Распечатать: Экономика Грузии после «революции роз» РаспечататьОставить комментарий: Экономика Грузии после «революции роз» Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Экономика Грузии после «революции роз» Посмотреть комментарии

30 сентября 2005

РЕГИОН

Экономика Грузии после «революции роз»

    «Бархатные революции», происшедшие в Грузии, на Украине и в Кыргызстане, подвергаются критическому анализу политологов, экономистов, историков, социологов, журналистов. До отечественного читателя и зрителя, ориентированного в основном на российские СМИ, доходит информация больше негативного содержания. Прочитав очередную публикацию о том, что в Грузии «вытворяет» молодой Саакашвили, сколько разочарований испытали грузины от «революции роз», наш обыватель начинает озабоченно чесать голову: а не будет ли и здесь еще хуже? И все действия новой власти принимает с недоверием, а ошибки, если они есть, рассматривает как нечто непоправимое.
    Недавно, участвуя в семинаре Фонда «Сорос — Кыргызстан», посвященном проблеме бюджетной прозрачности, познакомилась с молодым ученым Давидом Нармания, заместителем председателя правления Ассоциации молодых экономистов Грузии, который приехал к нам рассказать, как в Грузии проводится мониторинг бюджетных расходов. В перерыве обсуждения мы с ним поговорили о реформах, современном экономическом состоянии его страны. Мне важно было узнать, стало лучше или хуже людям после двух переломных лет со дня отставки Эдуарда Шеварднадзе? Жалеет ли кто о прошлом?

