Распечатать: Кенешбек Джаманкулов: Меня благословил сам Раззаков РаспечататьОставить комментарий: Кенешбек Джаманкулов: Меня благословил сам Раззаков Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Кенешбек Джаманкулов: Меня благословил сам Раззаков Посмотреть комментарии

27 сентября 2005

КАРЬЕРА

Кенешбек Джаманкулов: Меня благословил сам Раззаков

    Собеседник он крайне неудобный. То и дело перебивает меня, стремительно вскакивает с места, буравит живым цепким взглядом. Пауза наступает лишь в моменты, когда профессор ищет приличный синоним какому–либо «крепкому словцу», которым, говорят, может присолить свой и без того колоритный лексикон. Он сам поразительно похож на не знающий усталости, шумный ткацкий станок, над совершенствованием которого трудится уже более сорока лет.
    Слушаю монолог–поэму о прямозубых колесах, авторегуляторе натяжения гибких нитей, о плюсах и минусах текущего политического момента и понимаю, что попадаю во власть этого чудаковатого профессора с манерами бесшабашного мальчишки — одного из тех, «кто способен взять теорию и приделать к ней колеса», как удивительно точно сказал о сути инженерной профессии Леонардо Луис Левинсон, профессии, в любви к которой считают своим долгом объяснится президенты, премьер–министры и другие большие люди. Правда, потом она, эта инженерная профессия, словно мать–одиночка, остается одна со своей несерьезной зарплатой, невостребованностью ума–таланта, изобретениями, запечатленными лишь в чертежах и формулах.
    Что позволяет человеку, переступившему порог 70–летия, сохранить юношескую одержимость? Вот уже сорок лет он «загружает» студентов Кыргызского государственного технического университета знаниями по основам конструирования различных машин, приобщает их к науке властвовать над техникой, учит их на собственном опыте преодолевать мытарства реальной жизни (бесхлебное детдомовское детство, ночные студенческое вахты на разгрузке вагонов, неустроенность быта молодого инженера). Что заставляет его, вопреки неписаным законам, находиться в состоянии непримиримой борьбы со всякого рода псевдоученостью?
    Кенешбек Джаманкулович Джаманкулов — уроженец села Алмалы Кантского района, доктор технических наук, видный специалист, ученый в области конструирования текстильных машин, известный изобретатель Кыргызстана и бывшего Советского Союза. На его счету 114 научных работ, опубликованных в центральных изданиях, 40 авторских свидетельств СССР. Научные разработки по проектированию намоточных систем текстильных машин, основанные на принципах изобретений и патентов Джаманкулова, широко внедрены в текстильной промышленности нашей республики и Российской Федерации: Кыргызском камвольно–суконном комбинате, АО «Жылдыз», фирме «Павлово–Посадские шали» Московской области, Костромском льнокомбинате и др. Экономический эффект, полученный в 1994 году фирмой «Павлово–посадские шали», составил около 9,5 млн. рублей. Внедренное новшество (нет аналогов в мировой практике) в ткацком производстве АО «Жылдыз» позволило снизить отходы до нуля и сэкономить за год 4 тонны хлопчатобумажной пряжи. Эффект внедрения только на одной мотальной машине — 160 тыс. сомов в год.

