель, Рудольф Дизель — знаменитые немецкие конструкторы и инженеры, авторы великих открытий и изобретений… Немцы и на самом деле традиционно, вернее, генетически, прежде всего прикладники. Они всегда движимы желанием что–то изобретать, конструировать, испытывать и усовершенствовать. Более ста инженерно–технических вузов в относительно небольшой стране — это тоже показатель, свидетельствующий о приоритетах Германии. Судя по всему, в этой стране, известной еще и великими поэтами и философами, навечно поселился дух изобретательства и инноваций, стремления властвовать над техникой.
    200–летний ТFHB — Технический университет прикладных наук Берлина, имеющий обширную географию сотрудничества с ведущими университетами мира (Россия, Китай, Корея, США, Франция, Англия, Бразилия и многие другие), является долгосрочным партнером Кыргызского государственного технического университета. Вот уже год эти два вуза опекают общее детище — Кыргызско–Германский технический факультет. По условиям соглашения в течение первого года наши студенты силами отечественных преподавателей штудировали немецкий язык, чтобы впоследствии воспринимать лекции лучших профессоров вуза–партнера. Первый десант в лице крупных ученых и изобретателей Германии, профессоров, докторов Юргена Кюне — специалиста в области материаловедения и материалов, и Манфреда Пааша — знатока технологических процессов в машиностроении провел серию блестящих лекций перед студентами совместного факультета. Моя беседа с профессором Кюне, довольно свободно владеющим русским языком, вышла далеко за рамки темы, имеющей отношение только к КГТУ.