    — Давайте начнем с изменений в экономике. Их довольно много. После “розовой революции” в Грузии был разработан и принят новый Налоговый кодекс. До декабря 2004 года, пока парламент не утвердил его, у нас действовало 18 видов налогов, а сейчас — только 7. Правительство уменьшило и ставки, в результате значительно улучшился бизнес–климат. В ответ на это налогоплательщики стали больше выплачивать налогов. Это, в свою очередь, позволило повысить доходы в общегосударственный и районные бюджеты почти в два раза. В 2004 году бюджет составлял примерно 800 млн. долларов, а в 2005–м по прогнозу мы ожидаем около 1,5 млрд. долларов.
    Что касается роста ВВП, то в позапрошлом году он составил 7 процентов, в прошлом — 8, а в этом мы ожидаем уже 10–12 процентов. Так как повысились доходы, то увеличились и расходы. Правительство теперь позволило себе финансировать многие программы и проекты, до которых раньше руки не доходили. И тем не менее специалисты считают, что есть еще резервы для дальнейшего развития экономики.
    — А какие важные шаги в области политики вы бы отметили?
    — Это проведение референдума и решение об уменьшении численности парламента: с 235 депутатов до 150.
    — Как нововведения правительства воспринимались обществом? С пониманием или с определенным недоверием и даже враждебностью?
    — Да нет, все шаги новой власти воспринимались людьми нормально, спокойно. Сейчас идет работа над новым Таможенным кодексом, который был принят в 1997 году, а с 2000 года было внесено очень много изменений и дополнений. Но все понимают, что перемен требует не только документ, но и сама система, работа таможенников, потому что существуют проблемы таможни и физических лиц, таможни и предпринимателей.
    — Что у вас произошло в социальной сфере?
    — Вдвое увеличилась пенсия. Раньше минимальная пенсия была 14 лари (это приблизительно 8 долларов), а сейчас — 28 лари (то есть около 16 долларов).
    — А размер минимальной заработной платы?
    — Сегодня она равна 20 лари (12 долларов), а средняя заработная плата — свыше 100 долларов.
    — Назовите объем ВВП.
    — В этом году валовой внутренний продукт достигнет 9 млрд. лари, или 5 млрд. долларов. И, поверьте, это вполне реальные цифры.
    — У вас бюджет дефицитный?
    — Нет, сейчас наш бюджет имеет профицит, правда, небольшой. Изменения в налоговой сфере, улучшение администрирования — все это позволило сделать его профицитным. В 2005 году мы планировали вообще–то достичь баланса доходов и расходов.
    — Из чего у вас формируется доходная часть казны?
    — Приблизительно 30 процентов налогов дает НДС, но раньше ставка этого налога была 20 процентов, а с июля этого года — 18 процентов. Погоду делают подоходный, социальный налоги, акцизы и налог на прибыль. Хотя ставки по ним сильно снижены.
    — Каков объем местных налогов в бюджет?
    — У нас всего два вида местных налогов — налог на имущество, в том числе на землю, и налог на игорный бизнес. Но они не делают погоды для муниципалитетов и местного самоуправления. Поэтому центр им дает трансферты и тем самым уравнивает уровень доходов.
    — У вас есть отрасли, пользующиеся налоговыми льготами?
    — Это производство лекарств местных фабрик, детское питание, сельское хозяйство. Они освобождены от НДС.
    — На что у вас введены акцизы?
    — По новому Налоговому кодексу ставки акцизного налога повысились. Подакцизной группой товаров являются алкогольные напитки, золото, табак, нефть и нефтепродукты, черный и цветные металлы, природный газ.
    — Каково влияние на экономическую политику международных финансовых институтов?
    — Огромную роль играют МВФ и Всемирный банк, Европейский банк реконструкции и развития, ОБСЕ, ООН. Они реализуют у нас разные программы по борьбе с бедностью, мобилизации и стабилизации экономики.
    — Каков размер внешнего долга? Он оказывает давление на экономическую политику? Насколько она независима от внешних доноров?
    — Грузия должна различным странам и донорам порядка 5 млрд. долларов. Нас размер внешнего долга особо не волнует. Мы не обращаем внимания на него. Доноры финансируют некоторые программы для мобилизации экономики и улучшения ситуации.
    — Больше или меньше стало прямых иностранных инвестиций после революции?
    — Улучшился бизнес–климат, и иностранных инвестиций стало больше. Финансовые потоки направляются на строительство нефтепровода Баку — Тбилиси — Джейхан и газопровода Баку — Тбилиси — Эрзрум. Это огромные деньги. К тому же у нас идет огромный приватизационный процесс, продаются старые фабрики и заводы, здания.
    — А велико ли давление госсектора на частный бизнес? Часто ли государство вмешивается в дела предпринимателей?
    — Есть некоторые проблемы. Например, с налоговой инспекцией и финансовой полицией. Причина? Невозможность пока хорошо контролировать бизнес.
    — Как ведется борьба с коррупцией, какие результаты она дала?
    — МВД и финансовая полиция очень строго подходят к нарушениям. Поэтому количество задержанных лиц в 2004 и 2005 годах значительно увеличилось по сравнению с дореволюционным периодом. Изменения претерпели некоторые статьи Уголовного кодекса — они стали строже.
    — Что вы скажете о репреватизации, как она прошла?
    — Нет, как таковой ее не было.
    — Но, насколько известно, новая власть заставила расстаться с некоторыми предприятиями даже семью экс–президента Шеварднадзе.
    — Они продали часть акций предприятий. Но забрать, отобрать, передать другим налаженный бизнес? — через это мы не проходили.
    — А чем сегодня занимается бывший глава государства?
    — Эдуард Амвросиевич живет отдельно от семьи, в государственном доме. В 2003 году у него умерла жена.
    — Как часто у вас меняются законодательные акты? Ваша организация ведь проводит мониторинг в законотворчестве. У нас из–за частых корректировок нормативных актов инвесторы не хотят работать.
    — Раньше у нас тоже было очень много изменений и дополнений в Налоговый кодекс, а с принятием нового в него были внесены всего два изменения. Должен заметить, что чаще меняются политические и юридические документы, нежели экономические.
    — Что можете сказать о реформе госуправления, была ли она проведена в Грузии?
    — Для команды Саакашвили это было одной из главных задач, и она ее выполнила. Было 17 министерств, а осталось 12. Это повлекло и сильное уменьшение численности чиновников, потому что в процессе реформирования произошла оптимизация кадров, в результате которой произошло повышение зарплаты.
    — Сколько у вас безработных?
    — Это сложная тема. У нас нет единой системы статистики безработицы. Но приблизительно ее уровень составляет 40–45 % от общего числа населения.
    — А каков уровень теневой экономики?
    — Раньше мы ее оценивали приблизительно в 60 процентов, сейчас объем теневой экономики значительно понизился, по моим подсчетам, это 35–40 процентов.
    — Михаил Саакашвили молод, а средний возраст членов правительства? Туда вошли в основном его соратники по партии?
    — Саакашвили в первую очередь поддержал молодежь. Он в правительство пригласил кадры, которые учились коммерческому и юридическому праву в зарубежных странах. Критерием был их профессионализм. Но был и политический подход. Некоторые члены его партии также переходили в исполнительную власть на должности министров, их заместителей, начальников департаментов. Два–три министра — люди из старой гвардии: министр финансов, министр образования. А министры экономики и сельского хозяйства раньше были предпринимателями.
    — Можете назвать средний возраст правительства Саакашвили?
    — Членам кабинета министров 30–32 года.
    — Ваш молодой президент по–прежнему занимает самую высокую позицию в рейтинге популярности?
    — Рейтингом занимаются другие общественные организации. Но я, наверное, не ошибусь, если скажу, что он держится на одном уровне. Пока Михаил Саакашвили является самым популярным человеком в Грузии.
    — Немного подробнее расскажите, пожалуйста, о деятельности вашей организации.
    — Ассоциация молодых экономистов Грузии — некоммерческая общественная организация, появившаяся в 1989 году, и сегодня объединяет в своих рядах около 500 специалистов. Основные направления деятельности: мониторинг государственного и местного бюджетов, отдельных целевых программ, исследования в налоговой и таможенной сферах, бизнес–консультации, участие в экономической политике и реформах страны, а также повышение экономического образования среди студентов и других лиц, интересующихся экономикой.
    — Вы можете сейчас сказать, что ваш бюджет прозрачен и доступен для всех, кто хочет знать, куда идут доходы и на что тратятся расходы?
    — Мы проводим мониторинг и доходной, и расходной части бюджета, но основные потребители нашего информационного продукта — госсектор, международные организации, неправительственный сектор, масс медиа и другие заинтересованные лица и организации.
    — Что труднее отслеживать, расходную или доходную часть бюджета?
    — Доходную. Она требует очень точных экономических расчетов, необходимо уметь оценивать налоговый потенциал страны — не только государственных учреждений и ведомств, бизнеса, но и неправительственных организаций. Так как все мы тоже являемся налогоплательщиками.
    — Вы верите в позитивные перемены, в то, что Грузия идет вперед?
    — Пока это происходит, и я бы хотел надеяться, что так будет и впредь...
    Лариса Ли.
    P.S. Это интервью дает надежду, что “тюльпановая революция” даст свои позитивные плоды и исполнятся чаяния кыргызстанцев жить лучше. Вот только нужно набраться терпения и не ждать манны небесной, а работать.

    


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/11444/


Распечатать: Экономика Грузии после «революции роз» РаспечататьОставить комментарий: Экономика Грузии после «революции роз» Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Экономика Грузии после «революции роз» Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.1133

EUR 81.3325

RUB   1.0446

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007