    —Если бы вы были американским или немецким изобретателем, то миллионером бы стали точно. Насколько я знаю, у нас государство не особенно баловало своих изобретателей.
    — Откровенно говоря, пробивать новшество трудно во все времена. Но я человек упертый, из тех, кто “если не в дверь, то через окно”. За павлово–посадское внедрение мне выдали полмиллиона рублей. Это когда билет до Москвы стоил 700 рублей. За “Жылдыз” тоже не обидели — 120 тыс. сомов.
    Конечно, это относительно небольшие суммы, но я был и остаюсь независимым от денег, хотя достаются они очень нелегко. Как всякий творческий человек, радуюсь, что мои идеи востребованны, приносят пользу народу, стране. Внедренный в свое время двухслойный перфорированный патрон в намоточных системах мотальных машин был удостоен премии Кыргызской Республики по качеству продукции, а в 1999 году стал победителем республиканского конкурса “Ярмарка идей”.
    — Вы верите, что новой власти удастся наладить промышленное производство, изменить свое отношение к инженерной профессии?
    — Манипулировать доверием людей ради утверждения личных амбиций сегодня, после такой громкой на весь мир революции, — значит быть последним циником. Если через два года у нас не заработают заводы и фабрики, я лично заявлю президенту: “Зачем зря обещали?”. Но Бакиев сам инженер–производственник. Как говорится, порох нюхал. Значит, понимает: теория без практики — мертворожденный ребенок. Да и зачем ему повторять чужие эксперименты? При президенте или правительстве обязательно должен функционировать совет (не один придворный советник, как это было раньше) из авторитетных инженеров–практиков и истинных ученых, искренне заинтересованных в развитии производственной сферы, качественного инженерного образования.
    — Если бы президент или премьер–министр спросили у вас совета, что бы вы посоветовали в первую очередь?
    — Что я могу посоветовать людям, взявшим на себя смелость и ответственность управлять страной? Разве лишь помнить давно известное, народное: рыба с головы гниет. Быть примером для подчиненных даже в мелочах. Чаще анализировать свои действия и не делать людям того, чего не пожелали бы себе.
    — Сейчас ставка делается на свежие, неиспорченные кадры, на молодежь.
    — Очень хорошо. Однако нельзя забывать, что сформировалось целое поколение образованных, но бездуховных людей. Люди стали расчетливыми до безобразия. Любовь к Родине, честный труд — для них пустой звук. Так что поиск добросовестных работников сегодня равносилен добыче граммов золота, которая, как известно, требует переработки многих тонн руды. Об этом в газете “МСН” очень хорошо написал мой коллега профессор Марипов. Считаю совершенно правильным принципиальное решение премьер–министра назначать кадры, особенно госслужащих, исключительно на конкурсной основе.
    Руководство страны, новое поколение государственных служащих собственным образом жизни должны доказать, что достойный человек — это честный человек, труженик, а не вор, аферист, вымогатель и трайбалист.
    — Вам легко говорить — вы детдомовец и, как говорится, не обросли родственниками. А как быть тем, у кого за спиной род: братья, сестры, тети, дяди, племянники и т. д., которых надо выводить в люди?
    — Приведу пример. У меня два сына и дочь. Старший, Азамат, — выпускник Ивановской текстильной академии, инженер–механик. Дочь Салтанат имеет два высших образования — переводчик с английского языка и экономист. А сын Азат не захотел учиться ни в техникуме, ни в вузе. Зарабатывает на жизнь укладыванием тротуарных плиток. У него золотые руки. Почему я должен стыдиться того, что мой сын — простой рабочий? Пользуясь своим положением и связями (я ведь и проректором, и деканом был), по примеру многих любящих родителей вполне мог бы “организовать” своему чаду синюю корочку не только о высшем образовании, но и кандидата наук, а потом и какую–нибудь престижную должность... Каждый должен заниматься тем, на что способен, к чему душа лежит.
    Родственные связи, традиции это хорошо. Иное дело, когда амбиции и интересы отдельного рода побеждают общественные, государственные.
    — Вас за глаза называют торпедой.
    — Торпедой? (хохочет) А что, похож! Да, недостает мне аксакальской сдержанности и солидности. Чувствую, имидж мудреца, отстраненного от мирских дел, эдакого всепонимающего и всепредвидящего посредника между тем и этим миром — не мой.
    — Вот почему вы всегда оказываетесь в эпицентре каких–то громких событий, с открытым забралом защищаете одних, воюете с другими. Говорят, даже во время празднования Всемирного дня интеллектуальной собственности, где вас наградили грамотой за успехи в изобретательской деятельности, вы сказали, что в правительстве много бывших двоечников политеха. Представляю реакцию высших должностных лиц, присутствующих в зале.
    — Ничего. Проглотили. Потому что знают: от Джаманкулова сладких комплиментов не дождешься. За редким исключением, особая порода “ученых” вывелась в период дикого рынка. Принцип купли–продажи они нагло внедрили в святая святых — науку и образование. С их легкой руки сегодня можно купить все: от школьного аттестата зрелости до аттестата действительного члена академии наук. Как молчать, если люди, не прикладывая элементарных интеллектуальных усилий, становятся кандидатами и докторами наук? Я знаю так называемых “крупных ученых”, которые так и не научились без шпаргалки назвать темы своих диссертационных работ. Мало того, подобные подделки беспрепятственно проникают в высшие эшелоны власти и уже с высоты своего положения диктуют свои правила научно–образовательному сообществу. Как не бороться с этой заразой?
