Распечатать: Скатертью дальний путь стелется РаспечататьОставить комментарий: Скатертью дальний путь стелется Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Скатертью дальний путь стелется Посмотреть комментарии

2 ноября 2005

РЕГИОН

Скатертью дальний путь стелется

    Еще год, и последние незавершенки стратегического шоссе Бишкек — Ош будут закончены. Водители перестанут чертыхаться по поводу ускоренного износа любимых «Мерседесов» («Нив», «шестерок»…), жильцы домов, что приткнулись к трассе, вздохнут с облегчением («Наконец–то ни шума, ни пыли»), а в Минтрансе, глядишь, и премии вытянут за достойную работу.
    Отрезок Ош — Узген, куда мы прибыли с представителями АБР и Минтранса, начали ремонтировать в апреле прошлого года. Хотя фактически это не ремонт, а, по сути, новое строительство дороги (причем всей — от Бишкека до Оша). Недоделанными остаются километров 20–30 (основная незавершенка же на таш–комурском отрезке).
    Тендер по узгенскому участку выиграла китайская компания “Чайна Роудз энд Бридж Корпорейшн” (та самая, что восстанавливала бишкекские магистрали). Разница с прежними работами велика.
    — В Бишкеке были только ремонтные работы, а здесь капитальные: там фрезерование и укладка асфальта в четыре сантиметра, — поясняет Зияд Ал Сераван, заместитель менеджера проекта. — Здесь практически строительство с нуля.
    Ведь приходилось не просто снимать старый асфальт и “стелить” новый (в два слоя по 9 см), но и готовить основание под него, порой преодолевая водные преграды. А вы знаете, что уложить асфальт — это для дорожника проще простого? То ли дело подготовительные работы.
    — Самое сложное — дорожный трафик, — продолжает Зияд (кстати, на весьма сносном русском — дорога заставила выучить). — Мы ведь работаем при открытом движении.
    Посчитали как–то для интереса: каждые сутки мимо работяг проносится шесть тысяч машин! А перекрыть, сами догадываетесь почему, нельзя. Вот и терпят обе стороны: водители — тряску в объезд, дорожники — выхлопные газы. Третья сторона — жители ближайших домов — возмущается и грозит судом. Мол, трещины пошли, метр земли у огорода отрезали, яблоки зачахли. Споров, между прочим, более чем достаточно: на юге каждый сантиметр плодородной почвы в ход идет. Не желает народ признавать никаких санитарных норм, “красных линий” и прочих ограничителей, пусть и прописанных в документах на недвижимость.
    — Население жалуется: сразу участок обрабатывайте, сняли асфальт — тут же закатали, — рассказывает Марат Мияров, директор Группы реализации проектов (теперь — бывший. — Авт.). — А ведь нужно выявить слабые участки!
    И показывает место, где через полгода на поверхность вышли грунтовые воды. Хорошо, до асфальта дело не дошло: из бракованного этого участка вычерпали глину, “подлечили” щебенкой и требуемыми в таких случаях процедурами. Иначе бы пришлось все время латать это место, как минимум.
    Трасса Бишкек — Ош была поделена между несколькими подрядчиками. Но отрезки, по заверениям Миярова, сложность имеют одинаковую: где–то приходится преодолевать тоннели над пропастью, где–то строить дополнительные мосты (на узгенском участке, например, одна и та же речка восемь раз пересекает дорогу!). И хотя у каждого подрядчика свои ноу–хау, вся трасса в принципе должна получиться однородно–качественной (требования–то к конечному результату у Минтранса одни и те же).
    — Наш асфальто–бетонный завод считается одним из лучших, — нахваливает Лучано Санна, постоянный представитель компании–подрядчика. — Выдает 160 тонн в час. И вся работа компьютеризирована. Оборудование американское образца 2004 года. Асфальтоукладчики “захватывают” 4,6 метра — ровно половину полотна, а это дает качество — стык всего один.
    … Каждый день, с семи до семи, на трассу выходят работники (местных привозят из Оша и ближних населенных пунктов и поселяют в съемных квартирах повахтово).
    — Будьте осторожны, платье подпалите! — окрикивает кто–то из них столичную журналистку. — Тут же температура 160 градусов!
    — А… Пишете? Кто про проблемы напишет? — заглядывает через плечо мужичок, назвавшийся Абдураимом. — Пишите: зарплаты мало, вверху солнце, внизу 160 градусов. Нам по 3–3,5 тысячи дают, сами обед приносим.
    — Как же сами? Вам же готовят? — недоумеваю, вспомнив рассказ о спецкухне.
    — Ну, вечером привозят, и то не хватает, — выкручивается (представители компании–подрядчика клянутся, что обеды тут для каждого. — Авт.).
    — Мне вот пора жениться, а денег нет! — подхватывает молодой Алмаз.
    — А невеста есть?
    — Есть…
    — Ну хотя бы до пяти тысяч увеличили, — продолжают возмущаться рабочие, мигом сгрудившиеся вокруг. — На продукты бы две тысячи ушло, туда–сюда… Вредности не платят, молока не дают. Хочешь — работай. Нет — иди…
    Наверняка в словах этих обиженных мужчин есть доля правды: мало радости двенадцать часов кряду таскать булыжники, выверять уровень уклона, задыхаясь от пыли, жарясь в прямом смысле. Но с другой стороны — никогда еще чернорабочие не получали на уровне учителей и инженеров, годами повышающих свою квалификацию и заставляющих свои мозги шевелиться…
    Впрочем, огромная благодарность за гладкую — по которой ехать в радость — дорогу будет всем: и тем, кто продумывал и пробивал проект реконструкции трассы, и тем, кто профинансировал его, и тем, кто его воплощал.
    Татьяна Орлова.
    Фото автора.

    


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/11798/


Распечатать: Скатертью дальний путь стелется РаспечататьОставить комментарий: Скатертью дальний путь стелется Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Скатертью дальний путь стелется Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 68.8964

EUR 80.9533

RUB   1.0400

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007