Распечатать: Железному Феликсу со всеми тепло РаспечататьОставить комментарий: Железному Феликсу со всеми тепло Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Железному Феликсу со всеми тепло Посмотреть комментарии

26 апреля 2005

ПЕРВАЯ ПОЛОСА

Железному Феликсу со всеми тепло

    Вчера Феликс Кулов провел в отеле «Хаятт» пресс–конференцию и объявил журналистам Кыргызстана и представителям зарубежных СМИ о своих дальнейших планах.
    — Я обещал, что сообщу о своем решении выдвигаться или не выдвигаться в президенты. Решение принято. В последнее время было много личных обращений ко мне, обращались делегации из южных и северных областей с требованием о том, чтобы я выдвинул свою кандидатуру в президенты. Я неоднократно объяснял, что это сложный вопрос, требующий анализа и осмысления. После анализа ситуации я пришел к твердому убеждению, что обязан выдвинуть свою кандидатуру. Это связано с необходимостью стабилизировать обстановку в стране, обеспечить межнациональное согласие, не допустить разделения страны на север и юг и оттока русскоязычного населения.
    После 24 марта я по телевидению обратился к населению и сказал, чтобы оно поддерживало Бакиева. Люди уговаривали меня выдвигаться, выдвигали такие доводы: если будет представлен только один кандидат с юга и не будет равнозначной кандидатуры северянина (а мы с Бакиевым две фигуры, более известные, чем другие), то какой–то другой кандидат от севера будет играть на том, чтобы попытаться использовать южан, что приведет к расколу.
    Я обратился к Курманбеку Салиевичу с таким вариантом: мы оба выходим кандидатами в президенты. Тот, кто займет первое место, будет президентом, кто второе — премьер–министром. В любом случае мы уже не можем друг друга ругать. Он дал согласие. Через полторы недели он сказал, что это неудачный вариант. Он выдвинул предложение: он выдвигается президентом и объявляет, что я стану у него премьер–министром. Я сказал, что должен подумать, что я не отказываюсь от этого предложения. Через 5 дней я ему сказал, что меня пока не интересует вопрос о кандидатстве в президенты, меня вообще не интересует вопрос о выборах как таковых и о моем участии. Речь идет о другом, более важном вопросе — это вопрос о сохранении страны, о том, чтобы стабилизировать ситуацию, успокоить население, не допустить разгула преступности, нагнетания напряженности и оттока русскоязычного населения. Вот главные задачи, которые перед нами стоят, и на этом фоне все другие вопросы просто меркнут. Я предложил в данной ситуации создать Комитет национального спасения. Нынешнее правительство в существующем виде, к сожалению, не может решать те задачи, которые перед ним стоят. Те кадры, о которых много говорят, не способны стабилизировать обстановку. Комитет национального спасения психологически заставит людей подтянуться.
    Самозахватчики говорят: власть вам, правительству, а землю нам. Правительство не имеет авторитета, нужен наднациональный, надправительственный орган, который будет решать задачи, не применяя силу. Никакие газеты не должны закрываться, телевидение должно работать так, как работало раньше, никаких ущемлений демократии, никаких запретов митингов и собраний. Единственное, на что будет сделан акцент в работе Комитета национального спасения — стабилизация обстановки, прекращение вакханалии во властных структурах, когда три акима, два губернатора. 150 человек пришли, сменили власть. Сто человек пришли — снова власть поменяли. Невозможно ни жить, ни работать. Ему в принципе понравилось, он обещал подумать. Я сказал, что ни на что не претендую в Комитете национального спасения. Я ему объяснил, как можно навести порядок, не применяя силы, на основе Конституции, не выходя за рамки закона, никого не арестовывая, не проводя никакие облавы. Я сказал, что не претендую ни на какую должность, готов помочь. Если в течение полутора месяцев будет наведен порядок, то он стопроцентно становится президентом.