    — Взятка как вознаграждение — один из главных “стимулов” работы преподавателя вуза. Недавно я читала специальное журналистское расследование о причинах и механизмах взяточничества в крупнейших вузах Санкт–Петербурга и Москвы.
    — Это все издержки дикого рынка. Отдельные вузы превратились в какие–то коммерческие фирмы по сбыту дипломов. Многие студенты–контрактники и их родители, к великому сожалению, считают: коли они платят за обучение, то и корпеть за учебниками им не обязательно. Богатому и “родовитому” неучу всегда найдется престижная должность. Преподавателю тоже недосуг заставлять его напрягаться. Так рождается простейшая формула взаимопонимания, название которой взятка, коррупция. Фактически происходит нравственная деградация академического и образовательного сообщества. Это очень серьезная проблема, связанная с социальным и материальным положением профессорско–преподавательского состава. Правительство не должно забывать, что подготовка инженера, в отличие от гуманитария, требует неизмеримо больших материальных и душевных затрат. В этой связи я невольно вспоминаю, какое внимание уделял инженерному образованию незабвенный Исхак Раззаков.
    — Говорят, вы один из профессоров, “развести” которого невозможно. Как вам удается выживать с такой скромной зарплатой?
    — Представьте себе — удается! К счастью, не я один такой. Знаете, чем отличается пессимист от оптимиста? Первый всегда сравнивает себя с теми, кто живет лучше него, а второй, наоборот, — сравнивает себя с теми, кто живет хуже него. Так вот я — законченный оптимист. А взятки? Я — профессор университета. Для меня выше этого звания нет. Этим все сказано. И потом, я всегда помню о своем происхождении. Мой прадед Мокеш Баатыр — сподвижник Байтика Баатыра.
    — Правда ли, что в свое время вы, будучи студентом Московского лесотехнического института, получили от Раззакова — первого секретаря ЦК Компартии Киргизии — личную помощь и благословение.
    — Это незабываемое. Был 1956 год. В Москве проходил XX съезд КПСС. Из–за страшного мороза мы, студенты, не могли даже разгружать вагоны. Что делать? На свой страх и риск решил найти делегацию из Киргизии. Попадаю в гостиницу “Москва”, прямо к Раззакову. Он накормил безродного и голодного студента–земляка, подробно расспросил об учебе, планах, вспомнил свое сиротское детство, студенческие годы, дал много добрых советов. Особенно запомнилось, как он несколько раз повторял, словно заклинание: “Учись, набирайся знаний. Без хороших инженеров–механиков страну не поднять. Береги честь и достоинство кыргыза”. Прощаясь, Раззаков спросил, сколько мне нужно денег. Я выпалил: “Сколько не жалко”. До сих пор вспоминаю свои слова со стыдом. Он рассмеялся и предложил написать заявление, на нем поставил свою резолюцию: “Председателю постпредства Кирг. ССР в г. Москва тов. Качкееву. Оказать студенту Джаманкулову К. материальную помощь в размере 500 рублей за счет средств правительства Кирг. ССР”. По тем временам это была сумма, равнозначная двойной стипендии, которая помогла мне и моим однокурсникам выжить в один из самых трудных моментов.
    Это уже потом, став более зрелым, я понял, что имел честь познакомиться с выдающейся личностью. Ведь именно Исхак Раззаков в свои 45 лет сумел вытащить нашу страну из послевоенной разрухи. Это по его инициативе были построены все крупные промышленные предприятия, высшие учебные заведения, академия наук, культурные центры, в том числе и мой родной политех — сегодняшний КГТУ. Фактически Раззаков заложил прочный экономический и интеллектуальный потенциал страны. Жаль, что он стал жертвой политических интриг. Дали бы ему поработать еще с десяток лет, может быть, судьба Кыргызстана сложилась гораздо успешнее. К счастью, История расставила все и всех по своим местам. Я тоже решил внести свою скромную лепту. Когда в свое время речь зашла о том, чье имя присвоить нашему университету, мы вместе с моей коллегой профессором Д.Уметалиевой предложили: однозначно — имя Исхака Раззакова.
    С того памятного эпизода прошло почти полвека. Сегодня я намного старше Раззакова. На своем жизненном пути встречал немало интересных людей, но личности, в которой так органично сочетались бы широта государственного мышления, высокий интеллект, патриотизм, человеческая порядочность и простота, я не видел. Думаю, раззаковский период был эпохой наивысшего экономического и духовного расцвета Кыргызстана. Очень хотелось бы, чтобы политический, профессиональный и человеческий опыт этого выдающегося деятеля, истинного сына кыргызского народа повторился в современных руководителях. А что? Может быть, нам с вами и повезет стать свидетелями нового возрождения?
    Галина Ким.
    Фото из архива К. Джаманкулова.

    


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/11393/


Распечатать: Кенешбек Джаманкулов: Меня благословил сам Раззаков РаспечататьОставить комментарий: Кенешбек Джаманкулов: Меня благословил сам Раззаков Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Кенешбек Джаманкулов: Меня благословил сам Раззаков Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.3273

EUR 80.7871

RUB   1.0166

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007