    — Профессор, сегодня, наверное, рано говорить об успехах совместного проекта — слишком мало времени прошло. Как вам наши студенты и преподаватели? Нашли с ними общий язык?
    — Как представитель вуза–партнера хочу подчеркнуть добросовестную работу руководства университета, его международного отдела, Кыргызско–Германского факультета, преподавателей. Несмотря на слабую материально–техническую базу, за сравнительно короткий срок им удалось добиться заметных результатов. Нам импонирует в вузе и на факультете спокойная деловая обстановка, организованность, стремление к подлинно партнерским отношениям, что не может не настраивать на более длительные и эффективные контакты между нашими вузами. Мы общались не только на немецком языке, но и, как сказал ректор профессор Джаманбаев, на языке взаимоуважения и взаимопонимания. Студенты производят весьма приятное впечатление, язык знают на приличном уровне. Мне нравится в них дисциплинированность, воспитанность и уважительное отношение не только к преподавателям, но и вообще к старшим по возрасту. У вас хорошие традиции. Особенно нас поразило, что девушки, увлеченные машиностроением, составляют половину всех обучающихся, а у нас всего десять процентов. С такими тенденциями машиностроение Кыргызстана может прийти к феминизации! Вместе с тем были и необычные нюансы: в первые дни мы с коллегой профессором Паашем никак не могли понять, почему кыргызские студентки при общении с преподавателем опускают глаза. Потом нам объяснили, что это свидетельство женской скромности и почтительного отношения к мужчине.
    — Такой у нас, непривычный для европейца, менталитет. А немецкие студенты и студентки другие?
    — О, мы "наслаждаемся" плодами демократии и свободы (смеется)! Случается и такое, когда студент во время лекции разговаривает по мобильнику, пьет кока–колу, ест гамбургер, свободно перемещается по залу, прерывает лектора и т. д. Наши питомцы более раскованны и с преподавателем ведут себя на равных. А девушки и женщины — это вообще особая тема. Они уже с детства знают, что ни в чем не должны уступать мужчинам, и отстаивают свои права и свободы, чего бы это им ни стоило. В каждом вузе работает официальная представительница от женской ассоциации, которая обязана защищать студенток и коллег–женщин даже при минимальном ущемлении их прав. У нас для девушек созданы даже специальные курсы по машиностроению. Эмансипация!
    — Согласитесь, было бы странно, если бы живущие в двадцать первом веке соотечественницы известного борца за права женщин Розы Люксембург при разговоре с мужчинами опускали глаза!
    — Не представляю (смеется)! Ваши студенты в силу возраста более тепличные. Нашим — от двадцати до тридцати лет. Как правило, это молодые люди, прошедшие тринадцатилетний цикл школьного образования, техникум, службу в армии и, главное, имеющие рабочие профессии (непременное условие для поступления в технический вуз). Многие студенты работают, содержат себя и свои семьи, то есть они вполне самостоятельные и самодостаточные.
    — У нас есть выражение "грызть гранит науки", которое прежде всего относится к освоению огромного багажа фундаментальных знаний, обязательных для будущего специалиста. Применимо ли оно к немецким студентам?
    — Безусловно. Но гранит науки они грызут по–своему, по–немецки. Видите ли, технические университеты Германии, в том числе и наш, ориентированы на прикладное направление. Приоритеты отдаем укреплению и расширению связей с промышленным сектором: заводами, фабриками, крупными фирмами–производителями. Поэтому учебный процесс тесно связан с деятельностью наших партнеров. Фундаментальные науки наши студенты осваивают поэтапно, по мере надобности, в соответствии с тем или иным тематическим блоком. Они весьма свободны в формах и методах освоения знаний, которые мы оцениваем на основании письменных экзаменов. Думаю, такой прагматичный и, подчеркну, демократичный подход вполне оправдывает себя. Само время заставляет нас быть рациональными, мобильными. Приходится постоянно совершенствовать традиционные формы и методы работы.
    — Трудно стать студентом вашего университета?
    — Поступить к нам, да и вообще в технические университеты Германии довольно сложно. Как правило, нашими студентами становятся молодые люди, уже "созревшие" для будущей профессии, осознающие, что престижную работу можно получить только при наличии добротных знаний. Безусловно, в процессе обучения происходит отсев по тем или иным причинам примерно трети студентов. Естественный отбор. Остаются сильнейшие. Поэтому университеты создают наилучшие условия для учебы. Материально–техническая, методическая оснащенность у нас самая современная и постоянно обновляется. Студент получает от профессора весь спектр необходимой информации не только на лекциях. Кстати, туда он может и не ходить: письменный вариант лекции его всегда ждет в библиотеке в электронном варианте. Если у него возникают вопросы, что происходит довольно часто, то он получает от профессора дополнительную консультацию. Таким образом, мы выполняем главное требование, которое предъявляет наша высшая школа и к тем, кто учит, и к тем, кто учится — формирование самостоятельного мышления, то есть внутренне свободной и одновременно ответственной личности. Без таких личностей не сохранить демократическое общество. Поступить в наш вуз, успешно учиться и закончить его может только тот человек, который способен анализировать, систематизировать и делать выводы, выстраивать вектор своего поведения, в том числе и в профессиональной области.
    — В чем отличие немецкой и нашей методик преподавания?
    — Принципиальных различий я не вижу. У вас достаточно сильная школа, высококвалифицированные преподаватели. Просто мы располагаем более широкими возможностями в техническом оснащении учебного процесса современным презентационным оборудованием. К примеру, я прихожу на лекцию с небольшим чемоданчиком, в котором есть все вспомогательные и наглядные средства: ноутбук, проектор, фолии, аудио–, видеотехника и др. А ваш профессор вынужден графики и таблицы чертить мелом на доске. О какой мобильности здесь может идти речь? И потом не забывайте, что мы живем в стране, где изобретательство и конструирование, особенно в машиностроении, являются любимым делом нации, где мы буквально напичканы самыми свежими новостями о последних достижениях науки и техники.
    — Сегодня университеты стран Евросоюза озабочены вхождением в Болонский процесс. Как воспринимается этот проект в германских, особенно инженерных вузах, которые всегда были приверженцами традиционных форм и методов образования?
    — Скажу откровенно, воспринимается он не совсем однозначно. И преподаватели, и студенты считают, что немецкий диплом — это сертификат высокого качества. Эффективность немецкой школы подготовки инженеров не нуждается в каких–либо доказательствах. Ее стремятся перенять крупнейшие вузы мира, и мы рады делиться своим опытом с другими. Однако есть и обязательства члена Евросоюза, каковым Германия является. Уже в предстоящем семестре в нашем университете вводятся бакалавриат и магистратура, которые позволяют студенту свободно ориентироваться в образовательном пространстве Евросоюза. Хочется верить, что Болонская декларация — это прогресс.