    Главная задача — сохранить народ, сохранить страну, стабильность, вернуть людям уверенность. На этом мы расстались.
    Прошло время. Позавчера я к нему зашел и поднял этот вопрос. Он сказал, что у него свое видение решения проблемы. Мы очень тепло поговорили. Я сказал, что буду выдвигаться в президенты. Если я займу первое место, я предлагаю ему пост премьер–министра. Если Бакиев занимает первое место, то я ни на что не претендую. Моя задача — сохранить стабильность, и я сделаю все для того, чтобы этого добиться.
    — Феликс Шаршенбаевич, при таком раскладе, если Бакиев займет первое место, вы ни на что не претендуете...
    — Нет, ни на что не претендую.
    — Но согласиться на то, что он идет в президенты, а вы становитесь премьером, вы категорически не хотите?
    — Я объясняю, почему. Я разговаривал со многими политиками. Расклад, при котором он заранее уже объявляет, что, когда станет президентом, предложит мне этот пост, чем этот вариант не то чтобы меня не устраивает… Вопрос не во мне. Когда я предлагал создать Комитет национального спасения, я как раз хотел достичь той цели, о которой я вам говорил: наведение правопорядка и обеспечение соблюдения Конституции. Если я выходил бы на уровень, когда мы вдвоем бы шли в тандеме — он президент, а я как будущий премьер, то другая сторона, я подчеркиваю, — и мне об этом было прямо заявлено — что многие кандидаты постараются прежде всего… естественно, будет критика в мой адрес… начнут работать на регионализм, создавать какие–то тандемы, и это тоже может, так скажем, возбудить нездоровые настроения в нашей стране. Поэтому мы посчитали — те люди, с кем я общался, аналитики — этот вариант не совсем удачным.
    — Предусматривает ли ваша программа защиту интересов русскоязычного населения?
    — У меня предусмотрена защита всего населения, в том числе и русскоязычного. Без них Кыргызстан не сможет достичь процветания.
    — Вы говорите о вакханалии в регионах. Насколько при этом возможно проведение чистых выборов?
    — Ситуация простая. Надо уметь не бояться принимать ответственные решения, надо применять силу, закон.
    — В 2000 году была создана языковая комиссия, чтобы не дать вам возможности стать президентом…
    — По Конституции президент должен владеть государственным языком. Комиссия есть, экзамен я сдам. Проблема в другом. Я считаю, что материнский язык должен развиваться и я сделаю все для этого. Половину срока я сидел в одиночной камере, не было радио, телевидения — только газеты. Когда я сидел в колонии, проблема была в том, как вы понимаете, что общение было не совсем широкое. Потому что у молодежи, которая там была, свои интересы. Я помогал составлять на русском языке различные документы. А общались только на бытовом уровне. Я слушал радио, читал газеты. Остро стоит вопрос языковой практики, но думаю, что за определенное время я смогу наверстать. Способности к языкам у меня есть, так что проблемы это не составляет.
    — У вас есть данные о провокаторах, о захватчиках земель? Говорили, что это южане. Но это люди не с юга — был такой план. Вы можете огласить имена?
    — Я буду принимать меры, чтобы самозахват остановить. Определенные меры уже принимаются. Я объясняю неправильность позиции.
    Возбуждать на непроверенных фактах нельзя, а проверить их — пока у меня такой возможности нет — и оглашать я не могу. Я пытаюсь нейтрализовать…
    — Вы не боитесь отделения юга?
    — Мы говорили с Бакиевым, такой опасности нет.
    — Кондолиза Райс заявила в Литве, что собирается расширять НАТО на восток, в том числе в Грузию и Киргизию, и что после этого народы этих стран вздохнут свободно. Как вы к этому относитесь?
    — Существует программа “Партнерство во имя мира”. Ее поддерживают все страны СНГ. Ничего плохого не будет, если мы будем мирным путем пытаться укреплять контакты с коллективными организациями.
    Ничего страшного не вижу в содружестве с НАТО.
    — Кто ваш электорат, на кого вы опираетесь?
    — Я буду исходить из интересов всего народа. Южане сыграли решающую роль в том, что произошла наша революция, если так ее можно назвать. Южане показали свою политическую активность. Предвестниками были карабууринцы, которые поднялись, потом были события в Аксы. Народ созрел, чтобы сказать “нет” прежнему режиму.
    — Вы думаете, что возможны народные волнения, гражданская война?
    — Не гражданская война, а противостояние. Кыргызы всегда в таких ситуациях проявляли мудрость. Задача в том, чтобы не допустить противостояния.
    — В народе бытует мнение о том, что вы — профессиональный мент, силовик. И это будет использовано против вас в предвыборной борьбе. Какие контрмеры вы предпримете, чтобы доказать, что вы не только силовик, но и политик с большой буквы?
    — Я работал мэром, губернатором, был вице–президентом. Я занимался экономикой, народным хозяйством. У меня два высших образования — юридическое и организация управления. Я думаю, что могу достаточно трезво оценивать ситуацию.
    — Допускаете ли вы, что у Бакиева возникнет соблазн использовать на выборах административный ресурс?
    — Административный ресурс, безусловно, будет использован, может быть, не в таких, скажем, карикатурных масшабах. Но влияние оказываться будет.
    Вопрос по “Химсинтезу” (неразборчиво).
    — Что касается уголовного дела по “Химсинтезу”, и так далее. 10 лет прошло. Дело Генпрокуратура прекратила. Есть решение Конституционного суда. Генпрокурор сказал Акаеву, что я действовал в рамках закона, поэтому Акаев предложил мне пост министра национальной безопасности. Когда меня стали привлекать, я задал вопрос следователю — он ли вел дело по “Химсинтезу”. Он ответил, что он. Я, министр нацбезопасности, ни разу не видел дела — а в нем 18 томов, они лежат в архиве. Я не стал их смотреть. Сейчас, если поднимается вопрос, пусть дело будет передано в суд. Меня обвиняли в продаже военной техники. Я требовал, чтобы был суд. Когда стали проверять, то разобрались. В противном случае, добавили бы мне наказание.
    — Омбудсмен Турсунбай Бакир уулу сказал, что есть кандидаты, которые могут захватить власть силой…
    — Я категорически отрицаю такую возможность. Если такое будет, я предприму меры. Нельзя забывать, что мы живем не в изоляции. Если власть попытаются захватить силой, народ их сметет.
    — В вопросе с “Химсинтезом” политическая подоплека?
    — Это делается, чтобы меня скомпрометировать перед населением.
    — Что вы думаете о необходимости конституционной реформы?
    — Реформа должна произойти, за нее выступает очень много людей, этого требует общество. Даже у Бакиева есть такое желание. Каждый кандидат в президенты должен записать это в своей программе. Нельзя такую большую власть отдавать в руки одного человека. Моя цель — через 5 лет перейти к парламентской республике. Если я стану президентом, то на второй срок не пойду, буду вносить в Конституцию парламентскую республику. Я буду в первую очередь принимать закон о подготовке оппозиции. Без оппозиции невозможно нормальное развитие нашей страны. Я уверен, что мы сможем построить правовое государство.
    — Многие расценивают убийство Усена Кудайбергенова как предупреждение вам…
    — Есть люди, которые не боятся. Я благодарен им.
    — Вчера по радио “Азаттык” Акаев сказал, что он сожалеет о том, что Кулов был в колонии. (Смех в зале.) Появилось впечатление, что сейчас вы играете в тандеме с Акаевым…