    — Сегодня в Кыргызстане объявлена жесткая борьба с коррупцией, в том числе и в вузах. Существует ли у вас такое понятие, как взятка?
    — Взятка? Что это значит?
    — Это когда студент, не готовый к сдаче экзамена или зачета, дает преподавателю вознаграждение за оценку в зачетной книжке.
    — О чем вы говорите! Это исключено, потому что это прямое нарушение закона, фактически преступление. Наш преподаватель вуза как представитель государства следит за соблюдением законов так же бдительно, как полицейский. Если студент подарил мне даже простую ручку, я обязан об этом доложить своему начальству.
    — Извините за несколько бестактный вопрос, но без ответа на него мне трудно представить статус преподавателя германского вуза. Как ваше государство финансирует профессора университета?
    — Вопрос вполне логичный. Хочу подчеркнуть, профессор университета, особенно технического, в нашей стране — это действительно высокий статус. У нас хорошо понимают: профессорский хлеб нелегкий и путь к этому ученому званию очень трудный. Его надо заслужить и подтверждать в течение всей жизни постоянным самосовершенствованием и творческой эффективностью. Вот почему мы имеем хорошие материальные стимулы. Моя ежемесячная заработная плата составляет примерно четыре тысячи евро, а рядового преподавателя — две–две с половиной тысячи. На эти средства можно жить достойно.
    — Трудно усомниться в этом. А наши профессора вынуждены довольствоваться примерно восемьдесятью евро, а рядовые преподаватели — пятьдесятью.
    — Тогда они просто герои. Государство не должно допускать такого унизительного положения преподавателя. Но, насколько мне известно, сегодня в вашей стране идет пересмотр не только политической жизни, но и всех остальных направлений, в том числе и образовательной сферы. Неужели новое правительство не позаботится о тех, кто ведет подготовку инженерных и научных кадров страны? Как я уже сказал, ваши профессора имеют очень высокий класс.
    — Господин Кюне, все ли выпускники вашего вуза находят себе работу?
    — Лучшие всегда востребованны. Остальные тоже без дела не остаются. Как я уже сказал, студенты приходят в университет достаточно адаптированными к реальной жизни. И еще. Наши молодые люди не страдают комплексом от отсутствия диплома о высшем образовании, наверное, потому, что у многих действительно умелые руки, которые помогают им выжить в любых условиях. Если надо, они самую черную, непрестижную работу сделают на "отлично". У нас ценят человека за результаты его труда, а не за должность и звание.
    — Вы напомнили мне приятельницу–немку, талантливого инженера–конструктора с высшим образованием. Оставшись без работы в трудные 90–е годы, она устроилась уборщицей иностранного офиса. Работала настолько добросовестно, что ей предложили должность начальника отдела. Сейчас она живет в Германии. Работает по специальности. Много ли молодых немцев уезжают за границу? Происходит ли в вашей стране так называемая утечка мозгов?
    — Молодости всегда присуще стремление собственными глазами увидеть и познать мир. Не составляют исключения и наши молодые люди. Они едут учиться и работать в другие страны, скорее всего, в поисках разнообразия, иных впечатлений, а не в поисках заработка. Но, как правило, временно, потому что убеждаются: в гостях хорошо, а дома лучше. Германия стала обеспеченным и надежным домом и для представителей многих других народов, в том числе и для кыргызстанцев. Наше правительство стремится создать благоприятные условия даже своим соотечественникам, живущим в других странах. Эту цель мы преследовали, вступая в партнерские отношения с Кыргызским техническим университетом. Нас радует, что среди студентов совместного факультета немало немцев.
    — На вашей родине в последнее время тоже кипели политические страсти. Правда, не с такой высокой температурой, как у нас. Можно сказать, что в лице Ангелы Меркель победила эмансипация? Как это отразится на судьбе вашего университета?
    — Мы, немецкие профессора и студенты, свободны от политики и политиков. Никто не имеет права вмешиваться в деятельность университетов. В Германии научились контролировать политическую температуру. Скорее всего, победили законы, перед которыми у нас все равны. Мы всегда на стороне лидера (его половая принадлежность значения не имеет), который печется о благе народа и страны, поддерживает науку и образование. Канцлер Шредер много сделал в этом направлении. Благодаря ему стали партнерами и наши вузы. Но смена лидеров — процесс закономерный, безусловно, способствующий прогрессу. Судя по всему, вы, кыргызстанцы, тоже убедились в необходимости перемен.
    — Ваши пожелания кыргызским студентам и коллегам…
    — Прежде всего хочу поблагодарить их за теплый прием, комфортные условия, созданные для работы. Впечатления от двухдневного отдыха на Иссык–Куле незабываемы. У вас благодатный край, уникальная природа, но главное богатство, безусловно, люди: открытые, далекие от прагматизма, бескорыстные и удивительно гостеприимные. В нашем воображении уже родилась серия пейзажей, портретов, скульптурных композиций, которую мы обязательно реализуем по возвращении на родину. Это наше с профессором Паашем хобби. Мы рады, что в лице кыргызских коллег обрели не только деловых партнеров, но и замечательных друзей.
    Один из пунктов соглашения между КГТУ и TFHB — продолжение образования в Берлинском университете студентов Кыргызско–Германского факультета, отлично завершивших три первых курса, а также академический обмен преподавателями. Судя по тому, как студенты сегодня работают над собой, с какой жадностью вбирают знания, многие из них непременно будут учиться в Германии. Желаю им быть более самостоятельными, более мобильными, как можно скорее освобождаться от родительской опеки, максимально использовать время на учебу и крепко стоять на земле. Коллегам я желаю прежде всего терпения в нелегкое для Кыргызстана время. Думаю, любые испытания закаляют человека и духовно, и морально. Кыргызы как народ с многовековой и трудной историей знают об этом очень хорошо. Просто каждому надо стремиться выполнять свое дело честно и не нарушать законы. При любой политической погоде, при любых остоятельствах. И все будет sehr gut! Потому что честному и добросовестному человеку в конце концов воздается.
    Беседовала Галина Ким.
    Фото из архива Юргена Кюне.

    


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/11831/


Распечатать: Юрген Кюне: Добросовестному человеку в конце концов воздается РаспечататьОставить комментарий: Юрген Кюне: Добросовестному человеку в конце концов воздается Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Юрген Кюне: Добросовестному человеку в конце концов воздается Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.8400

EUR 79.2474

RUB   1.0583

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007