    — Я как к человеку, к личности Аскара Акаева не испытываю чувства ненависти, злобы, мести. Это глубоко несчастный человек. Я никому не желаю такой судьбы — человеческой и политической. Я никому не желаю так постыдно покинуть свою страну. Я боролся с тем режимом, который создал президент Акаев. Я не допущу повторения такого. Не потому, что я ангел с крылышками, как меня пытается представить Рина Приживойт. Потому что это мое убеждение. Если я кому–то буду мстить, то потом новая волна руководителей придет и будет мстить мне. Я не хочу, чтобы мне мстили. Я хочу, чтобы мои дети ходили спокойно. Сейчас говорят, что Акаев будет меня поддерживать. Может быть, работает какой–то штаб, распространяет такую клевету.
    Вопрос по поводу русского населения (неразборчиво).
    — Под русским населением я понимал людей другой национальности. Моя задача, чтобы и узбеки, и люди славянской национальности активно участвовали в общественной жизни. Я неоднократно заявлял, что мне не нравится позиция — подчеркиваю — не нравится позиция русскоязычного населения, не нравится мне позиция и узбеков. Они не чувствуют себя людьми — активными гражданами нашей страны, они как бы люди второго сорта, они пытаются уходить из политики. Это неправильно. Их голос должен звучать, помогать нам, политикам, вырабатывать правильное решение. Они сказали, что с радостью отсюда уедут. Я думаю, что это неправильно. Мы должны вместе создавать новую страну. Я был бы очень благодарен, если бы эта общественная позиция пробудилась у всех граждан нашей страны, людей всех национальностей.
    — Феликс Шаршенбаевич, и в интервью мне, и сегодня вы говорили о том, что нет никаких связей с Семьей, никаких контактов, никаких тандемов. Но тем не менее у меня есть информация о том, что вы дали полную гарантию — пока вы в Бишкеке, Бермет Акаевой ничего не грозит, она может приезжать и садиться в парламент. Буквально на следующий день после вашего интервью, когда вы все отрицали, она пришла и села в парламент. То есть вы ведете себя так, что даете гарантии на будущее: Акаевы вернутся и будут тут кататься как сыр в масле.
    — Давайте исходить из реальности. Домыслы о том, что я могу гарантировать кому–то что–то, не имея никакой должности, по крайней мере, это абсурд. Вы сами понимаете, что той же Бермет Акаевой недостаточно моих гарантий, даже если бы я их дал. Мои гарантии недостаточны. Если убивают человека, который помогал мне создавать народное ополчение, никаких гарантий существовать не может. Даже для моих детей. Я даже не хочу, чтобы пока моя семья сюда приезжала. Другое дело — политические гарантии, гарантии, прописанные в законе. Я о них говорил неоднократно. Президент и его семья обладают какими–то правами. В соответствии с этим, когда я был руководителем силовых структур, я заявлял, что гарантии будут предоставлены в рамках закона.
    У меня состоялся телефонный разговор с Акаевым, он поздравил меня с оправданием. (Дружный смех в зале.) Мы с ним поговорили достаточно тепло. Я как бы упредил его извинения, сказал, что о прошлом говорить не будем, главное — это стабилизация обстановки в стране. Я высказал ряд пожеланий Аскару Акаевичу — прежде всего, чтобы его имя не использовали люди, которые хотят дестабилизировать обстановку.
    Рина Приживойт.
    Фото Владимира Пирогова.

    


Адрес материала: //www.msn.kg/ru/news/10068/


Распечатать: Железному Феликсу со всеми тепло РаспечататьОставить комментарий: Железному Феликсу со всеми тепло Оставить комментарий

Посмотреть комментарии: Железному Феликсу со всеми тепло Посмотреть комментарии

Оставить комментарий

* Ваше имя:

Ваш e-mail:

* Сообщение:

* - Обязательное поле

Наши контакты:

E-mail: city@msn.kg

USD 69.4042

EUR 81.1127

RUB   1.0244

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

MSN.KG Все права защищены • При размещении статей прямая ссылка на сайт обязательна 

Engineered by Tsymbalov • Powered by WebCore Engine 4.2ToT Technologies • 2007